* МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА    Мы в facebook,
присоединяйся!      Сайт 
газеты

Национальные колонии Донбасса

В этой теме обсуждаются вопросы, связанные с краеведеньем в пределах Донецкой области и не только.

Модераторы: slc, Краевед

Аватара пользователя
Cancer
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 2150
Зарегистрирован:
Пн дек 27, 2010 04:22

Re: Национальные колонии Донбасса

Сообщение Cancer » Чт мар 24, 2011 02:16

Да скорей всего в одной из этих
БАРБАРАФЕЛЬД/BARBARAFELD (Варваровка; также Бык), в сов. период – Сталинская/Донецкая обл., Краматорский/Сергеевский/Андреевский р-н. Кат. село. В 25 км к юго-зап. от ж.-д. ст. Краматорская. Кат. приход Харьков. Жит.: 276/267 нем. (1926).

ГРОСС/GROSS, в сов. период – Сталинская обл., Краматорский р-н. Нем. хутор. К сев. от Сталино. Жит.: 40/40 нем. (1926).

ГУБЕНФЕЛЬД/HUBENFELD (Высокое Поле; также Фидлерово), до 1917 – Екатеринославская губ., Бахмутский у.; в сов. период – Сталинская/Донецкая обл., Александровский/Краматорский р-н. Лют. Село на собств. земле. В 30 км к зап. от ж.-д. ст. Краматорская. Лют. приход Людвигсталь-Шидлово. Жит.: 90 (1904), 210/178 нем. (1926).

МАРИЕНФЕЛЬД/MARIENFELD, в сов. период – Сталинская/Донецкая обл.,
Краматорский/Сергеевский р-н. Нем. село. К юго-зап. от ж.-д. ст. Краматорская. Жит.: 192/192 нем. (1926).

ПУГАЧЕВО (Миллер/Muller; также Милерово), в сов. период – Сталинская обл.,
Краматорский/Сергеевский/Андреевский р-н. Нем.-укр. хутор. К юго-зап. от ж.-д. ст. Краматорская. Жит.: 85/40 нем. (1926).

САМОЙЛОВКА (Царево-Терновка), до 1917 – Харьковская губ., Изюмский у.; в сов. период – Сталинская/Донецкая обл., Александровский/Краматорский р-н. Менн. село, осн. в 1888. К юго-зап. от ж.-д. ст. Краматорская. Основатели из молочанских колоний. Менн. община. Жит.: 170/118 нем. (1926).

Аватара пользователя
Краевед
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 8090
Зарегистрирован:
Пн июл 30, 2007 19:32

Re: Национальные колонии Донбасса

Сообщение Краевед » Чт мар 24, 2011 08:35

Великолепная информация. Источник уточните?
Ищу видовые открытки до 1917 года.

Аватара пользователя
Cancer
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 2150
Зарегистрирован:
Пн дек 27, 2010 04:22

Re: Национальные колонии Донбасса

Сообщение Cancer » Чт мар 24, 2011 12:19

Источник всё тот же Немцы России населенные пункты и места поселений я на первой странице этой темы выкладывал на него ссылку. Есть ещё вот такой справочник http://wolgadeutsche.net/diesendorf/Verzeichnis_vor_1917.pdf , но он не такой подробный в нем только привязка названия к местности и всё. Хотя в принципе они дополняют друг друга, например наш Hoffnungstal встречается только во втором справочнике.
Последний раз редактировалось Cancer Вт сен 13, 2011 16:38, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Краевед
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 8090
Зарегистрирован:
Пн июл 30, 2007 19:32

Re: Национальные колонии Донбасса

Сообщение Краевед » Чт мар 24, 2011 15:17

Благодарю.
Ищу видовые открытки до 1917 года.

slc
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 19648
Зарегистрирован:
Пн янв 19, 2009 12:05
Откуда: Краматорск

Re: Национальные колонии Донбасса

Сообщение slc » Чт июн 09, 2011 11:07

Сайт "Азовские греки"
http://azovgreeks.com
Размещенные мною на форуме материалы не преследуют целей пропаганды тоталитарных режимов, а используются исключительно лишь для реконструкции исторических событий, проведения научных исследований либо являются объектами антикварной торговли.

slc
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 19648
Зарегистрирован:
Пн янв 19, 2009 12:05
Откуда: Краматорск

Re: Национальные колонии Донбасса

Сообщение slc » Вт июн 21, 2011 10:02

Былины Старой Каракубы

В течение многих лет энтузиаст музейного дела из села Раздольное Старобешевского района Донецкой области Надежда Заходенко бережно собирает экспонаты, классифицирует их, изучает, описывает и просто лелеет каждую находку.

Иные берега

СЕЛО Раздольное основали крымские греки. История гласит, что в июне 1778 года в Бахчисарае православные Крыма во главе со святителем Игнатием обратились к императрице Екатерине II с просьбой разрешить им переселиться из Крыма в христианское государство. Из Крыма тогда вышло более 17 тысяч греков. Получив разрешение, одни из них основали на берегу Азовского моря город Мариуполь. Иные стали подниматься по реке Кальмиус вверх по течению в поисках лучших мест. В их числе были и семьи, основавшие Раздольное. Река петляла по степи. Но вот показались высокие холмы Донецкой гряды, перед которой изумрудом зеленели необъятные заливные луга с богатым черноземом.

Высокая гряда напоминала грекам родные горы, причем так же, как в Крыму, она высилась с северной стороны. Уже одно это обещало земледельцам в будущем хорошие урожаи за счет сдерживания холодных ветров. Река здесь была заметно шире, так как в Кальмиус впадала полноводная Мокрая Волноваха.

Новоселы поделили между семьями землю, соорудив по межам невысокие стены из местного камня (такая традиция существует и поныне). Вначале греки назвали свое поселение Аргин. Но в сохранившихся официальных бумагах фигурирует тюркское название — Большая Каракуба, что означает “черная пещера”.

...Среди экспонатов мое внимание привлекла большая медная труба.

— Греки очень любят музыку, — пояснила Надежда Георгиевна. — В Крыму у них был свой оркестр, создали его и в Каракубе, руководил им энтузиаст Иван Харабадот. В годы Первой мировой войны он служил в военном оркестре в Севастополе и даже написал военный марш. А после гражданской войны Иван Харлампиевич вновь организовал в селе оркестр, который ездил с концертами по всей округе. Следующий коллектив создал Петр Джарты незадолго до Великой Отечественной войны.

Старики вспоминают, что за день до начала войны здесь прошел такой дождь, что реки Кальмиус и Мокрая Волноваха вышли из берегов, и село оказалось отрезанным от внешнего мира. Словно сама природа хотела защитить людей от той войны. Много селян полегло на полях Великой Отечественной. Из музыкантов оркестра пришли домой единицы.

Знаменитые земляки

Отдельные стенды рассказывают о земляках, которыми гордится село. Например, Давид Писитько обладал удивительным лирическим тенором, но шел к своему признанию певца долгим и тернистым путем. Он родился в 1862 году. В детстве остался сиротой и зарабатывал на кусок хлеба зазывалой в лавке, пел в церковном хоре. Затем обучался пению у таганрогского регента Анастасьева. Судьба преподнесла ему щедрый подарок — он попал в капеллу Дмитрия Александровича Агренева-Славянского, который популяризировал славянские народные песни не только в самой России, но и за рубежом. По совету руководителя капеллы Давид отправился в Петербург поступать в консерваторию. Но тамошние профессора заявили, что он не создан для большой сцены.

Давид, не зная куда деться, пошел на берег Невы и стал петь народные песни. Вскоре вокруг собралась толпа. Сотни слушателей, очарованные пением, не хотели отпускать молодого человека. Тогда же его услышал деятель искусств Гончаров и устроил на курсы оперного пения. Давид брал уроки у известной русской оперной певицы Дарьи Михайловны Леоновой, позднее — у профессора петербургской консерватории О.Сеффери, выдающегося преподавателя вокала, разработавшего собственную методику постановки голоса. Этой методикой до сих пор пользуются оперные певцы. Позднее он учился за границей. На оперной сцене Давид дебютировал в 33-летнем возрасте. Любимому делу он отдал 40 лет жизни. Его сценический псевдоним — Давид Христофорович Южин.

Немало интересного может рассказать руководитель музея и об Иване Джухе, авторе книг “Одиссея мариупольских греков”, “Греческие операции”, “Спецэшелон идет на восток”, и о легендарном земляке, выдающемся греческом поэте Георгии Костоправе.

Энтузиасты

Надежда Георгиевна собирает материал по крупицам, сотрудничает с Донецким художественным фондом. А началось все в 1974 году. Тогда Заходенко преподавала историю и другие гуманитарные предметы в том самом аграрном лицее, где располагается музей. Зачатки его к тому времени уже были, но для полноценного бытия не хватало человека, влюбленного в историю своей малой родины.

И Надежда Георгиевна взялась за создание музея.

Немало помогает ей этнограф и знаток фольклора Римма Харабадот, уроженка Раздольного, которая ныне проживает во Львове. Она много раз приезжала в родное село с экспедицией, еще в 50-х годах нашла здесь чудом сохранившуюся уникальную рукопись, датируемую специалистами концом XVII — началом XVIII века, на основании которой затем издала книгу “Греческие молитвы, заговоры, заклинания с Большой Каракубы”. В ее активе также “Румейско-русско-новогреческий словарь” и “Греческие сказки села Большая Каракуба”.

— Не могу не вспомнить добрым словом и Екатерину Левтенко, преподавателя греческого языка, заслуженного учителя Украины, — говорит Заходенко.

Но душой музея, беусловно, является сама Надежда Георгиевна, которая уже много лет без какого-либо материального стимула пополняет фонды музея, ведет переписку с бывшими односельчанами и их потомками. Причем на марки и конверты она тратит собственную пенсию. И только в этом году ей установили чисто символическую зарплату — 400 гривен.

Наталья АРТЕМОВА.
"Рабочая газета", № 90 от 21 мая 2008 г.
http://rg.kiev.ua/page5/article10048/
Размещенные мною на форуме материалы не преследуют целей пропаганды тоталитарных режимов, а используются исключительно лишь для реконструкции исторических событий, проведения научных исследований либо являются объектами антикварной торговли.

