* МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА    Мы в facebook,
присоединяйся!      Сайт 
газеты

История Димитрова

Модераторы: slc, Краевед

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: История Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Пн май 20, 2013 20:33

Шановний пане КОЗАРЛЮГА! Будь ласка, поясни мені: ЩО коїться на нашому Форумі? Я особисто ТЕБЕ благаю все другий місяць відкрити три сторінки. Вже і матеріали підготував, люди чекають. НІ! Ти ж дуже зайнята людина. За цей час ти сам для себе відкрив сторінку, яка і на…нікому не потрібна! Тепер, я так зрозумів: кожен бажаючий з вулиці може, як ота зозуля, «залишити свої яйця» та байдуже залишити Форум. Як кажуть росіянці: «Кошка бросила котят…» Куди ж дивляться наші модератори? Я не проти нових повідомлень та нових матеріалів. Але є вже відкриті теми. Навіщо плодити мертвонароджені сторінки? Відкрив тему, будь ласка, слідкуй за її розвитком, давай нові повідомлення, заохочуй інших до співпраці.

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: История Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Пн июн 03, 2013 16:26

«НАШ СВЯЩЕННЫЙ ПРАЗДНИК ПОБЕДЫ» газета «Родной город» №19 от 17 мая 2013 года.
«В начале 1942 года во время временной оккупации немецко-фашистскими войсками города Новоэкономическое (ныне Димитров) в поселке Стандарт был создан концлагерь. Площадь около 5 гектаров немцы обнесли колючей проволокой и согнали туда НЕСКОЛЬКО ТЫСЯЧ советских военнопленных. Голод, холод, жестокие побои и каторжный труд в карьере и на восстановлении шахты «Центральная» унесли жили (по неточным данным) почти 4 ТЫСЯЧ заключенных.
Чувствуя свою неминуемую гибель, фашисты заставили их вырыть глубокую траншею, куда живыми бросили обессиливших людей, присыпали землей и проутюжили танком. Местные жители помнят, как еще трое суток стонала земля. Здесь погибли 1 870 неизвестных солдат.
После освобождения города от немецко-фашистских оккупантов останки 600 военнопленных были перезахоронены в братской могиле, на которой в 1953 году был установлен памятник».
Л.В. СТЕБЛЯКОВА «СОЛНЦЕ ИЗ ЗАБОЯ» Очерки истории шахты имени Г.М. Димитрова стр.77
«На месте бывшего концлагеря советских военнопленных, который находился в двухэтажных домах на «Стандарте», с 1945 по 1950 год был размещен лагерь интернированных рабочих №1 028.
Они вместе с жителями поселка должны были восстанавливать нашу шахту. Это были немцы, мадьяры, румыны - все те, кто оказал яростное сопротивление Советской армии.
Советское правительство приняло решение, что в восстановлении шахт Донбасса должны были принимать участие и те, кто, пусть даже косвенно, виновен в их разрушении. Интернированных рабочих в лагерь привозили группами с марта по ноябрь 1945 года.
…На территории лагеря находились столовая и централизованный медпункт, в который привозили больных из таких же лагерей, расположенных в Красноармейском районе.
Больных было не много, в основном с тифом и дизентерией. Интернированные получали медицинскую помощь и имели возможность свободно перемещаться по поселку, покупать в магазине продукты. За весь период пребывания в лагере из 1 242 человек умерли от болезней ТРИ человека.
Спали интернированные на полу, на матрасах, набитых соломой, - после немецкой оккупации других не было. Их не избивали, не морили голодом, не бросали живыми в могилы, как издевались фашисты над советскими военнопленными.
Работали интернированные на разных участках шахты и на шурфах… Все работавшие на шахте получали зарплату наравне с нашими шахтерами».

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: История Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Вс июн 09, 2013 21:36

Уважаемые модераторы. Ни для себя и ни ради себя, а теперь уже ради нашего немецкого коллеги TABJANG прошу. Убедительная просьба: откройте на Димитровском Форуме страницу "Немецкие поселения". Материал для этой страницы был подготовлен еще два месяца назад. Уважаемый TABJANG дал согласие сотрудничать с нашим Форумом. Я не могу ему объяснить: почему эта страница до сих пор не открыта? Будет смешно, если наша районная газета опубликует его статьи раньше, чем они появятся на краеведческом Форуме.

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Забытые имена

Сообщение Луковенко Сергей » Чт авг 08, 2013 17:13

Изображение
Алексей Иванович Казаринов (1885 - 1938 годы)

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: История Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Вт авг 20, 2013 20:14

Шановний пан КОЗАРЛЮГА! Потрібна Ваша термінова допомога. Мені край потрібна БУДЬ-ЯКА інформація про вояків УНР під час Громадянської війни в Новоекономічному чи в Гришино взагалі. Хай це буде два речення чи два уривка якісь. Можливо є свідчення про частини чи керманичів. Я сам потім все поєднаю. Треба вже зачиняти цю частину. Музей НІЧОГО не дав того, чого я не знав!!!
Ще одне. Шановний ПЕРШИН дуже хоче придбати Вашу книжку "Відома і невідома Олексієво-Дружківка". Будь ласка, презентуй йому одну книжку.
А ще краще - зателефонуй, як буде час. Хай щастить!

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: История Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Вс сен 15, 2013 18:03

НЕСКОЛЬКО ЖИЗНЕЙ АЛЕКСЕЯ КАЗАРИНОВА.
1920 год. Семья действительного статского советника, крупного землевладельца и промышленника Виктора Ивановича Карпова покидает охваченную безумием Гражданской войны Российскую империю. Вместе с отцом уезжают все дочери со своими мужьями и детьми. Остается только один. Муж Евгении – горный инженер Алексей Иванович Казаринов. Что двигало им в эти минуты, что побудило его принять это роковое решение. Возможно, он, как миллионы русских патриотов, считал своим долгом разделить участь своей Родины. Откуда у русских это патологическое стремление умереть на родной земле. Даже зная заранее, что будет убит, расстрелян, распят.
«Когда при отступлении белых, передо мною стал вопрос: уходить ли и мне с ними, чтобы соединиться с женой, или остаться и не бросить ставшего родным дела, я решился на последнее…» (из автобиографии А.И. Казаринова).
На что он надеялся? Неужели рассчитывал, что его патриотизм оценит взбунтовавшаяся, жаждущая крови толпа? Что он будет полезен новой власти, при которой одно слово «дворянин» будет равноценно смертному приговору? Могут ли запах парижских бульваров, йодистый воздух набережной Варны и пьянящий аромат швейцарских Альп заменить зловонье рабочих бараков Гродовского рудника, прогорклость харьковских коммуналок и духоту тюремных камер Воронежа? До первого смертного приговора оставалось еще восемь лет…
ДВОРЯНИН. В далеком 1885 году 28 февраля в городе Одессе в семье чиновника Ивана Алексеевича Казаринова (1850 – 1922 г.г.) родился мальчик. Назвали его, скорее всего, в честь деда Алексеем. О матери ничего не известно. Вероятно, она умерла при родах или когда Алексей был еще малолетним ребенком. Отец – дворянин Ананьевского уезда Херсонской губернии.
«Отец мой, суровый, но в высшей степени честный и справедливый человек, любимый и уважаемый всеми знавшими его, вполне беспартийный и ценивший лишь то, что, по его мнению, было справедливо и правильно, много занимался бесплатной общественной работой и делами общественной благотворительности» (из автобиографии А.И. Казаринова)
Вместе со своим братом отставным подполковником Петром Алексеевичем он входил в число самых крупных землевладельцев губернии. По данным 1868 года Казариновым принадлежали хутор Дворянка (Казаринов хутор) и деревня Лидиевка (Скаржинка). На хуторе проживал 101 , а в деревне – 258 жителей. В 1896 году за ними числились уже село Лидиевка и хутор Дворянка Мостовской волости Ананьевского уезда. Петр Алексеевич в 1903 году владел селом Лидиевка и 1093 десятинами земли, а Иван Алексеевич – деревней Зброжковкой и 1559 десятинами в Херсонской области, а