Аватара пользователя
Краевед
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 8090
Зарегистрирован:
Пн июл 30, 2007 19:32

Re: Национальные колонии Донбасса

Сообщение Краевед » Пт июл 08, 2011 14:38

Немецкие колонисты в Донбассе
http://www.nbuv.gov.ua/portal/Soc_Gum/N ... demura.htm
Ищу видовые открытки до 1917 года.

slc
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 19648
Зарегистрирован:
Пн янв 19, 2009 12:05
Откуда: Краматорск

Re: Национальные колонии Донбасса

Сообщение slc » Ср сен 14, 2011 12:01

Выстрел у «Лядского сада». Версия

Утром 10 октября 1920 года жители Казани и, в первую очередь, ответственные работники были взбудоражены сообщением о покушении на Саид-Галиева. Как бывает в таких ситуациях, происшествие обрастало слухами и самыми фантастическими предположениями и версиями. На квартирах руководящих работников проводились совещания и обмен мнениями по поводу случившегося.
Что же произошло? По версии самого Саид-Галиева, вечером 9 октября ему позвонили по телефону на квартиру и сообщили, что он вызывается на внеочередное и срочное заседание в СHK. В Совнаркоме его ждал «сюрприз»: никто из дежурных о заседании не знал. Приняв все это за неуместную шутку, Саид-Галиев, побыв немного в своем кабинете, направился домой. Было уже темно, около 10 часов вечера. Подходя к Лядскому саду, метрах в ста от квартиры он услышал сзади шаги, но не успел повернуться и, почувствовав толчок в плечо, услышал слабый звук выстрела... Ранение оказалось легким. До перевязки он успел позвонить из дома в ЧК, секретарю обкома Таняеву и вызвать известного врача А. Клячкина. Тот не нашел в ранении ничего угрожающего и успокоил премьера.
На следующий день в городе начались аресты. Хотя первоначальная версия гласила, что покушение организовали белогвардейские агенты, арестованы были... ответственные работники — коммунисты Енбаев, Фирдевс, Ганеев, Бикчентаев, Мамин, считавшиеся «правыми» и сторонниками Султан-Галиева. (Последний входил в число двух кандидатов на пост премьера Татарии. Однако предпочтение было отдано Саид-Галиеву как более послушному и менее авторитетному работнику, не претендовавшему на самостоятельность. Политическая позиция Саид-Галиева на посту Председателя СНК Татарии определялась беспрекословным повиновением центру и партийным органам). Задержали также видных татарских интеллигентов — врача, известного общественного деятеля Хадичу Ямашеву-Бадамшину, крупного издателя Насыха Мухтарова и артиста Мухтара Мутина. Всего по этому делу арестовали около 30 человек.
В официальном сообщении «Покушение на жизнь т. Саид-Галиева», опубликованном в местной печати 12 октября, и в принятом в тот же день постановлении Казгорсовета была повторена версия о причастности к «выстрелу у Лядского сада» контрреволюционного подполья. В большой статье с портретом Председателя СНК, подписанной Таняевым и озаглавленной «Контрреволюция не дремлет», говорилось о стремлении врагов вывести из строя руководителей республики. Были получены соболезнования и «приветствия» по этому поводу от татаро-башкирского бюро Сибири. Заведующий Центральной татсекцией Донбасса Булушев в телеграмме назвал, Саид-Галиева вождем всех татар.
...


http://www.archive.gov.tatarstan.ru/magazine/go/anonymous/main/?path=mg:/numbers/1995_may/05/1/

Что такое "Центральная татсекция Донбасса"?
Размещенные мною на форуме материалы не преследуют целей пропаганды тоталитарных режимов, а используются исключительно лишь для реконструкции исторических событий, проведения научных исследований либо являются объектами антикварной торговли.

Аватара пользователя
Cancer
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 2150
Зарегистрирован:
Пн дек 27, 2010 04:22

Re: Национальные колонии Донбасса

Сообщение Cancer » Ср янв 25, 2012 02:43

Историческое краеведение
Чешская эмиграция на юг Украины: вторая половина XIX – начало ХХ века


С. А. Волкова, ассистент кафедры истории Украины и вспомогательных исторических дисциплин Таврического национального университета им. В. И. Вернадского

Колонизация южных земель иностранными переселенцами во второй половине XIX века стала следствием значительных изменений в социально-экономической и политической жизни Российской империи. Отмена крепостного права и буржуазные реформы 60-х годов XIX века постепенно содействовали заселению южных окраин Российской империи [1]. В Крыму первые чешские колонисты появились в 1861 году.

Важнейшей причиной, повлиявшей на изменение этнической карты Таврической губернии, стала вторая массовая эмиграция крымских татар и ногайцев в Турцию во второй половине XIX века [2–6]. В истории Крыма с 1783 по 1920 год выделяется три наиболее крупных волны переселения крымских татар. Первая относится ко времени присоединения Крыма к России и включает также 90-е годы XVIII века. Вторая проходила в 60-е годы XIX века. Она была самой массовой [7–9].

Относительно количества выехавших из Крыма крымскотатарских жителей и площадей оставленных ими земель в отечественной историографии существуют различные мнения. Так, симферопольский архивист Б. М. Вольфсон на основании данных Центрального статистического комитета Крымской АССР отмечал, что в 60-е годы XIX века полуостров покинуло 23 483 семьи — 76 294 мужчины и 61 159 женщин, всего 137 453 человека. При этом следует учитывать, что значительное количество крымских татар уезжало без паспортов. В 1862 году в Таврической губернии оказалось 1 098 531 десятина свободных земель. Главными центрами эмиграции стали степные районы Таврической губернии. Оттуда уехало больше половины проживавших там ранее крымских татар. Так, например, в Перекопе из числившихся в ноябре 1860 года 1305 человек после эмиграции осталось всего 262. Деревни Перекопского уезда покинули 2346 человек из проживавших там 2750. Крестьяне выселялись целыми деревнями и волостями [10]. В то время, по данным Р. Куртиева, в 1860 году Крым покинуло 120 455 крымских татар, в 1861-м — 13 355, в 1862-м — 1807 человек. Из Симферопольского уезда выехало 25% населения, из Евпаторийского — 16%, Перекопского — 76%, Ялтинского — 8%, Феодосийского — 33% [11]. По версии историка А. С. Озенбашлы, число крымскотатарских эмигрантов в 1860–1862 годы достигло 192 360 человек [12]. На основании архивных материалов доказано, что массовое переселение ногайцев из России в Турцию в 1860–1861 годах закончилось уходом почти всего ногайского населения — 60 тысяч человек. Ими было оставлено девяносто шесть селений [13]. Наиболее подробные сведения о крымскотатарской эмиграции приводит профессор С. А. Секиринский. Используя статистические данные, он доказал, что из Крыма в 1860 году эмигрировало 181 177 человек.

Одной из главных причин переселения крымских татар и ногайцев в Турцию являлось тяжелое положение татарских крестьян — преобладающих на полуострове. В первой половине XIX века в Крыму началось массовое обезземеливания крестьянства. Землевладельцы пользовались тем обстоятельством, что татарские крестьяне после присоединения Крыма к России и в последующие десятилетия не имели на руках документов, подтверждающих их право на землю. Многие помещики при продаже своей земли не указывали в купчей площади принадлежавшей им земли и тем самым давали основание новому владельцу захватывать соседние участки, принадлежавшие крестьянам. В итоге массового расхищения крестьянских земель многие крымские татары к началу Крымской войны обезземелели и вынуждены были жить на помещичьих землях, отбывая в их пользу различные повинности. Более всего безземельных крестьян проживало в степных уездах — Евпаторийском и Перекопском, причем около 80% — на помещичьих землях.

Кроме крестьянского населения полуостров покинуло 13 444 татарина-мещанина, 9168 татар духовного сословия и 772 дворянина. Причиной стала политика русского царизма в Крыму. Царское правительство предприняло целый ряд мер, следствием которых явилось значительное ухудшение социально-экономического положения крымскотатарского населения. Это и политика дискриминации, и насильственное расселение по уездам и землям помещиков. Тяжелым бременем на плечи местного населения легло решение администрации о возмещении местным населением убытков, понесенных краем в годы Крымской войны [2].

В результате крымскотатарской эмиграции опустела значительная часть селений: в Перекопском уезде — 278, Евпаторийском — 196, Симферопольском — 146, Феодосийском — 67 [14]. Одновременно с крымскотатарской эмиграцией из Таврии шла эмиграция ногайцев из северных уездов губернии [2].

Член Таврической земской управы, корреспондент «Московских ведомостей» Н. В. Щербань, занимавшийся изучением переселения крымских татар в Турцию в середине XIX века, так представил его массовый характер и негативное влияние миграционных процессов на экономику края: «Переселение началось весной 1860 года. Татары еще с зимы решили покинуть Крым, и перестали сеять, перестали наниматься на сроки позже 15 апреля. С этого времени движение ярко обозначилось. Вначале одинокие странники, потом семьи, наконец, деревни и общества потянулись в Турцию. Эмиграция росла не по дням, а по часам. Чем дальше, тем больше терял Крым жителей. {...} Со стороны христианского населения, особенно землевладельцев, послышались опасения насчет будущего края, испытывающего ничем не вознаграждаемую потерю в рабочих. Местная администрация была поражена картиной начинающегося запустения. С апреля по октябрь из Крыма выехали до 100 тыс. душ. В степях натуральные повинности становятся невозможными. Последние полученные нами известия из Крыма (от 6 октября) упоминают о десятитысячном лагере ногайцев, ожидающих своей очереди садиться на суда в Севастополе» [15].

В «Памятной книжке Таврической губернии» [16] важнейшей причиной переселения крымскотатарского и ногайского населения называется отстранение ногайцев от службы. Крымскотатарские и ногайские жители Таврической губернии по ряду причин (отказ от перехода к оседлому земледелию, колонизация южных регионов из соседних губерний) лишались своих земельных наделов. Это, как правило, становилось поводом к их массовому выезду из Крыма и прилежащих северных материковых районов.

Турецкое правительство к весне 1860 года обещало принять до тридцати тысяч эмигрантов. По данным Таврического губернского статистического комитета, в начале 60-х годов XIX века из Крыма и северной Таврии в Турцию выселилось более 181 тысячи крымских татар и ногайцев [16].

Следствием крымскотатарской и ногайской эмиграции в Турцию стали кризисные явления в сельском хозяйстве полуострова, вызванные нехваткой рабочих рук. Развитие сельского хозяйства в оставленных татарами частновладельческих имениях, занимавших около 8% пространства полуострова, стало практически невозможным. В казну перестали поступать налоги — натуральные и денежные выплаты. Было отменено предоставление кредитов. Итак, развитая слабо промышленность, основанная на переработке сельскохозяйственной продукции, совершенно остановилась [10, с.186–197]. Замерли прибыльные для края соляные промыслы [17].

На страницах местной и общероссийской прессы 60-х годов XIX века современники описывали экономический кризис в Таврии и попытки его регулирования путем переселения на полуостров новых жителей. Например, «Таврические губернские ведомости» публиковали: «Большая часть степных хозяев не с каждым годом, а с каждым днем приближается к совершенному разорению. Многие помещики уменьшили свое хозяйство наполовину, другие совсем перестали хозяйничать, не имея средств нанять необходимых рабочих (высокая плата, недостаток самих рабочих, недобросовестные работники). Из 2 миллионов 716 тысяч 947 десятин землевладельцам принадлежат 2 миллиона. Заселение владельческих земель в Таврической губернии предмет первостепенной важности» [18]. «Русский вестник» сообщал о «необходимости заселять северные уезды Крыма, в особенности Перекопский уезд, где свободной земли около 1 млн десятин, из них 400–600 десятин — частновладельческие» [19].

Архивные документы об иностранной колонизации Юга Украины также информируют о причинах вынужденной колонизации региона. Так, в прошениях Таврическому губернатору и Таврическому губернскому правлению от прибывших в Таврическую губернию чешских колонистов имеются сведения о массовой эмиграции местного населения в 60-е годы XIX века и об оставшейся земле: «С выселением татар — много свободной земли, само правительство стремилось скорее заселить свободные земли» [20]; «особенно много земли в Симферопольском и Перекопском уездах» [21]; «с началом 1860 года после переселения татар, наблюдается опустошение нашего края и необходимо заселение новыми поселенцами» [22; 23].

Оставшиеся без рабочих землевладельцы Таврической губернии были взволнованы неизбежным экономическим кризисом в регионе. На заседании Таврического губернского дворянского депутатского собрания в 1860 году принимается решение обратиться за помощью к правительству, которое обеспечило бы законодательную базу будущей колонизации [24; 25]. В начале августа 1860 года на заседании чрезвычайного съезда губернского дворянского депутатского собрания обсуждалось экономическое положение в Таврии. Основными вопросами, вынесенными на собрание, были: экономический кризис в Крыму в связи с переселением крымскотатарского населения и будущая колонизация региона. Очевидец события Н. В. Щербань писал, что более всех в решении данной проблемы заинтересованы крымские землевладельцы, которые по-разному смотрят на эмиграцию. После трехдневных прений депутаты пришли к убеждению, что полуострову требуется новое население, а для заинтересованности его вновь прибывшим необходимо предоставить различные льготы [15].

Исследование экономического положения в Таврической губернии после эмиграции крымскотатарского населения в 1860 году правительство поручило генерал-адъютанту Эдуарду Ивановичу Тотлебену. В специальной «Записке» Э. И. Тотлебен изложил суть проблем, требовавших незамедлительного устранения, — неизбежный экономический кризис и разорение крымских землевладельцев. Отдельным пунктом в документе обозначалась предстоящая колонизация региона. Э. И. Тотлебен предлагал переселить в Крым такое же число нового населения, сколько эмигрировало крымских татар и ногайцев. По его словам, эта мера могла бы спасти полуостров от опустения и предотвратила бы экономический кризис. Генерал-адъютант планировал привлечь на свободные земли сто тысяч сельского населения, предоставляя ему при этом широкий спектр льгот.

Принципиальное значение для колонизации региона, по словам Э. И. Тотлебена, имело переселение сюда иностранцев. Землевладельцы не раз обращались к царю с просьбами предоставить всем поселившимся на владельческих землях льготы вдвое больше тех, что назначались для государственных крестьян. Выражались пожелания о новых льготах для иностранцев в промышленности, а также предложения об исключении для них воинской повинности. Э. И. Тотлебен по этому поводу писал: «Необходимо со стороны правительства содействие помещикам, в представлении новым поселенцам на помещечьх землях значительно большие льготы, чем на казенных землях. Необходимо отстранить не только затруднение, но и облегчить всеми мерами сам переезд иностранцев в Россию и водворение их сопряженных с переселением иностранцев и содействие морских перевозных средств, которыми правительство может располагать» [26].

Не рассчитывая исключительно на европейских колонистов, российское правительство срочно приняло меры по заселению Таврической губернии крестьянами из малоземельных густонаселенных губерний Российской империи [27; 28]. При этом в Земском отделе Министерства внутренних дел Российской империи были изучены основные вопросы, связанные с колонизацией региона: создание нового законодательства, регулирующего переселение, выплата специальных денежных компенсаций для всех эмигрантов. Изучались возможные последствия иностранной эмиграции в экономике, сельском хозяйстве. Внимание уделялось также определению размера пособий, определенных иностранцам [29].

Таким образом, во второй половине XIX века были созданы благоприятные условия для колонизации южных губерний Российской империи. Переселялись на эти земли в большинстве случаев безземельные крестьяне. С 1861 года процесс колонизации южных регионов страны приобрел массовый характер. По данным Я. В. Бойко, в 60-е годы XIX века в Екатеринославской губернии поселилось свыше 25 тыс. человек, в Херсонской — почти 8 тыс., в Таврической — 47 тыс. государственных безземельных или малоземельных крестьян из центральных губерний Российской империи [30; 31].

Переселение в Таврическую губернию происходило как официально (по разрешению властей), так и стихийно. Заселение материковых уездов проходило быстро и наиболее успешно. В 1861 году в северных уездах Таврической губернии насчитывалось 7100 переселенцев. В следующем году сюда же прибыли государственные крестьяне из Киевской, Полтавской, Черниговской, Харьковской и ряда других губерний России — всего 9466 человек, из которых 8889 осели в Днепровском, Бердянском и Мелитопольском уездах, остальные 577 — в Перекопском и Евпаторийском [32]. Принятые царским правительством меры по заселению Таврической губернии крестьянами из малоземельных центральных и южных российских губерний, как отмечали «Санкт-Петербургские ведомости», оказались недостаточными для восстановления экономики края [33]. Журнал «Современник» писал: «Правительство принимает меры к переселению в Крым государственных крестьян, но переселений русских крестьян оказалось совершенно мало» [34].

Современники, изучавшие миграционные процессы 60-х годов XIX века в Таврической губернии, оставили немало свидетельств о результатах иностранной колонизации региона [35; 36]. Так, И. А. Шмаков наиболее важным в дальнейшем развитии края считал иностранную колонизацию: «Близость степей от портовых городов, плодородие совершенно свободных земель — привели к мысли об искусственной колонизации, вызовом переселенцев из России и заграницы; в числе иностранных выходцев, желавших поселиться в Таврической губернии, явились чехи» [39].

Доцент Санкт-Петербургского университета Ю. Янсон, оценивая колонизацию полуострова славянскими народами, отмечал, что «восполнение убыли населения стремились пополнить колонизацией, от нее можно было ожидать только приятных последствий: все рассчитывали на приход здорового, состоятельного и трудолюбивого населения. Движение в Крым пришло из мест самых отдаленных: болгары, белорусы, эсты, чехи» [40]. Данная эмиграция, по словам автора, является наилучшим вариантом для восстановления земледельческой культуры на полуострове.

Интересны отзывы о славянской эмиграции харьковского статистика А. Ф. Риттиха. По его мнению, заселение Таврической губернии необходимо было осуществлять только славянскими народами: поляками и чехами. Среди чехов, как утверждал А. Ф. Риттих, много ремесленников, необходимых краю, — кузнецов, слесарей, столяров и токарей, «кроме того, эти народы принесут огромную пользу, т[ак] к[ак] они хорошие земледельцы» [41].

Среди приглашаемых царским правительством чехов-эмигрантов были преимущественно земледельцы и ремесленники, что, по расчетам правительственных кругов, должно было благоприятно отразиться на экономике южных регионов [42]. По мнению А. Гильфердинга, «чех, моравец, словак — через месяц заговорит по-русски, и, таким образом, проблема языкового барьера будет с легкостью устранена. Чехи обладали хорошими знаниями сельского хозяйства, что также было необходимо для восстановления и дальнейшего развития экономики и сельского хозяйства Крымского полуострова» [43]. Кроме того, чехи являлись образованным народом и отличались трудолюбием, честностью, рациональным ведением хозяйства [44; 45].

Преимущества эмиграции чехов в Таврическую губернию подробно осветил Н. В. Щербань. Одним из первых в историографии он перечислил предпосылки колонизации южных земель и указал на заинтересованность в новом славянском населении царского правительства: «Ничто не мешает пригласить в Крым славян {...}. На Россию чехи смотрят как на родную землю и охотнее поедут в русские владения, чем куда бы то ни было {...}. Соображения о заманчивости Крыма для славян верны до такой степени, что славяне уже порываются туда, пока еще изолированным частным движением, едва заслышав о намерениях татар {...}. Полезность славянского населения для Крыма не подлежит сомнению» [15, с. 228]. Исследователь приводит положительные характеристики чешского этноса: «Все чешские славяне — народ в высшей степени трудолюбивый {...}. Издавна соперничая с окружающих их немцами, они привыкли не уступать им в прилежании, потому что иначе не могли устоять против них. Чехи к тому же прекрасные ремесленники — это в экономическом отношении. Чешское, славянское население именно такое население, которое нужно для Крыма: способное разработать все непочатые богатства края, доставить ему все то, чего край вправе ожидать от своего будущего. Итак, славянская эмиграция должна лечь в основание будущего заселения Крыма» [15, с. 229].

Чешская эмиграция населения в середине XIX века законодательством практически не регулировалась. Это объяснялось прежде всего тем, что Богемию и Моравию покидали, как правило, самые бедные слои населения (крестьяне, ремесленники и рабочие). Чехия явилась составной частью Австрийской империи. Все миграции регулировались австрийским законодательством, которое не запрещало выезд из страны неимущих и безземельных чехов. Стихийная эмиграция, кроме того, устраняла ряд проблем, вызванных попытками решения экономических вопросов — прежде всего увеличения земельных наделов и заработной платы рабочим. Однако учреждение для регулирования эмиграции все же существовало.

Так, в Праге был создан специальный комитет для чехов, желающих переселиться в Российскую империю и украинские земли, которые находились в составе Австрийской империи [46]. Этот орган предоставлял всем желающим необходимые сведения об условиях эмиграции [47]. Переселение началось из Богемии, центральной, северной и южной частей страны, из Моравии и пограничных земель Богемии и Моравии [48].