также при селе Низшие Берещаки 948 десятинами земли в Киевской губернии.
Иван Алексеевич дослужился до коллежского советника. При контр-адмирале Павле Алексеевиче Зеленом был управляющим канцелярией Одесского градоначальника. В городе Одесса Алексей Иванович вместе с отцом проживал по Коблевской улице дом 37. И.А. Казаринову принадлежал и дом №13 по Дворянской улице (в 1914 году – дома №15 и №17 по улице Петра Великого), а его брату – два дома по Коблевской и Въездной улицам.
Казаринов-младший в 1893 году «был помещен в Одесской 2ю прогимназии», позже переименованную в Одесскую 5ю гимназию (улица Пантелеймоновская 13), которую он окончил в 1902 году. В том же году А.И. Казаринов поступает на физико-математический факультет Императорского Новороссийского университета (улица Петра Великого 2).
«Полная свобода после долгих лет гимназической спячки застала меня врасплох, во мне пробудились дремавшие силы, и я очертя голову пустился в бурлившую в то время студенческую жизнь. Не обладая ни политическими знаниями, ни какой - либо в этом смысле подготовкой, я метался от одной студенческой группировки к другой, ища наиболее радикальной организации, протестующей и борющейся с существующим порядком вещей» (из автобиографии А.И. Казаринова).
К этому времени Иван Алексеевич был избран гласным Одесской городской думы и вел активную общественную деятельность. Но в 1903 году произошло событие, изменившее дальнейшую судьбу семьи Казариновых. По утверждению донецких историков Казаринов-младший «за участие в студенческой организации эсеров был выслан в Германию». По другой версии, отец Алексея Ивановича сам отправил сына на учебу за границу.
«…я в 1903 году был исключен из Университета без права поступления в высшее учебное заведение. Это обстоятельство привело к моему полному разрыву с отцом и к решению впредь самостоятельно пробивать себе дорогу в жизни. Продав кое-что и заняв у семьи своего товарища денег, я в 1903 году отправился за границу…» (из автобиографии А.И. Казаринова).
С 1903 по 1908 годы Алексей Иванович обучался в Горной Академии в германском городе Фрейберге (сейчас Технический университет Фрайбергская горная академия). Ректором академии в то время был профессор Эрвин Паппелиц. Средства на жизнь студент Казаринов добывал работой на рудниках, черчением и займами у местных жителей. Окончив в Академию с дипломом горного инженера, он в декабре 1908 года возвратился на родину. За время его отсутствия отец И.А. Казаринов, как гласный городской думы, возглавлял Городскую комиссию по заведыванию городским театром, Попечительский совет одесских городских женских гимназий, Комиссию для разработки вопроса о выделении Одессы в земскую единицу, Одесское



окружное правление Императорского Российского общества спасения на воде, Попечительство Касперовской общине сестер Красного Креста. В 1908 году по личному приглашению статс-секретаря П.А. Столыпина Иван Алексеевич Казаринов был вызван в Санкт-Петербург для участия в Весенней сессии Общего присутствия Совета по делам местного хозяйства.
В жизни Алексея Ивановича было много событий, предопределяющих его дальнейшую судьбу. Были и неподдающиеся логике поступки. Остались и «белые пятна», которые он обошел в своей автобиографии. До сих пор не удалось выяснить: как пересеклись пути горного инженера Казаринова и Южно-Русского горнопромышленного общества. Но в январе 1909 года он поступил на службу на Щербиновский рудник в качестве заведующего вентиляцией с окладом 75 рублей. Рудник находился в селе Щербиновка (современная территория города Дзержинска) и принадлежал тогда акционерному обществу «Разработка каменной соли и угля в Южной России». Управляющим был С.Ф. Янчевский. На руднике Казаринов проработал семь месяцев. Три месяца ему понадобились для того, чтобы собрать 250 рублей и «откупиться от воинской повинности».
«Вернувшись в Донбасс, я поступил помощником заведующего шахтой №5 Горловского рудоуправления, откуда через 9 месяцев перешел на туже должность на Вознесенский рудник (ныне Петровское РУ), где последовательно занимал должности помощника заведующего шахтой №21, заведующего ею и заведующего постройкой нового рудника (шахты №1 и №2). В 1911 году я женился на рудничной учительнице и тогда снова помирился с отцом» (из автобиографии А.И. Казаринова).
Вознесенский рудник находился вблизи станции Мандрыкино и первоначально принадлежал помещику Петру Александровичу Карпову (1838- 1903 г.г.). К 1912 году рудник акционировали и предприятие стало называться «Товарищество на вере Вознесенский рудник наследниц П.А. Карпова». Управляющим был А.В. Мономахов. На руднике было свое училище с 20 преподавателями и школа, где обучались 55 учащихся.
В 1913 году в жизни А.И. Казаринова происходит еще один крутой поворот. Он получает предложение перейти на службу в Одесский городской водопровод. Как это ни странно звучит, но Казаринов «всегда интересовался вопросами водоснабжения» и даже опубликовал несколько работ на эту тему.
В то время в Одессе, кроме отца и дяди, жил и работал его старший брат Александр Иванович (1883 года рождения, юрист по образованию). Однако приняв в 1914 году место заведующего станцией «Днестр», он уже в начале 1915 года возвращается снова в Донбасс. Сам Казаринов объясняет это тем, что «не ужился с городским самоуправлением, так как не умел служить людям, а делу».
Тем временем руководство Южно – Русского горнопромышленного



общества заинтересовалось месторождением каменного угля на землях общины села Гродовка Бахмутского уезда. Разведку, поиск и разработку угольных пластов осуществляло «Товарищество Гродовских каменноугольных копей». Его маркшейдеры Ш. Беспалов и А. Гаркави еще в 1912 году приступили к поискам угольных пластов на землях крестьянской общины. Успешное завершение геологической разведки послужило поводом для заключения арендного договора между общиной села Гродовка и уполномоченными представителями Южно – Русского общества почетным гражданином Федором Евграфовичем Иевлевым и британским вице-консулом Вильгельмом Вальтоном. 5 ноября 1912 года такой договор был подписан.
Согласно договору сельское общество Гродовки выделяло 4 десятины 700 саженей земли под разработку каменного угля. Уже в том же году в окрестностях села началось строительство первой шахты. За 1914 год на этой шахте было добыто 49 тысяч тонн угля. Горными работами руководил штейгер Д.И. Воробей, о котором упоминает в своих воспоминаниях А.И. Казаринов.
Так вот, ни в 1912м, как утверждают местные краеведы, а только в начале 1915 года в Гродовку приехал горный инженер Алексей Иванович Казаринов. И прибыл он сюда еще в качестве строителя нового рудника. К слову, в документах Артемовской геологоразведочной экспедиции и в автобиографии самого Казаринова рудник назывался «Градовским», а Товарищество «Градовских каменноугольных копей». В марте 1915 года началось строительство шахт №1 и №2 Гродовского рудника Южно-Русского горнопромышленного общества (Русско-Азиатский банк).
Однако уже вскоре возникли большие проблемы из-за песка-плавуна. В приложении к заявлению, поданному в ПП ОГПУ от 23 марта 1928 года, Казаринов упоминает печатную работу о проходке плавуна в шахтах №1 и №2, которое в то время служило руководством для студентов и практикантов. Но тогда Казариновым было принято решение: начать проходку ствола на новом месте. Это был ствол №5 будущей шахты №5-6 имени Димитрова. По расчетам горного инженера А.И. Казаринова этот ствол должен был вскрыть не только пласт «толстый» (пласт L7 по синонимике Мефферта), но и другие пласты Гришинской свиты углей.
Расчеты оказались верными, и в 1916 году (через восемнадцать месяцев) ствол был пробит до горизонта 102,6 метра. Шахта дала первый уголь. Среднесуточная добыча угля составляла 600 пудов при линии очистного забоя 30 метров. На руднике работали 250 человек в две смены. Управляющим Гродовского рудника был назначен А.И. Казаринов. В том же году началось строительство железнодорожной ветки от рудника до Екатерининской магистрали и первых жилых домов на Старой Колонии. Но тогда же «при трагической обстановке» погибла первая жена управляющего рудником. Сыновьям Казаринова Ване и Юре было всего полтора года.