Чехи, заинтересовавшиеся предложениями агентов из Российской империи эмигрировать в Таврическую губернию, выбирали из своих рядов представителей, которым поручалось организовать переезд, сообщить об условиях переселения, о наличии свободной земли в Крыму и арендной плате за нее [49]. Так, чех Матей Еличка обращался в Хозяйственный департамент Министерства внутренних дел Российской империи с прошением «от своего имени и от жителей Богемии сообщить о землях, свободных в Крыму, ненаселенных, куда они могли бы отправиться на жительство». В ответ на свой запрос М. Еличка получил подробные разъяснения и приглашение для других чехов также переселиться в Крым [50]. В начале 60-х годов XIX века в Крым прибыл подданный Австрии — чех Каспар Кернер. На полуострове он занялся подготовкой переселения чешских жителей в Таврическую губернию. В докладной записке К. Кернер обращался к Таврическому губернатору, где предлагал «свои услуги соглашать крымских землевладельцев к водворению на их землях заграничных выходцев, на выгодных для обеих сторон условиях, и на свой счет отправляется в Богемию и другие австрийско-славянские владения для приглашения тамошних жителей к переселению в Крым» [51]. В Крыму К. Кернер собирал сведения о свободных землях полуострова, о льготах, предоставляемых всем прибывшим чехам, о законодательном регулировании колонизационного процесса.

Российское правительство предполагало принять на свободные земли в Крыму свыше десяти тысяч чешских колонистов [52–53]. Однако, по Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года, в Таврической губернии числилось только 1962 чеха.

Представитель чешских колонистов в Богемии И. Артц, обращаясь в Таврическое губернское правление в 1862 году, писал, что, прежде чем начать процесс переселения в Таврическую губернию чехов, необходимо командировать послов для осмотра земель на местах. Однако чешские представители так и не приехали. Вместо них на полуостров эмигрировали несколько десятков чешских семей. «...Из Богемии получено письмо от Артца о желании 10 тысяч богемцев переселиться в Крым из Богемии и Моравии. Они хотели поселиться в горной части Крыма на владельческих землях. Но вместо послов, для осмотра земель прибыло несколько десятков переселенцев из Богемии» [54]. Среди первых чешских колонистов, эмигрировавших в Таврическую губернию в начале 60-х годов XIX века, в основном были земледельцы [55; 56] и ремесленники [57], проживавшие в Чехии в горной местности и надеявшиеся, что в Крыму их поселят в подобных местах.

Колонизация южных регионов Российской империи, в том числе и Крыма, во второй половине ХIX века регламентировалась «Сводом учреждений и уставов о колониях иностранцев в Империи», составленном в 1857 году. Устав состоял из девяти разделов и 577 параграфов.

В первом разделе речь шла о разделении колоний и учреждении их управления. Для колоний были созданы особые судебные и административные органы. В трех новороссийских губерниях и Бессарабии — «Попечительный комитет об иностранных поселенцах Южного края России». Более мелкие колонистские районы подчинялись особым отделам Министерства государственных имуществ. Высшей инстанцией для всех колоний и указанных органов управления было Министерство государственных имуществ. Попечительному комитету об иностранных поселенцах Южного края Российской империи подчинялись смотрители, надзиравшие за одним или несколькими округами. Во главе каждого округа стоял окружной староста, во главе каждой колонии — шульц (староста) с тремя бейзицерами (заместителями). Старосты избирались на три года, а их заместители на два. В выборах участвовали все колонисты, имевшие собственное хозяйство. В штат каждой окружной или сельской администрации входил оплачиваемый писарь.

Второй раздел устава, трактовавший гражданские состояния колонистов, устанавливал, что колонистами считаются только те иностранцы, которые в качестве крестьян или ремесленников поселились на государственных, частных или приобретенных землях. Колонистам предоставлялась свобода вероисповедания, они могли строить церкви и нанимать священников.

Третий раздел посвящен гражданским правам. В нем регулировались вопросы бракосочетания и развода, а также назначения опекунов для сирот. Главное место в разделе занимали вопросы, связанные с наделением, пользованием и наследованием земли. Отведенные под поселения колонистов земли передавались им в постоянное пользование, но не в личную, а общественную (для каждой колонии) собственность.

Четвертый раздел, определявший порядок исполнения колонистами обязательств, уплаты налогов и сборов, подтверждал освобождение их от воинской службы и возможных платежей взамен ее. На определенный (разной продолжительности) срок колонисты освобождались от налогов и сборов. По истечении установленного срока колонии должны были производить установленные выплаты.

Пятый раздел определял функционирование хозяйственных заведений колоний. Для предотвращения нехватки зерна в случае неурожая следовало создавать зерновые склады. Большое число предписаний касалось рациональной обработки земли, развития виноградарства, плодоводства, а также поддержки скотоводства.

В шестом разделе определялись основные положения, связанные со статусом церковных и внутренних заведений колоний.

Седьмой раздел устава определял порядок взысканий и наказаний, которым подвергались колонисты.

Восьмой касался производства суда и расправы, а девятый определял права и обязанности колонистов [58–60].

25 октября и 8 ноября 1860 года Кабинет министров России, в дополнение ранее существующим правилам переселения иностранцев в Российскую империю, рассмотрел новые постановления по колонизации Крыма. По изучении данного вопроса были приняты решения приглашать иностранных переселенцев в Крым. Предусматривался найм иностранцев на различные работы сроком на пять лет. При этом оговаривалось, что наемные эмигранты, решившие остаться на полуострове, должны будут принять русское подданство и получить соответствующие льготы. В марте 1861 года Кабинет министров просил Таврическое губернское правление периодически предоставлять сведения о прибывших в Крым «заграничных» переселенцах и о ходе заселения свободных земель полуострова [61].

24 января 1861 года вышел указ «О мерах заселения Таврического полуострова по случаю выхода татар за границу» с проектом «Правил о заселении владельческих земель в Крыму иностранными выходцами». Указ предусматривал регулирование всех сфер иностранной колонизации на Крымском полуострове. Согласно ему, заселение государственных и помещичьих земель в Крыму осуществлялось по добровольному согласию как иностранцев, так и землевладельцев; все препятствия колонизационному процессу со стороны царского правительства и Таврического губернского правления устранялись. Переселение должно было регулироваться также «Указом о колониях иностранцев в Империи», составленном в 1857 году [61, л. 5].

Таким образом, иммиграция в опустевший Крым законодательно была разрешена. Крымские помещики согласились принять на своих землях новое население. Иностранным иммигрантам (в том числе и чехам) предписывалось селиться небольшими колониями и подчиняться общему для всех сословий местному управлению. При поселении иностранцев на помещичьих землях предполагалось заключение обоюдного договора между землевладельцами и колонистами. В договорах следовало оговаривать выполнение последними ряда повинностей (отработки и денежные выплаты), а также земли, предоставленные колонистам помещиками. Возникавшие между двумя сторонами споры разрешались согласно действующему законодательству. Все составленные договоры землевладельцев с иностранцами требовалось засвидетельствовать в уездных судах. Губернское правление всячески способствовало эмиграции. Так, для всех заграничных переселенцев, которые приживутся в Крыму и примут русское подданство, предусматривался ряд льгот: свобода вероисповедания, освобождение от воинской повинности, освобождение от выплаты налогов и отработки общих натуральных повинностей на период с 1861 по 1864 год.

После переселения в Крым колонисты предоставляли принимающей стороне ряд сведений: за чей счет произведено переселение, денежные затраты на переезд и итоговую сумму расходов. Иностранцы, приезжавшие в Крым на постоянное место жительства и принимавшие русское подданство, считались свободным населением. Причисление к свободному населению осуществлялось по распоряжениям Таврической казенной палаты, куда постоянно поступали сведения о вновь прибывших эмигрантах (о численном составе, о поселении их на помещичьих землях и заключении договоров с землевладельцами). В случае если колонисты принимали решение перейти на другие, более удобные земли Крыма, им приходилось заключать новый договор с помещиками. При этом льготы сохранялись. Для скорейшего заселения полуострова Министерство государственных имуществ обеспечивало постоянный контроль за ходом колонизации и допускало возможность внесения в перечисленные правила дополнений и изменений [61, л. 3–8].

18 декабря 1861 года принимается закон «О правилах для найма землевладельцами иностранных рабочих и водворение иностранцев в России». Этот документ более детально регламентировал ход иностранной колонизации. В нем оговаривались сроки переселения иностранцев — с 1862 по 1865 год. Документом предусматривалось принятие колонистами русского подданства, предоставление царским правительством эмигрантам ряда льгот (свобода вероисповедания, свободное поселение на землях землевладельцев, освобождение от воинской повинности), порядок выполнения иностранцами повинностей (сроки отработок, виды работ, заключение договоров между колонистами и землевладельцами, при которых обязательно присутствие свидетелей, а также четкая формулировка всех пунктов обязанностей и сроки их выполнения) [62].

Широкий спектр льгот и привилегий способствовал привлечению на полуостров иностранцев, в том числе и чехов [63–65]. От российского правительства колонисты получали денежную помощь для возмещения убытков, понесенных при переселении. Помещикам-землевладельцам предписывалось бесплатно предоставлять переселенцам жилье. Министерство государственных имуществ обязывалось оказывать иностранцам помощь зерном. В связи с медленными темпами колонизации региона и острой нехваткой рабочих рук российское правительство предоставляло в 1861 году всем желающим переселиться на полуостров добавочные льготы [67; 68].

В связи с положением о том, что чешские эмигранты, подданные Австрийской империи, при переселении в Крым обязаны принимать русское подданство [69–71], 10 февраля 1864 года устанавливаются «Правила о принятии и оставлении иностранцами русского подданства». По этим правилам, прошедшие процедуру присяги приобретали все права и обязанности наряду с коренными жителями и могли свободно пользоваться всеми предусмотренными для них льготами [72]. Палата государственных имуществ обязывала «всех австрийско-подданных чехов-католиков принять присягу на верность и подданство Российской империи» [73]. После этого богемцы и моравцы фактически прерывали все связи со своей бывшей родиной [74].

Таким образом, отсутствие четкого законодательного регулирования по выселению чехов из Австрийской империи в середине XIX века компенсировалось значительным корпусом документов, регламентирующих иностранную колонизацию в южные губернии Российской империи. В связи с массовым выездом крымских татар и переселением иностранцев, в том числе и чехов, в Таврическую губернию значительный интерес у российского правительства вызывало регулирование миграционных процессов в Крыму. Законодательные акты, указы и уставы регламентировали практически все стороны колонизации региона. Особое внимание уделялось земельным вопросам, организации колоний, принятию и оставлению иностранцами русского подданства, а также назначению переселенцам льгот и привилегий.

Эмиграция в южные губернии Российской империи значительно отличалась от эмиграции чехов в Волынскую губернию в 1868-м — 70-х годах XIX века. Отдельными семьями богемцы и моравцы переселялись на Волынь еще в 1863 году [75]. В это время в Крыму уже существовали чешские колонии. Основные причины колонизации Волынской губернии связаны с подавлением царским правительством польского восстания 1863 года. Российское правительство было заинтересовано в вытеснении с Волыни крупного польского землевладения. Большинство польской шляхты, не дожидаясь конфискации своих поместий и земель, продавали их практически за бесценок чешским переселенцам. Эмиграция чехов на Волынь регулировалась царским указом от 10 июня 1870 году, по которому волынские чехи, как и таврические, подчинявшиеся уставу о колонистах в Российской империи 1857 года, получали ряд льгот [76].