В 1917 году вместо ворота и бадьи на стволе №5 клеть стали поднимали уже с помощью динамо-машины. Параллельно шла проходка ствола №6, ее закончат только в 1918 году. В «роли управляющего» и застали инженера Казаринова революционные события 1917 года.
«Февральскую революцию я принял, однако, как очищение от царской мерзости и вековой несправедливости. Вскоре, однако, я в ней разочаровался, и чувство удовлетворения сменилось во мне полнейшим презрением к новой власти, фиглярству Керенского и окружавшим его, старавшимся перелить старое вино в новые меха. Октябрьскую революцию я воспринял как нечто мне не совсем понятное» (из автобиографии А.И. Казаринова).
В своей автобиографии Казаринов «опустил» события первых месяцев Февральской революции, которые произошли в поселке Гришино. 18 марта (по новому стилю) на станцию пришла телеграмма министра путей сообщения А.А. Бубликова, в которой сообщалось о низвержении императора и рекомендовалось создать органы местной власти. В тот же день на площади перед театром Полякова (сейчас это Молитвенный дом по улице Свердлова) состоялось собрание жителей поселка. На нем был избран новый орган управления – исполком, в состав которого вошли машинист паровоза Шевченко, служащий депо Белостоцкий, врач Сергеев, священник Драгожинский, механик магазина «Зингер» Никитин, владелец складов Лесин и владелец паровой мельницы Фридман. Возглавил исполком Алексей Иванович Казаринов!
Вечером того же дня в доме Казаринова (сейчас улица Свердлова 136) прошло первое заседания вновь избранного органа управления. Тогда же было принято решение о создании железнодорожной милиции, комиссаром которой был назначен Павел Шевченко. Вся административная власть в поселке осталась прежней. Сбежал только пристав Котенко.
Возглавляемый Казариновым Гришинский исполнительный комитет будет поддерживать правительство Александра Керенского.
(продолжение следует, далее "Бывший специалист")

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: продолжение

Сообщение Луковенко Сергей » Вт окт 08, 2013 17:55

БЫВШИЙ СПЕЦИАЛИСТ. Горные инженеры, покинувшие гибнувшую империю, прожили пусть не самую счастливую, но, в отличие от оставшихся коллег, долгую жизнь на чужбине. Многие оставшиеся были уничтожены революционной стихией только по причине их классовой принадлежности. В течение нескольких лет была физически истреблена элита делового мира Российской империи. Имена выдающихся организаторов и специалистов горного дела пополнили этот трагический список. Уцелевшие в этой бойне инженеры, как правило, вынуждены были признать новую власть и сотрудничать с нею. В большинстве случае, это только отсрочило их печальную участь. Они были только попутчиками советской власти «до первого перекрестка».
«Весь дореволюционный период своей службы я проработал в качестве рабочего инженера, не соприкасаясь с финансово-хозяйственной стороной каменноугольной промышленности, а с увлечением отдаваясь лишь технике, и мне удалось создать себе репутацию неплохого инженера» (из автобиографии А.И. Казаринова).
Роковой выбор был сделан, хотя в первое время ничто еще не предвещало трагедии. Первые контакты с советской властью произошли уже в декабре 1917 года, когда в Харькове было сформировано правительство Советской Украинской республики. Народным комиссаром труда был назначен Б.И. Магидов (1884 – 1972 г.г.). В своих воспоминаниях Казаринов упоминает также В.М. Бажанова (с 1918 года – управляющий национализированными рудниками и заводами) и С.А. Гецова (с 1919 года – начальник Главугля в Харькове), с которыми ему пришлось работать в Харькове. Тогда при его непосредственном участии «из царящего хаоса строилось далеко не совершенное здание Совнаркома».
«С рудниками я связи не порывал, постоянно наезжая туда и через представителей рудничного совета, посещавших Харьков. Никогда я не работал с таким энтузиазмом и подъемом, как в этот период, и помню с каким разочарованием встретил известие о нападении на Украину немецких полчищ и петлюровских гетманских банд, к которым относился с полным презрением. Время хозяйствования немцев ничем не отразилось на моей личной жизни, ни на Градовском руднике, где я и прожил его» (из автобиографии А.И. Казаринова).
К концу апреля 1918 года советская республика на Украине прекратила свое существование. Территория Гришинского района была полностью оккупировано австро-немецкими войсками. Следует отметить, что за период оккупации никто из рабочих и служащих Гродовского рудника не пострадал. После ухода немецких войск, с сентября 1918 года район стал территорией, контролируемой отрядами Повстанческой Армии Украины Нестора Махно.
«Я не буду описывать всех ужасов, сопровождавших этот период времени, зверств «батек» Петрова, Рудя и других, горы трупов, валявшихся по дорогам и т.п. хорошо всем известны. Я скажу лишь, что трудно было в это время и уцелеть и сохранить от разрушения строящийся рудник. Мне лично было не под силу сделать это без деятельной помощи рабочих и их охраны, и многократного спасения меня и моей семьи» (из автобиографии А.И. Казаринова).
В начале 1919 года на руднике вновь была установлена советская власть. Управляющий А.И. Казаринов приступает к строительству нового рудника. Он активно участвует в создании местного Совнархоза, в решении вопросов нового быта и хозяйства. Его командируют в город Харьков, где он встречается с председателем Южного областного совнархоза товарищем В.М. Бажановым (1889 – 1939 г.г.). Вместе с ним А.И. Казаринов возвращается в Гришино. По прибытию он получает от руководителя совнархоза полтора миллиона рублей наличными на строительство рудника.
Именно в этот период в жизни горного инженера А.И. Казаринова происходят изменения и в личной жизни. 20 января 1919 года был официально зарегистрирован брак Алексей Ивановича с Евгенией Викторовной Карповой (1899 – 1975 г.г.). Е.В. Карпова – дочь действительного статского советника, члена Государственного Совета Виктора Ивановича Карпова (1859 – 1936 г.г.). Венчание состоялось в Николаевской церкви села Григорьевка (современная территория города Донецка). Однако уже вскоре у молодой жены появились первые признаки туберкулеза, и муж отправляет ее на лечение в Крым. Сам же остается на руднике и занимается его строительством.
Но мирная жизнь продолжалась недолго. В конце мая части Красной Армии оставили рудник. Власть перешла к Главнокомандующему Вооруженными Силами Юга России генералу А.И. Деникину.
«Для меня и для рудника это было тяжелым временем. Правление рудника не финансировало предприятия, в Гришино свирепствовал отряд Малиновского, ни материалов, ни продовольствия в достаточном количестве не было, и если бы не оставшиеся у меня полтора млн. рублей, данные мне еще красными, я не мог бы сохранить рудника от разрушения»… «Я горжусь тем, что в период белых на Градовском руднике никто из рабочих не пострадал, в то время, как на соседних рудниках и в Гришино Малиновский и Роговский творили свою зверскую расправу» (из автобиографии А.И. Казаринова).
Позже, вспоминая о периоде Гражданской войны, в ходе предварительного следствия и самого судебного процесса Казаринов неоднократно будет подчеркивать мысль, что он сохранил рудник и не допустил каких-либо репрессий против рабочих рудника. Не помогло! Не спасло и то, что на Гродовском руднике перепрятывались партийные товарищи и «находили себе спокойное убежище» семьи тех, кто ушел воевать на стороне красных.
После белых, которые по словам Казаринова «твердо держались в Гришино» всего четыре месяца, где-то с сентября 1919 года на территории Гришинского района вновь стали хозяйничать отряды Нестора Махно. «Приход красных положил всему этому конец и дал нам возможность вздохнуть. Я был полностью вознагражден за все лишения, когда по приходе красных моя роль в спасении рудника и рабочих была полностью признана и подтверждена, как самими рабочими, так и поразившими меня своей осведомленностью сопровождающими Красную Армию политработниками, мне дотоле неизвестными» (из автобиографии А.И. Казаринова).