Колонизация Юга Украины, в том числе чешская эмиграция в Крым, проходила под контролем Попечительного комитета об иностранных поселенцах Южного края России, образованного в 1845 году в Одессе. Основными задачами Попечительного комитета были следующие: размещение прибывших чехов на удобных землях Таврического полуострова и причисление их в звание колонистов; наблюдение за выполнением предусмотренных законодательством правил переселения и основание колоний [60]; решение споров, возникавших между колонистами и помещиками; сбор сведений о самовольных уходах чехов от помещиков; решение проблем незаконного поселения на свободных, не предназначенных колонистам землях; предоставление переселенцам пособий и заключение контрактных договоров между колонистами и крымскими помещиками. В ведении Попечительного комитета находилось также и обеспечение чешских эмигрантов священником и выделение денежных сумм на его содержание [77].

Кроме основных вопросов в компетенцию Попечительного комитета входила выдача богемцам и моравцам свидетельств на получение заграничных паспортов в случае, если некоторые из них решали вернуться в Чехию. Так, в 1864 году «богемка Мария Гафла, водворенная в Перекопском уезде, подала прошение, по которому просит дозволения поехать за границу, в Богемию {...} смотритель чешских колоний не находит причин отказать в выезде {...} и просит Попечительский комитет выдать ей необходимое свидетельство, по которому она могла бы получить заграничный паспорт из Канцелярии главного начальника Таврической губернии» [78]. Попечительный комитет об иностранных поселенцах Южного края России назначал смотрителей чешских колоний, которые следили за становлением поселений и распределением по колониям вновь прибывших чехов [79; 80]. Комитет также обеспечивал и оплачивал лечение больных колонистов, но только в том случае, если они действительно были в числе переселенцев и находились в ведении смотрителей крымских чешских колоний или других чиновников, заведующих переселением. Так, Таврическое губернское правление в июне 1863 года просило об уплате 7 рублей 50 копеек за лечение богемки Е. Яништа в Симферопольской больнице, «т. к. она действительно находилась в числе переселенцев, и если не состоит в ведении смотрителя крымских колоний Гофмана, то должна быть у других чиновников, заведующих переселением» [81].

Свою лепту в законодательное оформление процесса колонизации новых земель чешскими переселенцами внесли и крымские помещики Давыдов, К. Каламарин, И. Короколин, коллежские асессоры А. Завадовский, И. Палимсестов и М. Петров, В. Савицкая, А. Толмачева, генерал-адъютант Э. Тотлебен. Так, Эдуард Иванович Тотлебен предлагал добавить к действующему законодательству, регулирующему заселение полуострова, новые, достаточно значимые пункты: обеспечение всех переселенцев льготами в промышленности, устранение препятствий при переезде (уменьшение формальностей), содействие морскими перевозными средствами, которыми могло располагать правительство, а также предоставление всем желающим помещикам кредитов для создания переселенцам на своих землях благоприятных условий [26]. Преподаватель Ришельевского лицея, агроном и землевладелец Иван Иустинович Палимсестов планировал поселить на своих землях богемцев и моравцев с заключением договора сроком на двадцать лет. По условиям договора земля переходила в пользование чехов. Здесь же оговаривалась плата за нее с условием льготных лет. В случае неурожая И. И. Полимсестов обязывался предоставить льготы: обеспечение зерном и продуктами питания [82; 83]. Помещик Давыдов, принимая на своих землях чехов, обещал им бесплатные земельные участки и различные льготы. Помещица В. Савицкая предлагала колонистам поселиться на ее землях, достаточно удобных и плодородных, при этом обеспечение чехов всем необходимым для жизни было главным условием. А. Толмачева пожелала предоставить чешским переселенцам плодородные участки и выплатить положенные льготы. Однако не все землевладельцы положительно относились к идее чешской эмиграции. Так, помещик И. Короколин отказывался селить эмигрантов на своих землях. Другой помещик, высказываясь против предоставления чехам льгот, заявлял: «Не могу принять их, и не считаю необходимым предлагать условия уступок поселенцам» [84].

Таким образом, среди крымских землевладельцев существовало различное отношение к переселенческому вопросу, в том числе и на предоставление чешским колонистам предусмотренных российским законодательством льгот. Часть помещиков предлагали чехам поселиться в их имениях на правах десятинников. Другие соглашались сдавать землю в аренду (все имения сразу или же отдельные участки за определенную плату). Некоторые землевладельцы изъявляли желание продать свою землю переселенцам. Ряд помещиков были готовы брать колонистов в качестве наемных рабочих [85–86].

Переселение чехов в Крым осуществлялось по нескольким направлениям. Первые восемьдесят чешских семей направились через Черновцы до Херсона, затем по Днепру через Одессу в губернский город Симферополь [87]. Переезд продолжался восемь недель. Эмигранты были, как правило, бедными и везли с собой только маленькие тачки, изредка запряженные конем или собаками. Вот как об этом вспоминали Антон и Иосиф Непраши, дети первых переселенцев: «Первая группа приехала в Одессу как раз перед Пасхой, там они должны были остановиться на четыре дня. Жили на окраинах, за пропитанием ходили в город. Как печально было это переселение и какая нищета была уже тут, показывает, что вид некоторых матерей, которые ходили с детьми по городу, был таким грустным, что им милостыню подавали» [88; 89].

Вторая группа переселенцев в количестве девяноста человек ехала железной дорогой до города Базиаша, затем пересаживалась на пароход. В румынском городе Галац они ждали русский корабль, который должен был доставить их в Одессу [90]. Из Одессы колонисты морем переправлялись в Евпаторию, а затем в Симферополь [91]. Все чешские эмигранты, направлявшиеся в Крым, обязательно останавливались в Одессе, где находилось Генеральное Австрийское консульство. Последнее следило за ходом переселения и поддерживало порядок во время переезда. Возникавшие конфликты между переселенцами и крымскими землевладельцами решались при участии консула [92]. Процесс переселения чехов описали Антон и Иосиф Непраши: «Из Одессы они ехали прямой дорогой в Козлов. А по пятам следовала другая группа, которая приехала в Козлов примерно через неделю. Здесь они разместились в небольшом дворе. Одни задержались только на неделю, другие должны были ждать три недели, пока для них нашлось какое-то место. {...} Только в Козлове они встретились с такой Россией, какой она была в действительности. {...} Один старичок даже сегодня не может без волнения вспоминать ту нужду, которую они тогда терпели» [88, с. 8]. В Евпатории чехи несколько дней жили бесплатно, затем хозяева домов, где были поселены богемцы и моравцы, стал требовать у них плату по 10 копеек в сутки с семьи, заставляя поспешить с отъездом. Некоторые чешские семьи, у которых оставались деньги, столкнувшись с трудностями, сразу возвращались на родину [88, с. 9].

Прибыв в Крым, чехи направлялись в Симферополь, откуда их распределяли по уездам полуострова [93; 94]. На протяжении всего периода активной колонизации 1861–1865 годов, а также в последующие годы чехи переселялись на Юг Украины отдельными группами, по 18–20 семей [95]. Им предлагалось основывать свои колонии в горной и степной частях Крыма. Богемцы и моравцы стремились в горный Крым — это напоминало им родные ландшафты. Однако там и на Южном берегу Крымского полуострова земли под поселения им так и не были предоставлены [96; 97]. Свободные государственные участки выделялись только в Перекопском уезде, где и поселялось наибольшее количество богемцев и моравцев [98; 99]. Это были земли бывших татарских деревень. В полуразваленных домах, оставленных крымскими татарами и болгарами, чешские эмигранты начинали свою новую жизнь. Здесь в 1862 году они основали четыре колонии: Александровку, Богемку, Табор и Цареквич. В последующие десятилетия эти поселения пополнялись новыми эмигрантами [100]. Кроме названных колоний в Северном Крыму чехи селились в деревнях Тобет, Табун-Адаргин, на землях помещиков А. Мясоедовой (35 чел.), Б. Булгакова (28 чел.), Е. Тимченко (11 чел.), В. Попова (24 чел.), Ф. Люстиха (46 чел.) [101].


Чешская колонизация затронула практически все уезды полуострова. В Симферопольском уезде чехи поселялись в деревнях Кары-Кият, Ток-Соба, Шули, Багаган, Карачач на землях помещиков Джеварджи (34 чел.) и Г. Талаева (54 семьи). В Евпаторийском уезде — в деревнях Чая, Саурчи, Кенегез, Шигай, Тураш у помещиков П. Магнуса (11 чел.), Луговского (3 чел.), Селима (134 чел.) и в Евпатории (346 чел.) [102; 103]. В Феодосийском уезде чехи проживали вблизи Судака (5 чел.), в Феодосии и в деревнях Каранки и Чокрак-Бабчик на землях помещика Эргарта [104–107]. В городе Керчи чехи числились у помещицы В. Савицкой (5 чел.) [108], коллежского асессора М. Петрова [109], у помещика Гурьева [110]. Селились чехи и в Ялтинском уезде на землях помещика Харина, в Алуште и Ялте [111], в Никитском ботаническом саду [112].

Согласно разрешению Министерства государственных имуществ, весной 1869 года в поисках более благоприятных экономических условий жизни из чешских колоний Перекопского уезда часть жителей переселилась в Мелитопольский уезд Таврической губернии, где ими была основана новая колония — Чехоград [113; 114]. По воспоминаниям братьев Непрашей, «после долгих совещаний со всех сел в Крыму собрались 92 семьи, и в апреле 1869 года было основано село Чехоград. {...} Зима была умеренной, хорошо добрались на место, и тут вдруг ударили сильные морозы, которые застали их на пустой равнине, никакой защиты против степного холодного ветра и дождя. Кто где мог, там и прятался: будь то сено, бурьян; другие уехали к ближайшим помещикам, где тоже согревались вокруг стогов. Многие люди помогали переселенцам одеждой. Проблема была с водой. Ее нужно было везти за 10 верст» [88, с. 8–9].

С этого момента началась чешская колонизация прилежащих южных губерний: Екатеринославской и Херсонской. По итогам Первой Всеобщей переписи населения Российской империи, в Таврической губернии чехов насчитывалось 1962 человека [115].

В 1900 году в Херсонской губернии, на земле бывшего Бизюкова монастыря, чешскими переселенцами был образован поселок Конский Загон [116; 117]. В начале XX века зарождаются новые чешские колонии. В 1905 году переселенцами чехами-евангелистами из польского города Желова и бывшими колонистами крымских чешских поселений основывается Богемка [118–120], в 1912 году — Веселиновка [121]. В начале XX века появились Малая Александровка, Новосамарка и Сиротинка. В Малую Александровку приехали чехи из чешской колонии Александровки Перекопского уезда Крымского полуострова. В этих селах проживали чехи, украинцы и русские. Незначительным было количество болгар и армян. В Новосамарку переселились чехи из Самарской губернии, переехавшие туда в начале XX века, но вернувшиеся на Юг Украины из-за неподходящего климата. Сиротинка, по одной версии, получила название от фамилии помещика Сиротинского. Часть чехов, из-за нехватки земли, переселилась на хутор, принадлежавший именно ему. Возможно, название Сиротинка имело и другое происхождение: все чехи, выехавшие из колонии Богемки, стали по отношению к родному селу «сиротами» [122; 123]. 616 чехов поселилось и в Одессе [124]. По итогам Первой Всеобщей переписи населения Российской империи, в Херсонской губернии чехов насчитывалось 1351 человек [125].

Руководитель этнографической комиссии Всеукраинской академии наук профессор Е. А. Рыхлик отмечал, что из существующих колоний чехи переходили в другие украинские города и села, иногда основывали небольшие хутора [126]. Так, по итогам Первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года, в Екатеринославской губернии насчитывалось 450 чехов, которые переселились сюда из колоний Таврической и Херсонской губерний и проживали отдельными семьями [125].

Небольшое количество богемцев и моравцев насчитывалось в городах Екатеринославе и Бахмуте Екатеринославской губернии. Так, пан Иосиф из Лозенфельда в анкете для чехов, проживающих на Екатеринославщине, указал, что они находились только в Бахмуте в количестве 10 семей (68 человек). Однако селились чехи по всей территории губернии. Характерно, что в конце XIX — начале XX века большая часть чехов этого региона проживала в городах [127].


В истории чешской колонизации Юга Украины имеются факты эмиграции чехов в Украину во время Первой мировой войны. Бывшие служащие Австрийской армии, попав в плен, решали остаться в Украине. Например, В. А. Гаксай обращался в отдел Одесского губисполкома с просьбой разрешить ему находиться в Одессе. Он писал, что попал в плен в 1917 году. В 1918-м жил в Киеве, с 1919-го — в Одессе. В Украине намерен служить и на постоянное место жительства приехал в Одессу. С. М. Грижит находился в Украине с 1916 года, военнопленный, гражданин Чехии, приехал в Одессу работать. Основным занятием было садоводство. Таких прошений, с просьбами поселиться на Юге Украины, в Одессе и чешских колониях, было достаточно много. Чехи надеялись заработать денег и вернуться на родину. Среди эмигрантов числились рабочие, ремесленники, слесари-механики, крестьяне-земледельцы, садовники, спортсмены. Конечно, далеко не все военнопленные чехи решали оставаться в Украине [128].

В 1920 году начинается переселение богемцев и моравцев с Южной Украине на родину, в Чехию. Уезжали даже те, кто эмигрировал в XIX веке. Так, в 1920-м на родину решила вернуться чешка А. И. Збирал, проживавшая в южном регионе с 1888 года. Препятствий в разрешении на выезд из страны Одесского губернского исполнительного комитета эмигранты не встречали. Непосредственно делами военнопленных чехов занималось Германское бюро по делам пленных, которое располагалось в Одессе [129].

Таким образом, на протяжении второй половины XIX — в начале ХХ века формируется чешское население Юга Украины. Миграционные процессы, связанные с основанием чешских колоний, принимают массовый характер во второй половине XIX века, отдельные переселения богемцев и моравцев зафиксированы и в первые десятилетия ХХ века.


http://old.commonuments.crimea-portal.gov.ua/rus/index.php?v=5&tek=105&par=74&art=617
Последний раз редактировалось Cancer Ср янв 25, 2012 12:55, всего редактировалось 2 раз(а).

Аватара пользователя
finn
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 1437
Зарегистрирован:
Пн янв 21, 2008 17:14

Re: Национальные колонии Донбасса

Сообщение finn » Ср янв 25, 2012 12:00

Děkuji!

Аватара пользователя
Vasilij
Гость
Гость
 
Сообщения: 44
Зарегистрирован:
Чт янв 26, 2012 01:39

Re: Национальные колонии Донбасса

Сообщение Vasilij » Чт фев 09, 2012 18:18

очень интересная подборка по исследованию истории немецкого поселения Нью-Йорк и его окрестностей http://new-york.in.ua/history/

Аватара пользователя
Cancer
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 2150
Зарегистрирован:
Пн дек 27, 2010 04:22

Re: Национальные колонии Донбасса

Сообщение Cancer » Ср апр 18, 2012 20:56

Видео http://www.youtube.com/watch?v=LWcU9Q09sEA&list=UUpMf-Oe3FXIvdLiZ848tFYg&index=110&feature=plcp
Колония Мемрик
На территории села Михайловка Красноармейского района находится старинная деревянная паровая мельница.

Аватара пользователя
Козарлюга
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 2754
Зарегистрирован:
Вт янв 25, 2011 00:31

Re: Национальные колонии Донбасса

Сообщение Козарлюга » Пн апр 30, 2012 14:18

Где, и есть ли в нашей области есть музей немцев-колонистов?

Юлия Пивовар
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
Чт янв 13, 2011 20:11
Откуда: Дружковка

Re: Национальные колонии Донбасса

Сообщение Юлия Пивовар » Ср май 30, 2012 22:19

Роль немцев в развитии и модернизации хозяйства Донбасса в 18-начале 20 столетий.
Исследование посвящено истории немецкой колонизации крупнейшего уезда Российской империи Бахмутского в Донбассе в 18-19 столетиях, устройству немецких колоний, роли немцев в развитии промышленности и промыслов.

Появление фундаментального исследования японского историка Куромии «Донбасс- свобода и репрессии» заставило по новому взглянуть на модернизационные процессы в этом регионе, роль различных этносов.

Вторым по площади и численности населения в Российской империи был Бахмутский уезд Екатеринославской губернии.

Обстоятельства заселения уезда. 5 мая в 1779 г. правительство опубликовало манифест "О вызове воинских нижних чинов, крестьян и посполитых людей, самовольно отлучившихся за границу", который не только позволял безнаказанно вернуться в Россию всем беглецам, но и предоставлял им 6-летнее освобождение от уплаты налогов. Крепостные крестьяне могли не возвращаться к своим помещикам, а переходить на положение государственных крестьян [1]. При Екатерине ІІ, Александре І правительство раздавало земли частным лицам в «ранговые дачи», с условием обязательного их заселения на протяжении определенного срока. Земли раздавались не только представителям местной администрации, командирам военных соединений, которые располагались на территории края, но и столичным сановникам. Попытка добыть людей для заселения приводила к тому, что помещики ездили в голодные губернии, предоставляли переселенцам разные льготы (труд на помещика лишь раз в неделю, возможность пользоваться их инвентарем, рабочим скотом, что создавало максимально благоприятные условия для ведения собственного хозяйства), даже спаивали водкой [1].

Уезды Бахмутской провинции (Бахмутский и Донецкий) слабо заселялись в этот период. В Бахмутском уезде в 1776 г. возникли 2 государственных и 1 помещичье села [2]. В 1777 г. в военные казенные слободы были преобразованные поселения запорожцев - Ясиноватая, Зайцево, Железная Балка. Прирост населения Бахмутского уезда составил 22%, население выросло за 2 года на 7622 лица. В 1778 г. в Бахмутском уезде были: город Бахмут, 16 военных рот, 5 волостных сел, 2 раскольнических и 12 однодворних слобод, 1 государственное, 2 экономических, 2 отписных сел, 31 дворянское [3]. В Бахмутском уезде было розданы до 1784 г. помещикам 66290 десятин; военным поселенцам 104040 дес. В 1784 - 1794 соответственно - 313020 и 158340 дес. [3].

В конце XVIII ст. в Бахмутском уезде было 1 город, 112 сел, 22 церкви. Население составляло 29748 : 15489 мужчин, 14259 женщин [3]. Кроме сел, которые принадлежали офицерам славяносербских полков, среди которых выделялись многолюдные села Депрерадовичей, Штеричей, Шевичей, Миоковичей, Юзбашей, большие земельные владения имела семья бахмутского коменданта Шабельського (слободы Петропавловку и Святодмитровку), действительного тайного советника князя Трубецкого, в которых проживало 3377 душ обоего пола.

В 1782-1795 гг. в уезд прибыло 50,26% переселенцев из всех 7 активно осваиваемых губерний страны, в 1796-1811 гг. - 60,83%. В западной и южной части уезда возникло много слобод, основанных бывшими запорожцами, государственными и крепостными крестьянами, крестьянами-беглецами - Зуевка, Авдеевка, Харцизк, Гришино, Селидивка, Гродовка, Доброполье.В 1803 г. отводятся земли офицерам русской армии : штабам - по 1000 десятин, обер-офицерам - по 500 дес.[3].

Можно сделать вывод, что в 1797-1858 гг. мужское население Бахмутского уезда выросло с 24925 до 65215 человек. Украинцев было 71,99%, россиян - 19,06% [2,3]. Следующими были греки, немцы, молдоване, евреи. Россиян в Бахмутском уезде в 1859 г. насчитывалось до 20 тыс. Преимущественно они проживали в небольших селах. К значительным поселениям принадлежали Лисичанск, Скотоватое, Новоэкономическое, Авдеевка. Большую часть сельского населения уезда представляли казенные крестьяне: военизированные поселенцы, государственные крестьяне, колонисты [2,3,6]. В середине ХІХ ст. в Бахмутском уезде происходил естественный прирост населения, увеличение старых поселений и выравнивание в них соотношения между мужчинами и женщинами.

Большую роль в индустриализации края сыграл иностранный капиталл. Естественные богатства, дешевая рабочая сила, государственные льготы привлекали предпринимателей из Франции, Бельгии, Германии, Великой Британии, Италии. 12 металлургических заводов было основано на средства иностранных предпринимателей. Иностранные акционерные общества добывали 70% угля в Донбассе, иностранные капиталы работали в машиностроительной, содовой, стекольной отраслях [4]. В 1900 г. на территории Донецкого бассейна действовали 4 Общества соледобычи, 2 были иностранными (голландское и французское), владели 3 соляными рудниками из 5, имели 870 рабочих. Из 22.610.065 пудов каменной соли, добытой в Донецком бассейне в 1900 г., предприятия с иностранным капиталом добыли 17.886.752 пудов, что составляло 79% Российской империи [5,6].