С этого момента А.И. Казаринов всецело посвящает себя заботам и проблемам Гродовского рудника. Возможно, он планировал окончательно обосноваться здесь и продолжить свою производственную деятельность именно на этом руднике. Рядом с рудником он построил свой дом. Здесь жили его отец и сыновья. Иван Алексеевич умрет в 1922 году и будет похоронен здесь же - в нескольких сотнях метров от шахтного ствола Гродовского рудника (могила отца Казаринова сохранилась). Но в том же 1922 году Алексей Иванович был откомандирован в Москву. В течение девяти месяцев он занимал должность управляющего эксплуатацией Подмосковного бассейна, после чего возвратился в Донбасс. «Я снова вернулся в Донбасс, т.к. работа в нем была роднее и интереснее, а главное, живее и ближе к производству; нежели правленческая работа в Москве» (из автобиографии А.И. Казаринова).
С 1923 года он – помощник главного инженера и начальник Техбюро Гришинского рудоуправления. Помимо нескольких должностей на самом Гродовском руднике, по признанию самого Казаринова, он совмещал еще «целый ряд должностей» в районном и рудничном управлениях. Под началом Е.Л. Гринько и В.Л. Гебгардта он занимался восстановлением Новоэкономического рудника, совместно с А.П. Сергеевым руководил геологоразведочными работами в Гришинском угольном районе, а вместе с Д.И. Воробьем курировал работу Гродовского рудника. Его непосредственными помощниками по рудоуправлению были инженеры Шебякин и Бродский. В Гришинском рудоуправлении Алексей Иванович проработал до июля 1925 года.
Весной 1924 года главный технический директор треста «Донуголь» Н.П. Бояршинов выдвигал Казаринова на должность главного инженера Власовского рудника. Алексей Иванович даже ездил на несколько дней в Шахтинский район для ознакомления с новым местом работы. Однако его предварительные условия перехода на новую должность не были выполнены, и он отказался от этого назначения. Но первый шаг навстречу к Шахтинскому делу был уже сделан. Позже тот же Н.П. Бояршинов сделает Казаринову предложение организовать при тресте «Донуголь» Отдел Проходки.
Находясь на должности помощника главного инженера Гришинского рудоуправления, Алексей Иванович занимался и общественной работой. Среди его общественных «нагрузок» были касса взаимопомощи и клубная работа. Кроме того, он был председателем бюро инженерно-технической секции.
В мае 1925 году к А.И. Казаринову приехал управляющий Гришинского рудоуправления Е.Л. Гринько по поводу предстоящей поездки за границу. По его рекомендации Казаринов был включен в состав зарубежной делегации «Донугля», «как знающий языки». 15 июля Е.Л. Гринько уехал в Харьков, а 20 числа Казаринову пришел вызов: срочно явиться в Москву. В тот же день Алексей Иванович выехал в столицу. А 23 июля 1923 года он уже отправился в Германию.
В состав делегации «Донугля», кроме А.И. Казаринова, входили Е.Т. Абакумов (будущий заместитель министра угольной промышленности), Е.Л. Гринько, И.М. Лямин и К.Н. Коробкин (руководитель делегации). Именно эта поездка сыграет ключевую, если не роковую роль в судьбе Алексея Ивановича. Но кто мог тогда подумать, что даже мимолетная встреча или частная беседа с представителями зарубежных фирм, будет квалифицироваться следователями ОГПУ, как попытка установления контактов с «антисоветскими организациями» за рубежом.
Цель поездки советской делегации было ознакомление с работами врубовых машин германских фирм («Эйкгофф» и Кнапп) на шахтах Вестфалии. Советские инженеры побывали в городах Кельн и Эссен, совершили поездку по реке Рейн, где посетили несколько шахт. В конце октября делегация посетила Бельгию, а именно Брюссель и Льеж. Там велись переговоры с представителями фирмы «Ауфберейтун» и наши инженеры смогли ознакомиться с работой врубовых машин на шахте «Льеж».
Результаты своей поездки в Германию и Бельгию участники делегации изложили в отчетах, которыми и руководствовалось Советское Торговое представительство при закупке шахтного оборудования для угольных предприятий Донбасса. По возвращению в Берлин делегацию встретил Н.А. Рубанович, который сразу стал использовать А.И. Казаринова в качестве переводчика во время переговоров, деловых встреч и приемов. Вместе с Рубановичем Казаринов посетил город Мангейм, побывал на заводе Броун Бовери, вел переговоры о привлечении немецких специалистов к работе на шахтах Донбасса. Делегация планировала вернуться на родину в конце ноября 1925 года. Но вскоре, когда к ней присоединились вновь прибывшие С.Р. Кронгауз и «товарищ Билик», встал вопрос о продлении командировки А.И. Казаринову, так как он был единственным, кто знал немецкий язык.
И «товарищ Билик» нашел «слабое» место в категорических отказах А.И. Казаринова остаться в Германии, разрешив Евгении Викторовне приехать к мужу в Берлин. Жена была единственным человеком, с которым переписывался Алексей Иванович, находясь за границей. «Мне особенно туго приходилось, т.к. помимо прочего мне постоянно приходилось играть роль пере-водчика и у меня не оставалось времени даже на то, что бы написать домой – единственная переписка, которую я вел вообще за это время – была с женой» (из автобиографии А.И. Казаринова). Берлинская встреча с супругой – это последнее упоминание Казариновым о Евгении Викторовне Карповой. Можно только догадываться, чем это было вызвано. Личная жизнь Алексея Ивановича остается «белым пятном» в его биографии.
По возвращению из Германии А.И. Казаринов вскоре получит новое назначение. Его переведут на работу в аппарат треста «Донуголь» в город Харьков. Первое время он работал в Иностранном отделе (ИНО). Неоднократно выезжал в служебные командировки в Берлинское представительство «Донугля». Некоторое время был и заведующим Иностранным отделом. Его последняя должность в тресте – старший инженер Управления нового строительства (УНС). В этой должности Казаринова и арестовали в январе 1928 года.
«В 1925 году наша семья переехала неподалеку на Гродовский рудник, где папа занял ту же должность – пом. завшахтой. Я там учился с четвертого класса по седьмой. В одном классе со мной учились два мальчика-близнеца Ваня и Юра Казариновы. Их отец Алексей Иванович Казаринов был главным инженером шахты. Это была, по тем временам, зажиточная семья. А. И. Казаринов бывал в заграничных командировках, откуда привозил много вещей. У мальчиков даже был велосипед, на который никому из их товарищей не разрешалось садиться. Высшей степенью доверия, которым я тоже пользовался, было разрешение бежать рядом с велосипедом, когда на нем ехал один из братьев, держась рукой за раму. Но вскоре благополучие этой семьи неожиданно оборвалось. В Советском Союзе в это время возникло знаменитое «Шахтинское дело», где ряд специалистов-горняков были обвинены в шпионаже. Среди них оказался А. И. Казаринов… Его семья из Гродовки уехала. Что стало с нею, в частности с мальчиками, я не знаю" (из воспоминаний А.А. Явнеля).

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: окончание

Сообщение Луковенко Сергей » Вс ноя 03, 2013 08:42

ВРАГ НАРОДА. Какие чувства испытывает человек во время его ареста? Какие мысли роятся в его голове, когда он оказывается в тюремной камере? Наверное, первая, что это какое недоразумение или какая-то нелепая ошибка. Вторая, что скоро все выясниться и его отпустят. Возможно, третьей приходит мысль: А за что вообще-то меня могли арестовать? Я ведь ничего не сделал такого противозаконного. Подобные мысли посещали и Алексея Ивановича в первые часы ареста. У него еще теплилась надежда на скорое освобождение.
«Арест мой и первое в жизни тюремное заключение повергли меня в полное недоумение, отправка в Ростов углубили во мне это чувство, так как я догадался, что арест этот находится в связи с шахтинским делом. Но что общего между мной и Шахтами, где я никого не знаю? Я мог ожидать ареста за работу в ИНО в связи с затовариванием, по работе в УНС так как знал о ее дефектах и терпеливо ждал допроса, которым все это вскоре, как я думал, после моих объяснений, кончится и я смогу вернуться к своему делу и семье» (из письма А.И. Казаринова следователю ПП ОГПУ по Северо- Кавказскому краю М.А. Листенгурту от 27 марта 1928 года).
Однако следователи из ОГПУ к этому времени уже располагали «информацией» на гражданина Казаринова. Показания на него дал горный инженер А.Б. Башкин. Первые предъявленные «обвинения», вероятно, показались Казаринову абсурдными и нелепыми, и, в какой-то мере подарили ему надежду на благоприятный исход дела. Башкин откровенно оговаривал своего коллегу. Отец Казаринова никогда не был председателем Союза русского народа. Представитель германской фирмы Кестер, с которым вели переговоры делегаты «Донугля» и общался лично Казаринов в Берлине, по словам Башкина, был и агентом вредительской организации. Не мог знать Казаринов, работая в Гришинском рудоуправлении, и о якобы существующей вредительской организации в Харькове и Москве.
По признанию тех же следователей «вредительская работа» Казаринова четко стала вырисовываться «только в период следствия». И если в начале следствия А.И. Казаринов всячески отрицает какую-либо причастность к деятельности неизвестной ему подпольной организации в «Донугле», а своими отношения со всеми сотрудниками треста оценивает исключительно только, как служебные. То уже вскоре тональность его ответов постепенно меняется. В его показаниях о вредительской организации начинают «проскакивать» ответы утвердительного характера «да, я встречался…», «присутствовал…», «да передавал» … и «я знал»!
Самое страшное в этой истории то, что Алексей Иванович еще до начала
судебного процесса знал: его расстреляют! «Что ждет меня впереди? Быть может бесчестие, быть может, смерть. О последней мне часто говорили во время допроса. Не знаю, знаю лишь только то, что я невиновен … Не думал я о такой награде, оставаясь в СССР у своего дела, скрываясь от белых, чтобы не быть увезенным ими. Ну, что же, буду ждать и надеяться на торжество правды и справедливости…» (из письма А.И. Казаринова от 23 марта 1928 года).
Но если угрозы следователя М.А. Листенгурта (его расстреляют в 1939 году) можно расценить, как методы силового давления и психологической обработки подозреваемого, то «откровения» адвоката Казаринова «товарища» В.П. Денике нужно квалифицировать, как провокационные. «Защитник Денике спросил меня, какой я избираю путь защиты, и указал мне, что он, как защитник, ничего советовать мне не может, но ставит меня в известность, что я, идя по пути признания своего преступления, несомненно, буду расстрелян» (из заявления А.И. Казаринова на имя особого присутствия Верховного суда СССР). Другому своему подзащитному Д.М. Сущевскому этот адвокат заявил прямо: « «Я не стану вас успокаивать. Того, в чем вы сознались, вполне достаточно для расстрела». Суд по просьбе Казаринова отстранит Денике от дальнейшего участия в судебном процессе.
«Торжество правды и справедливости» для Алексея Ивановича наступило 18 мая 1928 года в Доме Союзов в Москве.
Казаринов по сценарию следователей ОГПУ становится центральной фигурой мифической вредительской организации. С 1925 года все служебные командировки в Берлинское представительство треста «Донуголь» он использовал, как канал связи с зарубежными организациями бывших шахтовладельцев. От руководителей этих организаций Казаринов получал директивы по проведению вредительской деятельности и денежные суммы для выплаты вознаграждений участникам харьковской «контрреволюционной вредительской организации». Ее центром было Управление новым строительством в самом «Донугле», в состав которого входили Ю.Н. Матов, Н.Н. Березовский, А.В. Детер, Г.А. Шадлун, Г.П. Потемкин и Л.Н. Мешков.
На суде Казаринов весьма подробно и обстоятельно, в отличие от других подсудимых, повествует о деятельности вредительской организации. У ее истоков была, по его мнению, была «группировка Бояршинова», когда тот возглавлял отдел центрального управления каменноугольной промышленности (ЦП КП).
Казаринов признается на суде, что присутствовал на заседаниях этой вредительской организации. В качестве «курьера» он отвозил письма за границу Я.Д. Прядкину (бывшему владельцу Орлово-Еленовских копей и «организатору польского центра горнопромышленников») и И.М. Дворжанчику (бывшему директору – распорядителю нескольких акционерных обществ и «председателю парижского центра горнопромышленников России»). За границей он встречался с Блейманом (представителем германских промышленников) и получил от него 80 тысяч марок, часть из которых присвоил себе.
«В 1924 году вступил в контрреволюционную вредительскую организацию, вовлек в нее других лиц, вошел в руководящее ядро Харьковской организации, совершал вредительские действия, получая за это деньги» (из выступления государственного обвинителя Н.В. Крыленко).
О своих коллегах, назвав их «скептиками», А.И. Казаринов на суде заявил следующее: «Это люди свое собственное неумение работать, свое незнание дела перекладывают на голову советской власти, на новые условия». Пошел ли дворянин Казаринов на сделку со своей совестью, нарушил ли он кодекс чести? Спасал ли он собственную жизнь ценой других?
Нельзя оценивать события того времени с позиций сегодняшнего дня. Нельзя осуждать этих несчастных людей за их слова и поступки, не зная всех обстоятельств и причин, побудивших их оклеветать себя и оговорить своих коллег. Может быть, это и было платой за отмену смертного приговора? Расстрел А.И. Казаринову был заменен десятью годами лишения свободы с поражением в правах на пять лет и конфискацией имущества. До следующего смертного приговора оставалось еще почти десять лет.
Это было еще то время, когда специалистов (пусть и бывших буржуазных), не посылали «на лесоповал». Многие фигуранты «Шахтинского дела» свои сроки отбывали не в лагерях и тюрьмах, а на стройках первых пятилеток. При этом занимали там довольно высокие должности. Советская власть тогда еще признавала, что «бывшие спецы» представляли собой «квалифицированную техническую силу, которую возможно использовать на практической работе». Поэтому «лишение свободы» нередко заменяли «иной мерой социальной защиты».
Известно, что А.И. Казаринов работал техническим директором Воронежского городского управления треста «Огнеупор». Последним местом его работы был город Елец Воронежской области (технический руководитель известкового завода №6). В городе Елец Казаринов жил в гостинице.
Алексей Иванович Казаринов был арестован 7 августа 1937 года. Он обвинялся в активном участии в правотроцкистской диверсионно-террористической организации по знаменитой «расстрельной» 58й статье. А именно, часть 7. «Подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы, а равно кооперации, совершенный в контрреволюционных целях путем соответствующего использования государственных учреждений и предприятий или противодействия их нормальной деятельности, а равно использование государственных учреждений и предприятий или противодействие их деятельности их деятельности, совершаемой в интересах бывших собственников или заинтересованных капиталистических организаций…»
Часть 8. «Совершение террористических актов, направленных против представителей советской власти или деятелей революционных рабочих и крестьянских организаций, и участие в выполнении таких актов…»
Часть 11. «Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению представленных в настоящей главе преступлений, а равно участие в организации…»
Суд состоялся в городе Воронеже. Выездная сессия Военной коллегии Верховного Совета СССР 11 января 1938 года признала его виновным и приговорила Алексея Ивановича Казаринова к высшей мере наказания. В январе того же года приговор был приведет в исполнение.
Так закончился жизненный путь человека, который целиком и полностью посвятил себя любимому делу – горной промышленности. Он не был коммунистом (что, скорее всего, не спасло бы его и в 37м году), а поэтому он не мог быть «активным строителем социалистического общества». Совковый менталитет не допустит даже идею об увековечивании памяти «о простом горном инженере», с именем которого связано зарождение горной промышленности в нашем городе, история Гродовского и Новоэкономического рудников, Гришинского рудоуправления. Если нет денег на переименование улиц в честь Героев Социалистического труда, прославивших город и район на весь Советский Союз, что уже говорить за человека «исчезнувшей эпохи».
Об Алексее Ивановиче Казаринове знают немногие, подробности его биографии расскажут единицы. В городе, пожалуй, только могила отца на заброшенном пустыре и клуб имени Воровского (бывший Дом управляющего Гродовским рудником) напоминают о нем. Но, кто такой Воровский для нашего города? Что связывает историю нашего города с дипломатом Советской России и ревностным гонителем Православной церкви?
Среди достопримечательностей города значатся памятник Г.М. Димитрову и бюст Дважды Героя И.И. Бридько. Из «неофициальных» можно еще назвать Дворец культуры имени Артема и Дворец спорта. Почему бы не внести в этот список «Дом Казаринова» и «Дом Спельта» (последнему зданию уже сто лет)?
15 июня 1957 года указом Президиума Верховного Совета СССР Алексей Иванович Казаринов «за отсутствие состава преступления» был реабилитирован (посмертно).