Немецкое население уезда. В 1740 г., по запросу коменданта полковника Спешнєва в Бахмут прибыл для описания солеварен комерц-советник Юнкер. С 30 июня 1737 по 1746 г. он был директором Бахмутских и торских соляных заводов. 2 года Юнкер и Ломоносов изучали соляное дело в Германии, по поручению Юнкера Ломоносов составил «Нижайший доклад относительно соляных дел в Бахмуте и Торе», указал причины упадка солеварения и способы его совершенствования [7].

Во время русско-турецкой войны 1736-39 гг. в Бахмуте находилось маршалы И. Миних и П. де Ласси. Штаб последнего был у Бахмуте. Петр Петрович 20 мая 1736 г. взял Азов, был ранен, награжден орденом Андрея Первозваного. Ласси организовал оборону по Донцу, Миусу и Кальмиусу. С его именем связаны мероприятия по упорядочению солеварення в Бахмуте, рубки лесов по ордерам [7].

Генерал-майор Иоган Романус ревизовал донского атамана Степана Ефемова, в результате чего тот очутился в 1764 г. в тюрьме. В 1768-69 гг. Романус возглавлял гарнизон Бахмута как представитель штаба командующего 2-й русской армии фельдмаршала П.А.Румянцева. Бахмут в течение 4 месяцев выдержал осаду 10 тыс. орды крымского хана Калги-Гирея [7].

Минеролог Гаскойне был первым директором Луганского литейного завода с 1794 г. и занимался возобновлением солеварения в Бахмуте [7].

Массовое переселение немцев в Новоросию началось после того, как в 1788 г. Екатерина ІІ их пригласила в Россию. Граф П.А. Румянцев во время Семилетней войны 1756-63 гг. обратил внимание на высокий уровень хозяйства крестьян Пруссии.

Первая волна переселения меннонитов (протестантов - последователей секты Симониса Меннона) шла из района г. Данцига [9].

В 1790-96 гг. в Мариупольский меннонитский округ переселилось 117 семейств, кажду выделялось 65 десятин земли. Немцы освобождались от налогов, рекрутской службы, имели право строить фабрики, заводы, свободно заниматься торговлей. Кроме меннонитов прибыло более 900 лютеран и католиков, «гутериты», «сепаратисты» [ 9].

По указу Александра І в 1804 г. из южной и юго-западной Германии начался набор желающих переселиться по иммущественному цензу. В трех южных губерниях в 1820-ые гг. появляются немцы-католики и протестанты (преимущественно лютеране). В Приазовье возникают «Мариупольские колонии», заселенные выходцами из Баварии (лютеране), Восточной Прусии (католики), баденскими и дармштатскими колонистами. В 1822 г. центром 24 немецких колоний в Приазовье стал Остгайм (г. Тельманово). Колонии появились в Бахмутском уезде [9]. Надзирателями колоний в Екаатеринославской губернии в 1844 г. были коллежской секретарь Карл Карлович Биллер, штаб-ротмистр Карл Иванович Штемпель.

В 1874 г. Александр ІІ подписал Манифест о введении военной повинности на принципах обязательной и личной службы всех граждан. Это повлекло отъезд части колонистов, резкое невосприятие со стороны меннонитов, которым учение запрещает держать в руках оружие. Для меннонитов военная служба была заменена альтернативной- привлекали к земляным работам, высадке деревьев [10].B 1875 г. принят «Устав о колониях иностранцев в Российкой империи».

В 1885 г. в Бахмутском уезде жили 313 немцев, по переписи 1897 г. 12646 немцев, 3,8% населения ( 332478). По конфессиональной принадлежности в уезде в 1881-84 гг. католиков было 848, лютеран и протестантов – 585 [11]. По Всероссийской переписи 1897 г., в Екатеринославской губернии было меннонитов 0,2%, встречались штундисты, среди немцев-колонистов преобладало лютеранское вероисповедание. Лютеранских кирх в губернии было 10, римско-католических костелов 9 (в т.ч. в Бахмуте). В Бахмутском уезде в 1897 г. проживало католиков 4186 (в Бахмуте 176); протестантов 11644, меннонитов 6109, лютеран 5507 (в городе 96), англикан [12].

На Всероссийском съезде меннонитов 18-19 мая 1907 г. в с. Николаевке Бахмутского уезда было принято решение об официальном установлении Чунаевского филиала Риккенауского прихода Бердянского уезда [13]. Были случаи перехода немцев в православие. Эдмунд Фарке в Бахмуте стал православным, в его рабочем кабинете находилась уважаемая им икона Казанской Божьей Матери, рабочие заводов Фарке отмечали праздник Казанской Богоматери молебнами и крестными ходами [14].

В статистических сборниках о православных церквях уезда количество «иноверцев»-немцев обязательно указывалось. Например, при руднике Вознесенском Старо-Михайловской вол. - «раскольников австрийского пошиба» - 20; при руднике «Ветка» Григорьевской вол. – 167 немцев; при руднике «Лидиевском - 40; при «Рутченково-Чулковских» рудниках – 500, с. Попасная Камишевахкой вол. - 591. с. Ивановка Бахмутской волости - 55 католиков и лютеран; с. Яковлевское Сантуриновской вол. - до 400 лютеран, католиков; с. Железное - 344 меннонитов, селение Горловка-285 католиков, 31 лютеранин, сел. Щербиновского рудника Железнянской вол. - 107 католиков, 14 лютеран. В городке Юзовке - 12000 православных, 1549 католиков, 1165 лютеран [15].

Немецкие колонии. В Бахмутском уезде меннонитами были основаны колонии Беззаботовка, Екатериновка №1 (с 1889 г.), Романовка №2 (с 1890 г.), Леонідовка №3 (с 1889 г.), Алексеевка (с 1890 г.), Николаэвка №5 (с 1884 г.), Игнатьевка №6 (с 1889 г.), Александрополь (с 1888 г.), Кондратьевка (с 1892 г.), Николайфельд (с 1889 г.), Мариенорт (с 1885 г.) Михаельсгейм (с 1885 г.), Нордгейм (с 1885 г.), Эбенталь (с 1888 г.), Александрдорф (с 1888 г.). 9 меннонитских колоний были образованы в верховьях р. Кривой Торец. Их центром стал Нью-Йорк (современный пос. Новгородское). Лютеране учредили Липовое (с 1889 г.), Биркенфельд (с 1889 г.), Нойбах (с 1892 г.), Высокое Поле, Христиновку (с 1891 г.), Рейнталь, Бароновку (с 1889 г.), Катариненфельд (с 1886 г.), Кляйн-Либенталь, Хеленовку, Ново-Дмитриевку, Курдюмовку, Германсталь (с 1889 г.). Колониями католиков были Деконская (с 1889 г.), Елизаветовка, Губенфельд. В 1884 г. колонисты из Мариупольского уезда приобрели 11595 дес. земли и учредили колонию Готлиба Феттера. Немцы часто не образовывали отдельных колоний, поселялись в части сел (Берестовая Артемовского района, где был немецкий колхоз до 1940 г.) [16].

Немцы-колонисты отличались образцовым хозяйством. Чистота, порядок в поселениях и домах, отличные сады, образцово обработанные поля составляли «резкую противоположность с хозяйством остальных сословий в губернии». Меннониты не знали неурожаев и в голодные годы поставляли хлеб окружающим помещикам и крестьянам. Колонисты использовали привезенные с собой традиционные немецкие плуги, которые оказались непригодными для обработки украинских черноземов. Был сконструирован «колонистский плуг». У колонистов было мощно развито коневодство, усовершенствованное кузнечное ремесло. Колонисты занимались товарным огородничеством, овцеводством, разведением фруктовых и тутовых деревьев, ремеслами. Славились немецкие рессорные брички, фургоны. Колонисты, получая высокие урожаи, формировали запасы зерна, засухи не влияли на их хозяйство. Почти в каждой колонии существовали небольшие пивоварни [17].

Немецкие колонии являли собой образец правильных улиц, переулков и площадей. В колонии была главная улица и второстепенные, дворы, усадьбы. Главные улицы были мощены камнем, освещенны керосиновыми фонарями. Так называемое «жилье прусского типа», где жилые и хозяйственные постройки были размещены под одной крышей, поселенцы строили из кирпича собственного производства. Немецкий дом имел сени с одним или двумя выходами, чистую комнату, в другой стороне - кухню, иногда в этих помещениях выделялись спальня и столовая. Из кухни делался вход в конюшню. Рядом с домом были конюшня, кладовая и сараи, часто под одной крышей, иногда по-старинному рига пристраивалась к первым сооружениям, под общей крышей. Колодец был у ворот, которые вели на огород [18].

Немцы уезда носили костюмы обычного кроя, из фабричных материй.

Немецкие колонии жили по принципу самоуправления, общие собрания избирали сельский приказ в составе старшин. Главный писарь, приказ следили за порядком в колонии и уплатой налогов. Наивысшая власть принадлежала общему сходу колонистов [18].

В 1864-1865 гг. для самых активных деятелей Крестьянской реформы Александр II учредил серебряный крест «За введение в действие Положений 1861 года». По Бахмутському уезду получил эту награду барон Адам Александрович Фитингоф (из кавалергардов), Предводитель уездного дворянства [19].

Немцами проводилась покупка больших имений в конце 19 столетия. Клейст фон Лесс имел у с. Звановка 714 дес., барон Штейнгель у х. Ильиновки - 216 дес. К.В. Фохт (х. Лозовый) имел 282 дес. земли, 27 голов рогатого скота [20].

Земельные ресурсы уезда составляли в 1914 г. больше 828 тыс. десятин, немцам-колонистам принадлежали - 12 тыс. Среди наибольших землевладельцев уезда генерал-лейтенант Ф. Штофель, полковник А.И. Нордберг [20].

Роль немцев в развитии благоустройства Бахмута. Промышленники-немцы Бахмута взяли в концессию на 30 лет строительство городского водопровода протяженностью 8 верст, выписали из Европы в 1875 г. чугунные трубы и насосы, правительство позволило все ввезти в Россию беспошлинно. Городская Дума оценила деятельность предпринимателя Эдмунда Фарке и инженера Людвига Мартенса. В 1876 г. Дума в награду передала Фарке 20 десятин земли у железнодорожного вокзала линии Попасная-Краматорск для строительства стекольного, огнеупорного, кирпично-черепичного и алебастрового заводов [21].

В Бахмуте была построена электростанция в 1913 г., оборудованная дизелями и генераторами немецкого производства. В 1904 г. Дума поручила городскому Голове В.И. Першину «походатайствовать о самом быстром освещении города электричеством». В связи с нехваткой городских средств министерство финансов позволило учредить иностранную концессию, в 1909-12 гг. строительством занимался Торговый Дом «Н. Феттер и Е. Гинкель в Москве» [22].