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: История Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Сб дек 14, 2013 13:17

12 декабря 2013 года в центральной библиотеке имени Т.Г. Шевченко в городе Красноармейске состоялась презентация литературно-поэтического альманаха «Зоряна криниця» творческого объединения «Суцвіття». В разделе «Краеведение, литературоведение и публицистика» были представлены очерки следующих краеведов и публицистов: «Станіслав Жуковський на гостинах в Красноармійську», «Добыча ревности глухой…» Дианы Белоконь (Красноармейск); «Феномен Переделкино» Николая Переяслова; «Гришино: от линейной станции – до узловой» Павла Белицкого (Донецк); «Дом Казаринова», «Несколько жизней Алексея Казаринова» Сергея и Павла Луковенко (Димитров); «Ликвидация последствий гражданской войны» Александра Морозова (Дебальцево); «Мой славный город возвышен именами…» Елизаветы Хаплановой (Макеевка). Всего в альманахе представлены работы 42 авторов.

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: История Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Вт мар 18, 2014 12:40

В 1970 году свет увидел пятый том из серии «Історія міст і сіл Української РСР», посвященный Донецкой области. С этого момента на долгие годы это издание становится настольной книгой всех донецких краеведов и основным источником начальных знаний из истории родного края для многих школьников и студентов. Следует признать, что за годы Независимости не появилось ничего равноценного этому фундаментальному изданию. Поэтому, к сожалению, оно до сих пор еще остается для многих своеобразной краеведческой «библией», не смотря на смену политического курса, переоценку «вечных» ценностей и поиск новых ориентиров. К сожалению, еще и по причине многочисленных ошибок, неточностей и несоответствий.
«ШАХТА «ЦЕНТРАЛЬНАЯ». КАК ЗАКАЛЯЛАСЬ ЛОЖЬ.
«1911 року право на експлуатацію вугільних покладів на общинних землях села за орендним договором одержали пайовики Донецько-Грушевського акціонерного товариства, де переважав бельгійський капітал. Вони заклали шахти №№1,2,3,4. Того ж року стала до ладу шахта №1 (тепер шахта «Центральна»), на якій працювало 500 чоловік» … Сменилось уже несколько поколений жителей города, и до последнего времени ни у кого достоверность этого утверждения не вызывала сомнений. Эти строки старательно переписывались всеми краеведами и перекочевывали из одной «истории города» в другую. Со временем названия «Центральная» и Новоэкономическое (позже уже автоматически – Димитров) практически стали синонимами во всех рассказах об основании города. Предпринятые уже в годы Независимости робкие попытки опровергнуть этот исторический постулат были «подавлены» безразличием местных властей к историческому прошлому своей малой Родины и цензурой городской газеты. Это ярко выразилось в «перепечатке» материалов сорокалетней давности из все той же «Истории городов и сел УССР» в газете «Родной город» в юбилейный для Димитрова 2011й год. Власти давно уже решили, что у города Димитрова не должно быть другой истории, кроме как «совковой»!
Так вот, никакой связи между началом строительства шахты «Центральной» и основанием города Новоэкономическое НЕТ! Поскольку ни в 1911м, ни в 1912м году «градообразующую» шахту «Центральная» даже не начинали строить!.. Более того, и в 1914 году она не дала «на гора» свой «первый промышленный уголь», так как ее строительство закончилось только в 1915 году! Не соответствуют также действительности сроки строительства первых казарм для одиноких рабочих, домов для семейных и зданий поверхностного комплекса самого рудника.
Иными словами ВСЕ, что было написано и напечатано ранее о шахте «Центральная» - это очередной коммунистический миф.
Но откуда же взялась «дата» начала строительства шахты «Центральная»? Была ли это заранее спланированная ложь или «ошибка» появилась уже вследствие некомпетентности авторов «истории города Новоэкономическое»? В обоих случаях в основе лежит ошибочное отождествление шахты №1 рудника общества «Грушевский антрацит» с шахтой «Центральная» того же общества, но к появлению которой успевшему сменить свое название на «Донецко-Грушевское акционерное общество каменноугольных и антрацитовых копей».
Шахту №1, действительно, начали строить в самом конце 1911 года, но, первоначально, она числилась за рудником Кречунеско. В материалах XXXVII съезда горнопромышленников юга России за 1913 год Новоэкономическая копь упоминается, как «бывший рудник Кречунеско». Местными краеведами откровенно были проигнорированы воспоминания Н. Доброноса о строительстве шахте №1 Кречунеско и Иевлевым «на месте ЦЭММ с деревянным копром и крепью». С 1912 года Новоэкономический рудник акционерного общества «Грушевский антрацит» – это четыре шахты, в том числе и шахта №1. Если и была «зарегистрирована, как промышленное предприятие» в 1911 году какая-то шахта, то только ШАХТА №1. К слову, физически не существует документов, подтверждающих начало строительства шахты «Центральная» до 1913 года и факт «регистрации» этой шахты еще в 1911 году, на наличие которых постоянно ссылаются приверженцы «совковой» истории нашего города. Никого из них не смущает: а как могли «зарегистрировать» еще не построенное предприятие? Не говоря уже за промысловый налог и земский сбор с «несуществующего предприятия».
Возможно, что советские журналисты просто не сориентировались и «запутались» в номерах и названиях шахт Новоэкономического рудника. Когда писалась история города Новоэкономическое, то среди действующих предприятий еще были старейшие шахты - №1«Центральная» и шахта №3-3»бис». Не особо вникая в подробности, шахту №1 просто «подменили» шахтой №1 «Центральная». Тем самым полностью убрав из истории Димитрова ту шахту, с которой и начинался наш город! Это выглядит непонятным, если учесть, что по документам Горного управления юга России эти две шахты упоминаются параллельно вплоть до 1915 года. Речь здесь идет об откровенной фальсификации истории города Новоэкономическое! «Ведомость каменноугольных предприятий коксующихся, спекающихся, газовых и пламенных углей с предполагаемой добычей не менее 1 миллиона пудов (с примечаниями А. Гладченко)», на которую постоянно ссылаются «совковые» краеведы, на самом деле, датируется 1917 годом, и в ней НЕТ упоминания о шахте «Центральная»!!!
В Отчете начальника Горного управления южной России за 1913 год за Новоэкономическим рудником числятся четыре шахты. Общее количество подземных рабочих -352, поверхностных – 60 человек (стр. 42-43). Эти цифры откровенно не совпадают с информацией «відкриваються шахти №2, №3, №4, де було зайнято відповідно 150, 300 і 500 чоловік». Не соответствуют и данные по добыче угля. В отчете - 3 806 000 пудов. По советским источникам, если тонны перевести в пуды, то полторы тысячи «бездельников» добыли только 2,8 миллиона. В том же отчете сообщается, что «заложена углубка ШАХТЫ №1» и только «начата проходка «ЦЕНТРАЛЬНОЙ» шахты с бетонной крепью» и диаметром 2 сажени (стр. 47)! В «Записке о железнодорожных путях для обеспечения Гришинского угленосного района Донецкого бассейна» от 9 февраля 1913 года известный геолог Л.И. Лутугин сообщает: «В настоящее время на землях села Новоэкономического обществом «Грушевский антрацит» создается большой рудник…»
Но и это еще не все! За 1913 год на Новоэкономическом руднике были построены три казармы из кирпича на 36 человек каждая и четыре дома с 12ю квартирами для семейных рабочих. Это были первые жилые дома будущего города Новоэкономическое (о них нет упоминания в «Истории городов и сел…»). Были также построены временная «умывальня» для рабочих и механическая мастерская, начато строительство зданий электростанции и котельной.
1914 год – якобы это «год ввода в эксплуатацию шахты «Центральная». Тогда шахта «успела» добыть за год 117 940 тонн угля (это больше 7 миллионов пудов), а шахта №3 – 58 970 тонн. Сколько же, на самом деле, добыли на Новоэкономическом руднике в 1914 году? Согласно отчету – всего только 5 110 688 пудов… Откуда же взялись такие большие цифры?
В Отчете начальника Горного управления за 1916 год (!) четыре шахты Новоэкономического рудника, в том числе и шахта №1, (но еще без шахты «Центральная») в 1915 году добыли 10 688 381 пуд «черного золота». Сложив 117 940 и 58 970, получим 176 910 тонн. Путем простого арифметического действия эта сумма превращается в 10 787 000 пудов!!! Возможно, что у советских «историков» были проблемы и с математикой. Во-первых, шахта «Центральная» в 1915 году еще строилась. По итогам 1914 года, действительно, была закончена проходка ствола «глубиной 60 саженей, круглого сечения диаметром в 2 сажени, крепленая бетоном» и начата… установка железного копра высотой 25 метров! Во-вторых, только в следующем году закончат постройку надшахтного здания и здания механической сортировки, установку железного копра и железных эстокадов. Тогда же на руднике, не смотря на участие империи в войне, построят еще 4 казармы на 144 места для одиноких, 8 домов на 12 семей каждый и 4 дома на 6 квартир каждый для семейных рабочих. Помимо этого, еще рудничный магазин, школу и столовую с водяным отоплением и электрическим освещением. И… проведут водопровод на Старую колонию!
За первое полугодие 1916 года Новоэкономический рудник, уже включая шахту «Центральная», добудет 6 413 000 пудов угля при планируемой годовой добыче 13,5 миллионов пудов.

Аватара пользователя
першин
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 560
Зарегистрирован:
Пн янв 14, 2013 17:16
Откуда: Бахмут.

Re: История Димитрова

Сообщение першин » Ср мар 26, 2014 10:47

Ув.Сергей,я понял о какой строчке вы говорили.Это о списке "спонсоров" благотоворительной лотореи "Аллегри".Эта строчка в неизменном состоянии присутствует в трех или четырех Татаринсковых книжках.Что и говорить любит Сергей Иосифович самого себя цитировать.Но к сожалению в той лит-ре,что у меня есть я фамилии Брайловского не встречал,если проскочит,то обязательно сообщу.

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: История Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Чт мар 27, 2014 06:54

Уважаемый ПЕРШИН! Вы абсолютно правы. Спасибо за то, что откликнулись. Наша димитровская группа в рамках проекта "Неизвестный Красноармейск" поставила перед собой цель: "восстановить" дореволюционный образ станции Гришино. Работаем сразу в нескольких направлениях - "Дом Липшица", "Завод Минаева", "Магазин Невлера", "Мельница Роговского", "Маслобойня Зусмановского", "Мастерские де Бони", "Театр Полякова" и другие. Собираем, конечно, по крупицам, поскольку работаем в полной изоляции. Абсолютно никакой помощи от исторического музея и Красноармейской краеведческой организации. Хотя психология и поведение "музейщиков" и Гайворонского нам предельно понятны. Но есть и определенные успехи ("Дом Казаринова", "Завод Вульфовича"). С "Домом Браиловского" в Гришино связаны несколько исторических личностей и событий. К слову, в разных источниках есть варианты фамилии - Брайловский и Браяловский.

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: История Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Вт дек 16, 2014 13:45