Развитие промышленности, торговли в уезде требовало неотложной, быстрой звязи предприятий с Бахмутом, Екатеринославом, Харьковом. В 1895 г. в Бахмуте появилась первая телефонная станция на 120 номеров. Получение каждого нового номера телефона было связано с обязательным решением Думы [23]. Ходатайство Управы поступило Главному Управлению почт и телеграфа Министерства связи России. Вердикт министерства был, что за казенные средства провести телефонизацию уезда с устройством центральной станции в Бахмуте невозможно. Земского землемера Гринера срочно командировали к владельцам шахт, предприятий для ознакомления с проектом, обсуждения запланированных расходов. 20 августа 1899 г. земская Управа подписала соглашение с представителем фирмы «Сименс и Гальске» о подготовке сметы и плана магистральной сети в уезде. Земство выделило 500 рб. для разъездов 3 десятников, 6 рабочих. Предусматривалось проектом «Сименс и Гальске» 76 конечных станций. Центральные - Бахмутскую, Щербиновскую, Костантиновскую, Горловскую, Юзовскую. Магистральная линия имела 340,5 верст, парные провода - 1284,2 верст. Общая стоимость 161167 рб. 20 сентября 1899 г. в Управе состоялось заседание представителей заводов, шахт. Согласие на телефоны дали 32 предпринимателя. Было принято решение об установлении двупроводных магистральных линий, однопроводных на конечных. Провод бронзовый диаметром 2 и 1,5 мм, 20 столбов на версту по существующим грунтовым дорогам, с крюками, траверзами, изоляторами. Нужно было 37 коммутаторов и 223 телефонов Эриксона [23].

Роль немцев в развитии промышленности уезда. В 1881 г. Н.Г. Нибур в колонии Нью-Йорк учредил Чугунолитейный и механический завод. Завод имел паровой котел 350 л.с., производил рядоые сеялки, жатки, буккеры, конные молотилки, кукурузные молотилки на 450 тыс. рублей. Работало 350 рабочих. В 1910 г. в Екатеринославе был вручен Похвальный лист Я.Г. Нібуру от Полтавского Общества на 13-рядную сеялку «Слава», большую серебряную медаль Выставочного комитета «за качество лобогрейки-жнейки» [24].

В 1883 г. к разработке залежей ртутных руд в районе Никитовки приступило Акционерное Общество «Ртутное дело А. Ауербаха и К°». В Бахмуте инженер Карл Васильевич Квельмс открыл чугунолитейный завод. Занято было 20 рабочих, производились крышки водопроводных колодцев, художественные решетки и др. на 18 тыс. руб. [24].

В 1910 г. Харьковское Общество сельских хозяев присудило Я. Дику Малую серебряную медаль за коров-сименталок. Полтавское Общество сельских хозяев присудило Малую серебряную медаль К.А. Вистингаузену за севообороти, совершенную обработку земли и разнообразные культуры [25].

Готлиб Феттер в 1897 г. учредил завод, который выпускал строительный и огнеупорный кирпич, марсельскую черепицу. У Феттеров с 1898 г. была паровая мельница на 2 котла, с 12 рабочими, производилось 250 тыс. пудов муки на сумму 120 тыс. рб. в год [24].

Завод австрийца Франца Роста в 3 верстах от Часов Яра в 1902 г. производил огнеупорного кирпича на 50 тыс. руб. [24].

Торговый Дом Зименс и Генрих имели в с. Михайловке мельницу, где производили муку на 100 тыс. руб., имели 6 рабочих. Братья Зиманс имели паровую мельницу в с. Николаевке. Яков Нейфельд в с. Николаевке имел мельницу с 2 котлами, производил муку разных сортов на 225 тыс.руб., имел 8 рабочих. В 1902 г. паровая мельница братьев Петерсов в Нью-Йорке производила ржаной муки на 35 тыс. рб., имела 4 рабочих. Перечисленные ниже мельницы были в Нью-Йорке. Паровая мельница Генриха Герцена производила муку на 75 тыс. рублей при 7 рабочих. П. П. Дик производил муки на 70 тыс. рублей, имел 7 рабочих. Пауль Унгер производил муку разных сортов на 75 тыс. рублей, имел 8 рабочих. Корнелий Упрау производил муку на 75 тыс. рублей, имел 6 рабочих. Малая Золотая медаль КЕкаатеринославского губернского земства была вручена в 1910 г. Обществу Г.А. Нибура «за высокое производство средних сортов муки». Паровая мельница на 2 котла Карла Берндта в с. Ясиновка производила муки на 30 тыс. рублей, работало 5 рабочих. Мельница Михаила Геккера производила в с. Андреевке ржаной муки на 25 тыс.руб., работали 4 рабочих. Давид Геккер в Гришино производил муки разных сортов на 70 тыс.руб., работало 20 рабочих. Гильдебранд Елена имела мельницу в c. Верхне-лисичанское, где производилось муки на 10 тыс. рублей, были заняты 2 рабочих. Яков Левен с сыном Данилой производил в с. Кондратьевке муку на 20 тыс. рублей, имел 6 рабочих. В этом же селе Генрих Еккер производил простую муку на 70 тыс. рублей, имел 4 работника [24].

Елена Гільдебрандт в с. Верхне-Лисичанское производила подсолнечного масла на 12 тыс. руб., имела 3 рабочих. Яков Унгер в Нью-Йорке производил масла на 10 тыс. руб., имел 3 рабочих. Фризен Питер в Голицинивской волости производил масла на 7 тыс. руб., имел 2 рабочих [24].

Колбасные изделия в Юзовке производил Владислав Фризен на 40 тыс. руб., имел 12 рабочих.

Завод земледельческих орудий Н.П. Гушнера предлагал сельскохозяйственную технику - от граблей к американским косилкам «Диринг» и запчастей. Общество «Ремпель и Курц» продавало машины для производства черепицы, тротуарных плит [24].

П. П. Дик и П. Г. Унгер в колонии Нью-Йорк открыли банковскую контору, в 1912 г. превратили ее в банкирский Дом «П.Г. Унгерн и П. П. Дик» с основным капиталом в 100 тыс. руб. [24].

В 1913-1915 гг. на земле Николаевского сельского Общества и дворянки Фениной возникло предприятие барона Э.Э. Бергенгейма- «Общество по производству огнеупорного кирпича, гончарных изделий» [24].

Участие немцев в местном самоуправлении уезда. Среди гласных Бахмутского земства в 1899 г. был Карл Вистингаузен (с. Доброполье) [26]. В 1910 г. в Екатеринославе на Южно-русской выставке он был в числе представителей Бахмутского уезда [25]. В 1912 г. он стал совладельцем оргнеупорного завода в Часов Яре Викентия Штерцера [24]. В заседаниях Екатеринославского губернского земского собрания в 1910 г. от Бахмутского уезда брал участие С. А. Ауэрбах. Согласно «Списка землевладельцев разных состояний Бахмутского уезда, которые имели право участвовать в ІІ земском избирательном съезде» в 1906 г. из восьмисот избирателей было больше 200 немцев-колонистов. Владели свыше 100 дес. имели 36 колонистов, большинство имело от 30 до 60 дес. [27]. Из 367 лиц в г. Бахмуте и уезде имели право за имущественным цензом участвовать в выборах во ІІ-ю Государственную Думу ( 1906 г.), были 17 немцев [28].

Немецкое образование. В 1900 г. в уезде действовали 35 немецких школ. В с. Берестовое (учитель Генрих Дильман, с 1893 г., получал 450 руб. в год), с. Катериновке (Герхард Левин, с 1893 г., 530 руб), с. Кондратьевке (Питер Янсен), Леонидовке (Абрагам Герц), в Нью-Йорке (Іоган Никкель) [29].

Антинемецкие настроения. Начало 1-й Мировой войны в Руссийской империи сопровождалось крестными ходами, молебнами за победу, громкой государственной пропагандой. Был принят ряд «ликвидационных» законов и положений, направленных против немецкого населения империи: «О прекращении землевладения и землепользовании австрийских, венгерских или германских выходцев», «Об особенном комитете в связи с германским засилием», «О запрете преподавания немецкого языка».

23 августа 1914 г. в Бахмуте толпа членов «Союза Михаила Архангела» разгромила немецкие магазины, валила фонари, повредила оборудование электростанции, Дума отказалась возместить убытки на 1060 рублей [20].

Тайный советник В.И. Карпов на заседании земского собрания в 1914 г. внес «прожект» использовать пленных на строительстве канала от Юзовки в Мариуполь, системы каналов с Сиверского Донца до Мариуполя, соединения рек Бахмут, Лугань с Кальмиусом. Автор идеи сетовал на нехватку топлива для пароходов и послал копию «прожекта» председателю Союза горно-промышленников Юга России фон немцу Дитмару. В Бахмутском уезде труд австро-немецких пленных использовался на добыче камня, мощении дорог, сооружении плотин, чистке прудов, противооползневых работах, на самых тяжелых участках [30].

В докладе Бахмутскому земству в 1915 г. отставной штаб-ротмистр Н. И. Ларин призывал к «крестовому походу против турков», ликвидировать «немецкое засилие» в России (это когда генералы, окружение царя, министры, императрица-немка.), переименовать немецкие колонии уезда, изменить работу немецких колонистских школ [31].

«Народная газета Бахмутского земства» неоднократно писала о шпиономании, задержании «немецких» шпионов на железной дороге, в число коих попал и корреспондент газеты еврей-студент Эвенбах [32].
http://istoki.org.ua/node/157

Paloma
Новичок
Новичок
 
Сообщения: 9
Зарегистрирован:
Пт июн 29, 2012 23:01

Re: Национальные колонии Донбасса

Сообщение Paloma » Сб июл 28, 2012 17:57

Краевед писал(а):Из указанных на карте на территории Донецкой области находились три селения:

Название Координаты Год основания Населенный пункт (данные на 2003г.)

Затишье (Затиша, Бахер-Хутор) N 47°31'15", E 37°19'36"
1853
Село Затишное
Златоустовского сельсовета
Волновахского района
Донецкой области

Равнополь (Ровнополь, Ровное Поле, Латен -Хутор) N 47°33'30", E 37°13'57"
1858
Село Равнополь
Равнопольского сельсовета
Волновахского района
Донецкой области

Хлебодаровка (Солнцева) N 47°28'51", E 37°23'40"
1858
Поселок Хлебодаровка
Хлебодаровского сельсовета
Волновахского района
Донецкой области

Уважаемый Краевед, подскажите пожалуйста есть ли другие источники информации по этим колониям. Меня интереруют также фото материалы дореволюционного периода по кол.Ровнополь и Затишье, списки землевладельцев, посемейные списки.

Пред.След.

Вернуться в Форум краєзнавців Донеччини

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и гости: 1