ИСТОРИЯ ХУТОРОВ И РАБОЧИХ ПОСЕЛКОВ НА ТЕРРИТОРИИ ГОРОДА НОВОЭКОНОМИЧЕСКОЕ.
Все исторические справки о городе Димитров начинаются, примерно, так: «Впервые город Димитров упоминается в арендном договоре 1911 года…», или «Первые упоминания о городе Димитров относятся к 1911 году, когда был заключен арендный договор…», или «Город Димитров был основан в 1911 году, когда…». Естественно, что в самом договоре 1911 года не упоминается ни город Димитров, ни город Новоэкономическое. В нем нет упоминаний и о Новоэкономическом руднике. Более того, в тексте договора, заключенного в сентябре 1911 года крестьянской общиной села Новоэкономическое нет даже слова «город». К слову, этот договор никакого прямого отношения к основанию Новоэкономического рудника и самого города не имеет.
По этому поводу заместитель мера города Димитрова господин Пономаренко на конференции, которая состоялась 12 ноября в школе №17, дважды подчеркнул: «Таково было политическое решение!» Если перевести его слова в плоскость понятной терминологии, то это обозначает, что никаких подтверждающих документов об основании города в 1911 году нет, но так «принято считать».
Так вот, официально принято считать, что поселок Новоэкономическое получил статус города в 1938 году. Но ни в одном официальном документе, ни на одной карте 20 – 30-х годов прошлого века не указан населенный пункт «поселок Новоэкономическое». Есть информация о «поселке Новоэкономического рудника» или просто упоминается «Новоэкономический рудник», как рабочий поселок, административно подчиненный Новоэкономическому рудничному совету. Отсутствует и документальное подтверждение того, что именно в 1938 году поселок получил статус города (правильнее будет сказать: поселок был отнесен к категории «город»). К примеру, поселок Димитрово переименован в город Димитров решением Донецкого облисполкома 9 июня 1965 года, что подтверждают документы из ГАДО.
Согласно же административно-территориальному делению Артемовского округа (1925 – 1930 годы) по данным переписи 1926 года в подчинении Новоэкономического сельсовета было одно село Новоэкономическое (центр сельского района), две деревни (Николаевка и Григорьевка), одна железнодорожная будка (будка №8) и 20 хуторов. Из них на территории будущего города Новоэкономическое находились хутора Родина, Веселый, Прогресс, Светлый, Ясная Поляна и рабочий поселок Новоэкономического рудника, но подчинявшийся уже местному рудничному совету.
Новоэкономическое – типичный шахтерский городок в Донецком бассейне. А для Донбасса начала ХХ века характерна новая форма градостроительства – слияние близкорасположенных промышленных поселков. Еще в дореволюционный период наличие частной собственности на землю привело к тому, что рабочие шахт и рудников расселялись на территории, принадлежащей владельцу горного предприятия, то есть в непосредственной близости к месту своей работы. С развитием горной промышленности отдельные поселки разрастались, сливаясь между собой, образуя значительные по своим размерам населенные пункты, не имеющие четкой планировочной структуры.
Статус города получил не сам рабочий поселок. Произошло административно-территориальное объединение сразу нескольких поселков (именуемых ранее хуторами) в один населенный пункт с названием Новоэкономическое. Официально принято считать, что город Новоэкономическое образовался путем объединения поселков Ворошиловский, Петровский, Шевченковский, Веселый, Сахалин, Прогресс, Ясная Поляна. Следует отметить, что некоторые из этих названий до сих пор встречаются даже в официальных документах, как наименования отдельных административно-территориальных единиц города Димитрова.
Хутор Сахалин. Его возникновение напрямую связано с началом промышленной разработки каменного угля на землях крестьянской общины села Новоэкономическое в 1911 году. Правда, Сахалинами назывались сразу два поселения (№1 и №2). Это современная территория жилого массива «Новатор», прилегающая к городскому кладбищу. Со стороны балки Саприкина – улицы Чапаева и Тельмана, более поздняя застройка – улица Филатова; с другой – Революции, Краснолиманская, Комарова и Плеханова. «Непосильный каторжный труд на шахтах Новоэкономического рудника», по мнению советских историков, дал, якобы, повод для появления такого названия. Но вероятнее всего, причина появления столь необычного для здешних мест географического названия в их удаленности от места работы, то есть от самого рудника. В разговорной речи жителей города топоним «Сахалин» употребляется, как старое название городского кладбища «Северное». Топоним «Сахалин» довольно распространенный среди шахтерских поселков Донбасса, как и «Шанхай».
Хутор Веселый. Сейчас это территория, на которой расположены улицы Урожайная, Красная и Шевцовой. Этот хутор чаще всего упоминается в связи с одной из шахт Афанасия Евтухова. Находилась она на противоположном склоне балки (переулок Рабочий). Остатки ее породного отвала сохранились до наших дней (это сразу за автобазой п.о. «Красноармейск-уголь»). «Веселый» - довольно распространенный топоним. Поэтому и версий о происхождении названия хутора много, но, в целом, все они являются вариантами хрестоматийного утверждения – «В селах веселых живут люди веселые». «Жить стало лучше, жить стало веселей»- возможно, так думали жители хутора Веселого, когда начались аресты их соседей в 1937 году.
Хутор Петровский. Почтовый адрес «хутор Петровский» также часто упоминается в документах НКВД в связи с арестами жителей Новоэкономического рудника в 1937-1939 годах. В основном, среди репрессированных были рабочие шахты №1 «Центральная». От бывшего поселка, фактически, сохранилась только одна улица Федорова (частично улицы Ширшова и Кренкеля). Она оказалась самой удаленной от террикона шахты №1 «Центральная». Когда в 1966 году произошла трагедия на поселке Первомайском, расположенном вблизи террикона №1 шахты №5-6 имени Димитрова, советским правительством было решение о «зоне отчуждения» вокруг породных отвалов. Согласно ему не разрешалось нахождение жилых домов ближе 500 метров от террикона. Тогда и выселили жителей всех улиц, которые располагались в непосредственной близости к терриконам шахт №1 «Центральная», №3-3 «бис» и №5-6 имени Димитрова. Развалины поселка Петровского долгое время были местом игр местной детворы. Это один из старейших районов города (дореволюционная застройка).
Хутор Ворошиловский. Не обошли своим вниманием «бдительные» чекисты и жителей поселка Ворошиловский. Сейчас это улицы Молокова, Дударенко и Папанина. Первоначально это застройка начала 20-х годов прошлого века. На хуторе Ворошиловском (улица Папанина) жила семья старшего лейтенанта Виктора Викторовича Ефименко, который в сентябре 1943 года на своем танке подъехал прямо к крыльцу родительского дома.
Хутор Ясная Поляна. Это улицы, расположенные в районе школы-интернат (начало улиц Белинского, Щербакова и Лизы Чайкиной). Название носит символично-ландшафтный характер. Первая часть отражает надежды и чаяния жителей поселка на спокойную и мирную жизнь, вторая - указывает, что поселок возник на лугу или равнинной территории среди многочисленных оврагов и балок. Есть версии более прозаического содержания. Согласно первой, причиной появления такого названия стала светлая обширная поляна, выбранная переселенцами местом для хутора. По другой – топоним происходит от слова «ясень» (широко распространенная порода деревьев в нашем крае). Название Ясная поляна упоминается в официальных документах Красноармейского райсовета в связи с аварийным состоянием моста, связующего рабочий поселок с шахтами №1 и №3 (решение исполкома от 28 января 1948 года).
Хутор Прогресс. В основе названия поселка Прогресс лежит латинское слово progressus, основное значение которого – «движение вперед, к лучшему». Это район современных улиц Кима, Речной и Толстого. Прогрессом называют и район улиц Волкова, Беляева и Ярославского, но это более поздняя застройка города. Прогресс - весьма распространенное название в советское время. На территории Красноармейского района есть населенный пункт с таким названием. Он находится вблизи сел Ивановка, Волчье и Веселое.
Хутор Родина. История возникновения первого официального поселения на территории современного города берет свое начало еще в 1909 году. Это хутор Родина. Появился он благодаря переселению сюда членов Гришино - Орловской общины баптистов. Согласно Регистрационной карточке молитвенных домов (1925-1926 годов) на хуторе проживали 28 представителей этой общины (одна из самых крупных протестантских общин в нашем регионе). В настоящее время это территория улиц Челюскина, Шолохова и Красная (вниз до бывшего шурфа, а на запад – до старого кладбища). Основная застройка приходится на 1921 год.
Хутор Светлый. Решением Сталинского облисполкома о ликвидации Краснолиманского сельского совета Красноармейского района от 10 марта 1959 года село Светлое было передано в подчинение Новоэкономическому городскому совету. Территория хутора Светлый - это современные улицы Челюскина, Новгородская и Курченко (от балки Сапрыкина до кладбища «Сахалин»). Нынешние границы села: северная – террикон шахты «Новатор»; южная – бывшая ферма; на западе село граничит с селом Ровное (улица Запорожская); на востоке – с Военведом и поселком Веселый.

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: История Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Ср апр 29, 2015 11:53


Пред.

Вернуться в Місто Димитров

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron