* МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА    Мы в facebook,
присоединяйся!      Сайт 
газеты

Шахты и рудники в районе г. Димитрова

Модераторы: slc, Краевед

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Шахта "Центральная". Потеряный мир

Сообщение Луковенко Сергей » Вс окт 13, 2013 11:51

Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: Шахты и рудники в районе г. Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Вс ноя 10, 2013 17:44

Бывшие «товарищи» для сокрытия преступлений советской власти против украинского народа до сих пор пытаются приуменьшить и даже нивелировать масштаб трагедии 1937-1939 годов на фоне «достижений социалистического строя». Только отчасти признавая факт массовых репрессий, они настойчиво муссируют тезисы о том, что угольная промышленность Донбасса якобы «несильно пострадала» тогда, а шахты нашего района репрессии, по большому счету, вообще не коснулись. Даже современные «исследования» многих историков и краеведов содержат откровенно просоветскую трактовку того страшного периода в жизни нашего народа.
Поиски «виновных» в неудачах и провалах своего курса партийное руководство не прекращало с первого дня захвата власти. Репрессивный аппарат только набирал или сбавлял обороты в зависимости от политической и экономической ситуаций в самой стране, и не носил общегосударственного масштаба до 1937 года. Начиная с выхода печально знаменитого приказа №00447, репрессии коснулись уже всех ветвей власти, всех отраслей народного хозяйства, всех слоев населения страны «победившего социализма». За три года фактически был истреблен командный состав Красной армии, уничтожен секретариат обкомов и райкомов партии, расстреляны многие первые руководители государства, репрессированы деятели науки и техники, учителя, врачи, священнослужители, артисты и спортсмены.
Пользуясь засекреченностью документов тех лет, советская власть навязывала народу лживые представления о «врагах народа», тем самым пытаясь скрыть истинную картину своих преступлений. За двадцать два года Независимости многое изменилось не только в оценке «событий 37 года», но и в сознании многих наших сограждан. Тем не менее, эта тема до сих пор остается «белым пятном» в истории Красноармейского района.
«КРАСНОАРМЕЙСКУГОЛЬ» - РАССТРЕЛЯННЫЙ ТРЕСТ.
Трест был создан на базе Гришинского шахтоуправления (до 1928 года – Гришинское рудоуправление). С 1934 по 1938 годы носил имя «врага народа» П.П. Постышева. В разное время (вплоть до 1941 года) объединял шахты №5-6 имени Димитрова («Новый Донбасс», имени Скрыпника), №1 «Центральная» (имени Чувырина, №1-3 «Центральная», в состав которой входили шахты №1, №2 и №3), №3, №17-18 имени РККА, №19-20 имени Шевченко, №38 «Кураховская». Две шахты (№19-20 имени Шевченко и №5-6 имени Димитрова) были награждены орденами Трудового Красного Знамени. В предвоенный 1940й год на шахтах треста было добыто 3 035 377 тонн «черного золота».
Многие руководители и рабочие шахт треста «Красноармейскуголь» были награждены орденами и медалями за высокие производственные показатели, за внедрение новаторских методов производства, за участие в стахановском движении и прочие достижения. Однако в сводках ОГПУ 30х годов («О фактах отрицательного характера на госпредприятиях», «О ходе ликвидации производственного прорыва в Донбассе», «О саботаже и противодействиях внедрению стахановских методов работы в промышленности УССР») регулярно упоминались и шахты треста «Красноармейскуголь». Более того, нередко в такой информации содержались слова «саботаж», «противодействие» и «вредительство».
«Чем больше я всматриваюсь в работу шахт, особенно имени Чувырина и имени Скрыпника, чем больше я вникаю во все мелочи производства этих шахт, тем яснее ощущаю, что на шахтах присутствует какая-то организованная группировка вредителей» (из сообщения товарища Н. Журавлева в Донецкий обком партии от 9 марта 1934 года).
Из докладной записки П.П. Постышеву «Об активном противодействии стахановскому движению в Донбассе»: «На шахте имени Димитрова вскрыта антисоветская группировка, саботирующая стахановские методы работы. По делу арестованы: Серов – помощник начальника участка «Центральный - Северный», исключен из партии за связь с кулачеством; Лебедев - монтер, сын попа, бывший член партии; Щербина – десятник, сын кулака. Следствием установлено, что монтер Лебедев предоставлял стахановцам непригодные врубовые машины с тем, чтобы использовать неизбежные поломки этих машин во время работы для дискредитации стахановского движения. Щербина злостно не дописывал причитающуюся зарплату стахановцам, умышленно пропуская упряжки. Серов и Колесников проводили разложенческую деятельность, третировали стахановцев, создавая простои на механизмах, вели антисоветскую агитацию» (7 декабря 1935 года).
«Расстрельные» аресты начались в июле 1937 года. Первыми из руководителей треста арестовали главного инженера Лазаря Николаевича Монина, конструктора Якова Ароновича Фризена (обоих - 2 июля 1937 года) и начальника спецотдела Евдокима Григорьевича Кладько (30 июля 1937 года).
Л.Н. Монин – 1896 года рождения, россиянин, образование высшее, беспартийный; на момент ареста проживал по адресу: Новоэкономический рудник улица Центральная дом 107; был осужден выездной сессией военной коллегии Верховного Суда СССР к высшей мере наказания с конфискацией имущества; расстрелян 21 сентября 1937 года в городе Сталино.
Я.А. Фризен – 1892 года рождения, немец, образование неполное высшее, беспартийный; проживал в поселке Постышево улица Луначарского дом 30; был осужден к расстрелу 21 ноября 1937 года.
Е.Г. Кладько – 1887 года рождения, украинец, образование начальное, член ВКП (б); до ареста проживал на Новоэкономическом руднике дом 159 квартира 2; был осужден выездной сессией военной коллегии Верховного Суда СССР к высшей мере наказания с конфискацией имущества; расстрелян 3 декабря 1937 года.
25 сентября 37-го года арестовали экономиста Александра Марковича Макаревича, в октябре - инженера планового отдела Романа Владиславовича Янковского (13 числа), начальник отдела Николая Дмитриевича Солоницына (14 числа), экономиста треста Константина Тимофеевича Татаренко (25 числа), а в ноябре – начальника отдела кадров Степана Федоровича Николаева (16 числа).
А.М. Макаревич – 1901 года рождения, белорус, начальное образование, беспартийный; проживал по адресу: Новоэкономический рудник Новая колония дом 251 квартира 8; был осужден особым совещанием при НКВД к расстрелу.
Р.В. Янковский – 1880 года рождения, поляк, образование высшее, беспартийный; осужден 2 ноября 1937 года особым совещанием при НКВД к высшей мере наказания.
Н.Д. Солоницын – 1898 года рождения, россиянин, начальное образование, беспартийный; на момент ареста проживал в поселке Постышево улица Свердлова дом 44; был осужден особым совещанием при НКВД 2 ноября 1937 года к расстрелу.
К.Т. Татаренко – 1909 года рождения, россиянин, образование начальное, беспартийный; проживал по адресу: Новоэкономический рудник дом 266 квартира 2; был осужден 10 ноября 1937 года к высшей мере наказания.
С.Ф. Николаев – 1897 года рождения, россиянин, образование среднее, член ВКП (б); проживал по адресу: Новоэкономический рудник Новая колония дом 296 квартира 2; к высшей мере наказания был осужден тройкой при УНКВД.
Помощника главного инженера Григория Федоровича Чистиченко (в отдельных документах НКВД Чистяченко), проживавшего по адресу: Новоэкономический рудник Новая колония дом 106 квартира 4, арестовали 6 декабря 1937 года. 21 апреля 1938 года специальной комиссией Донецкого областного суда он был осужден к расстрелу. Указом Верховного Суда СССР расстрел был заменен 20 годами исправительно-трудовых лагерей с поражением в правах на 5 лет.
Не обошли аресты и уцелевших после Шахтинского дела «бывших буржуазных специалистов». 3 февраля 1938 года был арестован Соломон Давидович Подольский. С.Д. Подольский работал еще под руководством Е.Л. Гринько (управляющего), В.Л. Гебгардта (главного инженера) и А.И. Казаринова (помощника главного инженера) на восстановлении шахт Гришинского рудоуправления. До ареста проживал в поселке Новоэкономическое. Был осужден тройкой УНКВД к высшей мере наказания с конфискацией имущества. Алексея Ивановича Казаринова – бывшего управляющего Гродовским рудником дважды приговорят к высшей мере (в 1928 году расстрел заменят 10 годами лишения свободы) и расстреляют в январе 1939 года в городе Воронеже. А помощника главного инженера треста «Сталинуголь» Исаака Абрамовича Дубилера выездная сессия военной коллегии Верховного Суда СССР приговорит к 15 годам лагерей с поражением в правах на 5 лет. «Бывший специалист» из Гришинской когорты, один из руководителей рудоуправления в 20е годы штейгер Дубилер умрет в Воркуте в феврале 1945 года.
Инженера ПТО треста Ивана Никифоровича Новикова в поселке Постышево арестуют 10 января 1938 года. Он будет осужден военной коллегией Верховного Суда СССР и расстрелян 29 октября 1938 года в городе Сталино. 25 мая арестуют управляющего трестом «Красноармейскуголь» Арсена Емельяновича Коровченко, а 4 июля – и нового главного инженера треста Федора Никитовича Запорожченко.
А.Е. Коровченко – 1897 года рождения, украинец, образование среднее. Член ВКП (б); проживал в городе Красноармейское; осужден военной коллегией Верховного Суда СССР к высшей мере наказания с конфискацией имущества; расстрелян 29 октября 1938 года в городе Сталино.
Ф.Н. Запорожченко – 1899 года рождения, украинец, образование высшее, беспартийный; до ареста проживал в поселке шахты «Кураховская»; был осужден военным трибуналом Харьковского военного округа к 20 годам исправительно-трудовых лагерей с поражением в правах на 5 лет и конфискацией имущества.
Среди репрессированных сотрудников аппарата треста были и рядовые служащие. К высшей мере наказания были осуждены слесарь транспортного отдела Аким Иванович Новак (16 марта 1938 года), шофер Иван Лаврентьевич Радченко (1 июля 1938 года) и токарь гаража треста Иван Никифорович Грицай (20 июня 1938 года). Всего в аппарате треста были арестованы 44 человека, из них 32 - расстреляны (то есть 74,2%).
На шахте №5-6 имени Димитрова были арестованы 78 человек, из них 63 рабочих и служащих были приговорены к расстрелу. Из 37 арестованных на шахте №19 имени Шевченко расстреляли 25 человек. На шахте №38 « Кураховская» 20 рабочих и служащих из 23 арестованных были осуждены к высшей мере наказания. На шахтах №1 «Центральная» и №3 были расстреляны 38 человек из 48 арестованных. Всего на шахтах Донбасса были репрессированы 602 инженерно-технических работника, 3 286 рабочих и 342 служащих. Из 28 арестованных заведующих шахтами были расстреляны 20, а из 31 главного инженера – к высшей мере наказания были приговорены 18.

Pabel
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 459
Зарегистрирован:
Ср дек 22, 2010 17:55

Re: Шахты и рудники в районе г. Димитрова

Сообщение Pabel » Вт ноя 26, 2013 13:57

Труды XXVII Съезда горнопромышленников юга России. - Х., 1903.
http://img268.imageshack.us/img268/3338/s1yf.JPG
Последний раз редактировалось Pabel Вт ноя 26, 2013 13:59, всего редактировалось 1 раз.

Pabel
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 459
Зарегистрирован:
Ср дек 22, 2010 17:55

Re: Шахты и рудники в районе г. Димитрова

Сообщение Pabel » Вт ноя 26, 2013 14:05

1874 год
Горный Журнал, т.3-й, 1877
http://img69.imageshack.us/img69/4263/up4b.jpg

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: Шахты и рудники в районе г. Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Чт дек 05, 2013 11:21

АЛЕКСАНДРОВСКИЙ РУДНИК. Этот рудник находился на территории Гродовской волости Бахмутского уезда. В документах 1911 года указывается адрес - «близ ст. Гришино Екатерининской железной дороги». Количество рабочих – 16 (8 сдельных и 8 поденных). Количество рабочих дней в году – 200. Зарплата, выданная за год, - 3 020 рублей 52 копейки. Средний размер дневной зарплаты – 1 рубль 85 копеек. Затраты на содержание одного рабочего в месяц составляли 10-13 рублей. При руднике была казарма на 20 мест. Два раза в месяц рудник посещал фельдшер. В пяти верстах от рудника находилась земская школа. Заведовал рудником штейгер Н. Гайворонский. Владельцем был А.П. ЕВТУХОВ.
Этот рудник нашими краеведами ошибочно отождествлялся с Александровским рудником Л.И. Ивановой (четыре шахты). Якобы Евтухов выкупил или взял в аренду ее рудник. Но рудник Ивановой находился вблизи станции Юзово. Николо-Михайловскому обществу принадлежал еще один «маленький» Александровский рудник (одна шахта), но и он находился в Юзовке. Кроме того, существовали еще несколько Александровских рудников. Александровский рудник Алексеевского горнопромышленного общества (станция отгрузки Доля). А братьям Чечик принадлежала Александровская копь (две шахты), которая находилась на территории Селидовской волости.

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: Шахты и рудники в районе г. Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Чт дек 05, 2013 18:37

GEBGARDT. Горный инженер Михаил-Йосиф Лоренцович ГЕБГАРДТ с 1 июля 1914 года был назначен помощником окружного инженера Алмазного горного округа . До этого он занимал должность горного надсмотрщика.

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: Шахты и рудники в районе г. Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Пт мар 14, 2014 11:44

Какую из угольных шахт на территории Красноармейского района следует считать старейшей? Однозначно ответить на этот вопрос не представляется возможным. Как правило, информация о самых первых шахтах основана на так называемых «спогадах та переказах» и, естественно, не имеет под собой никакой документальной базы. Старожилы Новоэкономического, Гродовки и Гришино абсолютно убеждены, что именно на их землях появились первые шахты. Но, в большинстве случаев, названные ими рудники и копи были заложены только в конце XIX – начале XX столетий. Возможно, что существуют документы, подтверждающие добычу каменного угля на крестьянских шахтах в нашем регионе еще в первой половине XIX века. Но, на сегодняшний день принято считать, что начало разработки угольных пластов на землях крестьянской общины казенного села Новоэкономическое приходится на 50-60е годы XIX столетия. И одной из первых шахт называют Караковскую копь.
КАРАКОВСКАЯ КОПЬ ГЕНЕРАЛА ШАБЕЛЬСКОГО.
1 января 1863 года для разведок месторождений каменного угля на юге России в геогностическую партию был откомандирован полковник Корпуса горных инженеров Евгений Борисович Иваницкий (1818 – 1886 г.г). А 20 марта 1864 года по Высочайшему повелению (приказ №1202) он был командирован для осмотра открытых уже месторождений каменного угля в деревне Завидово, принадлежавшей князю Кудашеву (сейчас это село Добропольского района), и в казенное селение Новоэкономическое Екатеринославской губернии. По личному указанию генерал – лейтенанта Григория Петровича Гельмерсена (1803 – 1885 г.г) Иваницкий -3й занимался изучением островных выходов месторождений каменного угля в западном направлении. В своем рапорте №5 от 20 августа 1864 года он изложил результаты осмотра угольных месторождений в деревне Завидово и в казенном селе Новоэкономическое Бахмутского уезда. Эти материалы легли в основу пластовой горнопромышленной карты Екатеринославской губернии, опубликованной в 1873 году капитаном Анемподистом Алексеевичем Носовым-1м и поручиком Александром Алексеевичем Носовым- 2м (Список горным инженерам. 1864 год стр. 5, 57, 95, 158 и 201).
А в своем рапорте в Горный департамент на имя Алексея Петровича Кеппена (1841 – примерно 1912 г.г) полковник Е.Б. Иваницкий дал детальный обзор состояния каменноугольной промышленности Донецкого бассейна за 1866 год. Именно в этом документе он подробно описал шахту, которая располагалась на земле государственных крестьян села Новоэкономическое (Караково) на почтовой дороге Екатеринослав – Бахмут. Земля принадлежала крестьянской общине, а сама «копь находилась в аренде у генерал - майора Н.И. Шабельского». Шахта разрабатывала один пласт коксующегося угля. Добыча осуществлялась крупными кусками (мелкий уголь не оплачивался, его рабочие поднимали на гора бесплатно) с октября месяца до начала полевых работ. Уголь был высокого качества и хорошо переносил дальнюю перевозку. А отправляли его на солеварни в город Славянск по цене 6 копеек за пуд.
На Караковской копи работали при помощи каменной крепи. Подъем угля и рабочих осуществлялся ручными вертикальными воротами, а водоотлив самым примитивным способом – бадьями. Применение ручного ворота обусловлено небольшой глубиной самой шахты. Добывали на этой шахте не более 150 тысяч пудов угля в год (примерно одну сажень в сутки). По словам полковника Е.Б. Иваницкого, «это была хорошая копь» (П.И. Фомин «Горная и горнозаводская промышленность юга России» Том I стр. 126-127).
Оплата труда была сдельной. За одну кубическую сажень платили 8,5 – 10,5 рублей (в зависимости от глубины). Работали на шахте, в основном, жители села Новоэкономическое. Двумя артелями по десять человек каждая (дневная и ночная смены). Обязанности распределялись следующим образом: два подземных («подбойщики»), один на доставке добытого угля («вожак») и два «верховых» для подъема угля наверх. Владелец копи обеспечивал рабочих всем необходимым инвентарем, включая инструмент, канат, металл, свечи и тому подобное. По мнению земских чиновников, на такие шахты шли работать, как правило, «бесхозные и беднейшие жители» из местных крестьян или излишние работники «из многодушных семей среднего достатка».
Караковская копь генерала Шабельского проработала относительно не долго, и по сведения 1874 года добыча на ней уже не производилась («Горнозаводская промышленность России за 1874 год» стр. 351). Скорее всего, это связано со смертью арендатора Н.И. Шабельского. После его смерти деревня Кураховка перешла во владение сыновей - коллежского советника Николая Николаевича и коллежского регистратора Арсения Николаевича (акт межевания от 9 марта 1871 года). А уже в мае 1873 года Николай Николаевич Шабельский за 200 тысяч рублей продал деревню и 2 196 десятин земли горному инженеру Александру Андреевичу Ауэрбаху (1844 – 1916 г. г), представляющему интересы Французского горнопромышленного общества на юге России («Societ Miniere et Industrielle»).
Но это совсем не означало, что угольные пласты на землях села Новоэкономическое в это время не разрабатывались. В обзоре геологических работ, произведенных Горным ведомством в 1867 – 1869 годах было указано, что «… разработка угольных пластов в западной части Донецкого бассейна сосредоточена главным образом в Успенке, Николаевке, Лисичьей балке,…в имениях Нестеровой, Рутченко, в селе Новоэкономическое и деревне Завидово». В течение нескольких лет (до 1871 года) разведкой каменного угля в Бахмутском уезде занимался будущий магистр геологии Александр Васильевич Гуров (1845 – 1921 г.г.). Его работами по изучению месторождений каменного угля близ казенного села Новоэкономическое и деревни Завидово заинтересовался доктор минералогии и геогнозии Харьковского университета Александр Спиридонович Брио (1841 – 1906 г.г), который проводил химические исследования каменного угля из угольных мест в окрестностях Новоэкономического. В то время местные крестьяне мелкими шахтами разрабатывали пласты, мощность которых колебалась от 0,36 до 0,86 метра. Эти пласты получили название «сажа». По химическому составу Брио сравнил местные угли с шотландским богхедом. Богхед – (от названия шотландского местечка) водорослевой уголь, представляющий собой скопление остатков водорослей, распределенных более или менее равномерно в однородной сцементированной массе без лишних примесей. Уголь зажигается от спички и горит с запахом жженой резины (отсюда российское название «сажа»). На Украине такой уголь залегает во Львовско-Волынском бассейне. В Донбассе он встречается редко.
Уже тогда А.С. Брио утверждал, что уголь из Новоэкономического месторождения может быть использован для добычи газа. «…близ с.Новоэкономического встречается интересное видоизменение каменного угля по свойствам своим заслуживающее особенного внимания в практическом отношении, так как употребление его с целью добывания газа может быть весьма выгодным» (А.С. Брио «Химическое исследование каменного угля из месторождения близ с. Новоэкономического» 1874 год стр. 3).
В 80е годы XIX столетия на землях казенного села Новоэкономическое угольные пласты разрабатывали несколько арендаторов, самым известным среди них был статский советник Алексей Иванович Жуковский. Новоэкономическая копь ему принадлежала с 1884 года. В 1886 году ее производительность оценивалась в 600 тысяч пудов. Но это уже совсем другая история.

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: Шахты и рудники в районе г. Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Вс апр 06, 2014 15:36

ШТЕДИНГ АЛЕКСАНДР ЭРНСТОВИЧ. Горный инженер А.И. Казаринов в своих показаниях на предварительном следствии в рамках Шахтинского дела сообщает, что во время своих заграничных командировок он встречался с Эрнстом Александровичем Штедингом (в Брюсселе и Париже), предварительно списавшись и договорившись с ним о такой встрече. Целью Казаринова было рассказать Штедингу о судьбе оставшихся в СССР его сыновей (Александра и Сергея). У Штединга тогда еще было желание вернуться на Родину и даже поступить на работу в трест "Донуголь"(такие предложения со стороны большевиков были). Другой фигурант Шахтинского дела Ю.Н. Матов дает более конкретную информацию о встрече с семьей Штедингов: "Сыну Штединга (Гришино) я привез по просьбе гр-ки Штединг чистую почтовую бумагу". Речь идет об Ольге Сергеевне Барабошкиной (жене Э.А. Штединга) и Александре Эрнстовиче Штединге (старшем сыне Штединга)... В биографии А.Э. Штединга упоминается только, что после окончания Екатеринославского горного института в 1920 году он работал "в Донбассе". Новое имя в истории Гришинского рудоуправления!

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: Шахты и рудники в районе г. Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Пт апр 25, 2014 20:38

ДОБРОПОЛЬСКИЕ РУДНИКИ.
"Три года назад Святогоровский рудник был остановлен, уголь возили с места на место и, в конце концов, рудник закрыли. А теперь мы видим, что этот рудник включен обратно, машины вновь поставлены" - из выступления рабочего Кузьменко.
"Бывший Красноармейский рудник, который сейчас восстановлен, в 1922 году давал больше, чем Центральный рудник. Центральный рудник давал 6 000 пудов, а Красноармейский - 9 000 пудов. В 1924 году "Донуголь" отказался от этой шахты и ее взяло Паевое Товарищество "Уголь". Поработав на этом руднике месяцев 6 и видя, что шахта дает меньше прибыли, ПТУ отказалось от нее. И вот спрашивается, почему такой громадный пласт, шахту, которая раньше давала большую добычу, остановили и начали затапливать. Рабочие рудника просили оставить шахту" - из выступления рабочего Кудрявцева.
"Красноармейский рудник до его ликвидации давал добычу, но технический персонал нашел его невыгодным, потому что в то время не знали: куда девать уголь. Простоял два года и через два года начали закладывать новую шахту. Так пласты были хорошие, уголь был великолепный, а теперь прокладка шахты идет уже два года" - из выступления рабочего Устинова на конференции горнорабочих Гришинского рудоуправления 25 марта 1928 года (Информационная сводка заместителя заведующего экономического бюро товарища Ионова "О состоянии партийной, экономической и профессиональной организаций и о положении рабочих Артемовского округа" от 7 апреля 1928 года "Совершенно секретно").

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: Шахты и рудники в районе г. Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Сб авг 23, 2014 20:53

СУДНЫЙ ДЕНЬ В ГРИШИНСКОМ РУДОУПРАВЛЕНИИ.
Дата 25 марта 1928 года, скорее всего, ничего конкретного не скажет ни рядовому читателю, ни искушенному краеведу. Этот день, по-видимому, так и остался бы ничем непримечательным, растворившись в хрониках ударных будней молодой советской страны среди статей и репортажей о новых ее победах и достижениях. Но в том - то и дело, что о событиях, имевших место в тот день, нигде и ничего тогда не писали и не сообщали. Умалчивают и сейчас…
Во-первых, материалы ЦК ВКП (б) о событиях, связанных с Шахтинским делом, рассекретили совсем недавно (Имеются в виду не документы следствия и самого судебного процесса). Во-вторых, в материалах самого Шахтинского дела Гришинское рудоуправление упоминается крайне редко, в отличие от других управлений. Так называемой контрреволюционной деятельности в Гришино там посвящено всего лишь несколько абзацев (Все в общих чертах, ни одного конкретного эпизода). В-третьих, рассекреченные документы опровергают сложившиеся за годы советской власти стереотипы о трудовом энтузиазме рабочих Донбасса в годы первых пятилеток, о всенародной поддержке сталинского курса партии и правительства, о счастливой и радостной жизни строителей социализма в конце двадцатых годов. Поэтому историки и краеведы, в головах которых до сих пор «бродит призрак коммунизма», даже располагая такой информацией, не предпримут попытку обнародовать ее и восстановить реальную картину событий того времени.
Что же могло произойти в том далеком 1928 году в Богом и властями забытом Гришинском районе? О чем говорили и спорили, думали и молчали жители района в тот мартовский день? Какие проблемы, кроме построения социализма «в одной отдельно взятой стране», тогда их волновали и беспокоили?
15 марта 1928 года под грифом «Совершенно секретно» вышло Постановление ЦК ВКП (б) «О командировании в Донбасс М.П. Томского, В.М. Молотова и Е.М. Ярославского в связи с «Шахтинским делом». Вышеуказанные товарищи направлялись «для ознакомления дел на месте» и «для проверки профсоюзных, партийных, хозяйственных и других организаций». В своей шифротелеграмме И.В. Сталин от 23 марта просил Ярославского: «воздержаться от больших выступлений и публикации речей». Это была реакция вождя на его выступление в городе Артемовске. В ответной телеграмме от 24 марта Е.М. Ярославский сообщает Сталину: «…Был в Лисичанске на Донсоде. Проводил подобные массовые беседы с рабочими. Завтра еду на Гришинские рудники. Если под большими выступлениями имеете в виду такие беседы с рабочими на массовых собраниям, то отказ от таких бесед сведет поездку к разговорам с несколькими местными рабочими. Жду указаний».
25 марта член Политбюро Центральной Контрольной Комиссии Емельян Михайлович Ярославский (настоящее имя - Миней Израилевич Гудельман) прибыл в Гришинское рудоуправление. В Докладной записке в комиссию Политбюро ЦК ВКП (б) по «Шахтинскому делу» по итогам поездки в Артемовский округ УССР (датированной 1 апреля 1928 года) он сообщил следующее: «…я наметил наиболее отдаленные районы – Лисичанский и Гришинский, по словам местных работников, туда никто не ездил». В Гришинском районе Ярославский «бегло ознакомился с состоянием жилищ, работой профсоюзных, партийных и других организаций», обследовал Новоэкономический рудник и побывал на станции Гришино. Во время поездки его сопровождали инструкторы ЦК, ВЦСПС и ЦКК товарищи Ионов, Мышкин, Новиков и Тощаков. Члены делегации провели беседы с рабочими на производстве, посетили несколько квартир в рабочем поселке. В тот же день на Новоэкономическом руднике состоялось общее собрание рабочих и служащих «в присутствии конференции горнорабочих и собрания партактива района».
О чем умалчивал официальный протокол визита высокопоставленного партийного работника в Гришинский район? Что пытались скрыть под грифом «Совершенно секретно» от советского народа его «слуги» из Политбюро в 1928 году?
Прежде всего, недовольство! И оно было повсеместным! Это подтверждают и многочисленные сводки ОГПУ того времени. Недовольство рабочих Новоэкономического рудника, например, касалось, практически, всех сторон жизни рабочего поселка, начиная с произвола и самоуправства местных хозяйственных и партийных руководителей, заканчивая несоблюдением элементарных норм охраны труда и здоровья. Следует учесть, что это еще было то время, когда за критику начальства, могли только «наказать рублем» или, в крайнем случае, уволить. Поэтому желающих пожаловаться проверяющему партократу из Москвы было предостаточно. Здесь производственные проблемы пересеклись с бытовыми, а личные обиды – с общественными настроениями.
Первыми, на кого обрушились многочисленные жалобы трудящихся, были… председатель Новоэкономического рудничного комитета «товарищ Сорокин» и его заместитель «товарищ Степаненко». Местная партийная «элита» занималась пьянством и развратом. «На глазах всех рабочих и всей ячейки» эти товарищи систематически склоняли работниц к сожительству. На руднике все молчали, поскольку и Сорокин, и Степаненко были членами бюро партийной ячейки и членами бюро райкома партии. Когда вначале 1927 года член партии Бондарчук написала заявление в ЦК Союза горняков, то ее заявление переслали в райком, потом – из райкома вернули в ячейку. В итоге ячейка вынесла «несознательному» члену партии Бондарчук выговор «за подачу заявления». И только после нашумевшего дела начальника окружной милиции «товарища Ярощука» в Артемовске (аналогичный случай, но с трагическими последствиями) в партийной ячейке рудника подняли вопрос о недостойном поведении Сорокина и Степаненко. Оба были сняты с работы. К слову, на Новоэкономическом руднике за весь 1927 год было проведено только одно общерудничное собрание.
Досталось и заведующему шахтой Новоэкономического рудника «товарищу Быкову». Быков «грубо обращался с рабочими, выталкивал за дверь, обсчитывал их». Не смотря на многочисленные требования профсоюзной организации, он не был снят с работы. А за критику руководства рудника и профсоюзной организации был уволен рабочий Бондырев. «Всякая попытка критики руководства наталкивалась при этом на упорное сопротивление; вопросы затушевывались, а в отдельных случаях к критикующим применялись репрессии» (из информационной сводки заместителя заведующего экономическим бюро товарища Ионова «О состоянии партийной, хозяйственной и профессиональной организаций и о положение рабочих Артемовского округа» от 7 апреля 1928 года).
О притеснении рабочих на Новоэкономическом руднике говорили в своих выступлениях на конференции товарищи Бондаренко и Тиунов. Так Бондаренко отметил, что «…рабочие что-нибудь подмечают, говорят, а на завтра влетает им, и на другом собрании рабочие молчат. Ведь это тоже контрреволюция! Рабочие не всегда понимают положение, …рабочие темны и боятся. А поэтому и молчат. Но от этого ведь страдает производство…Нужно прислушиваться к голосу рабочих». Тиунов его поддержал: «…недостатки рабочие знают. Но до сего времени была боязнь. Если хозяйственник нарушил правила, и я заметил, мне нужно сказать, а я боюсь, потому что, если я поставлю вопрос на делегатском собрании или производственном совещании, то хозяйственник меня прикрючит. Из всех выступлений видно, что рабочие бояться говорить».
Тему производственных конфликтов продолжил рабочий Бажанов: «У нас на собраниях рабочие выносят конкретные предложения, которые могли бы дать большой результат для производства. Но хозяйственники не хотят слушать, они ставят так вопрос: «Я – хозяйственник, я - техник, а вы ничего не понимаете». У нас есть забойщики, которые хорошо знают пласты. Рабочие предлагают углубить саженей 8, и будет хороший пласт, или квершлагом пройти саженей на 7. А хозяйственник говорит: «Вы пешки, вы ничего не знаете…» Существовавшая тогда двухступенчатая система рабоче-крестьянского контроля (шахтные и рудничные комитеты) приводила к затягиванию конфликтов, «вызывала крупные недовольства со стороны рабочих» и неверие в возможность отстоять свои справедливые требования. Обсчеты рабочих, неоплата ночных и сверхурочных часов не встречали должного внимания со стороны профсоюзной организации. Причины таких конфликтов, практически, не изучались.
На фоне набирающего обороты маховика репрессий против «бывших буржуазных специалистов» (главных фигурантов «Шахтинского дела») на конференции уже четко прослеживалось откровенно негативное отношение ко всем специалистам. Яркий пример - предложение товарища Погорельского: «Мы говорим, что нам нужны спецы. Но я думаю, что мы перегибаем палку, забывая рабочий класс. Нужно было бы спецставку, которую получают спецы, урезать, а рабочим прибавить. Говорят, что тогда спецы не будут работать. Ну, и черт с ними! Я думаю, они будут работать и за ту цену, которую будет платить государство. Ведь в наших пролетарских руках власть». Агитационными лозунгами и призывами была наполнена речь рабочего Бондарева: «Нужно, чтобы не было у нас таких случаев, что вот человек имел рудник, автомобиль и вдруг теперь заведующий рудником. Я думаю, что с сегодняшнего дня пойдет разведка и выяснит всех контрреволюционеров. Мы, работая, все дадим на расширение производства, на заем индустриализации, на крестьянский заем. Мы все дадим для производства».
Новое руководство рудоуправления в лице товарища Костина, уловив настроения «сознательных» рабочих, поддержало наступление на специалистов: «Мне неоднократно приходилось ставить вопрос перед нашими организациями о том, чтобы того или иного техника убрать, как несоответствующего своему назначению. Но, благодаря тому, что нашим техникам предоставлены права «именинников» - они, безусловно, свивали себе прочные гнезда, опираясь на поддержку организаций».
Гришинское рудоуправление было создано в 1922 году и объединяло шесть рудников района. До 1927 года его возглавлял Евгений Леонтьевич Гринько (в честь его названа одна из улиц в городе Димитров). Член РСДРП с 1913 года, бывший петроградский рабочий он сделал ставку, именно, на бывших царских специалистов. Главным инженером управления был Владислав Лоренцович Гебгардт (бывший заместитель управляющего Новоэкономическим рудником), его заместителем – Алексей Иванович Казаринов (бывший управляющий Гродовским Рудником), заведующими шахтами были Лев Александрович Макаров (бывший штейгер Новоэкономического рудника), Давид Исаевич Воробей (бывший штейгер Гродовского рудника), Алексей Петрович Сергеев (бывший штейгер Западно-Донецкого рудника) и другие. В 1926 году на рудниках рудоуправления было добыто 400 709 тонн угля. Общая численность рабочих составляла 4 719 человек. Однако в 1928 году из «бывших» по Гришинскому рудоуправлению упоминаются только инженер Подольский и маркшейдер Гаркави.
В Докладной записке в комиссию ЦК ВКП (б) ставился вопрос о подготовке низшего и среднего административно-технического состава по угольной промышленности. Особое внимание было обращено на нехватку десятников, штейгеров и техников. «Необходимо пересмотреть состав хозяйственных работников Донбасса с целью выдвижения на хозяйственную работу новых слоев способных и квалифицированных рабочих, как партийных, так и беспартийных, и принять меры к выдвижению на руководящие посты молодых специалистов, вышедших из рабочей семьи, в первую очередь, коммунистов». Закладывались основы создания советского командно-административного бюрократического аппарата в угольной промышленности.
Но больше всего нареканий и жалоб вызвали вопросы, связанные с бытом рабочих рудника. Не смотря на рост жилищного строительства в Артемовском округе в целом (увеличение на 10,8% за 1926-1927 годы), и на Новоэкономическом руднике в частности, положение с жилищами рабочих по-прежнему оставалось крайне напряженным. К тому же строительство жилья для рабочих и служащих в те годы характеризовалось бесплановостью, недостаточной приспособленностью в санитарно-гигиеническом и бытовом отношениях. Ряд домов, построенных в 1926-1927 годах на руднике, уже к приезду комиссии дали трещины (даже имелись обвалы стен), полы в этих домах покоробились, а «отопление вследствие не приспособленности печей для отопления углем и недостаточного количества печей» было признано комиссией неудовлетворительным во всем Гришинском районе.
Управляющий Гришинского рудоуправления Костин в своем выступлении отметил: «Мы безобразно унижаем себя перед массами в нашем жилищном строительстве, не позволительно затрачивая средства, которые дали бы, безусловно, больший эффект. Зачастую нас рабочие ругают за то, что мы делаем скверные жилища и они правы. Вопрос о передаче целого ряда строительства рудоуправлению является для нас больным вопросом. К весеннему строительству мы должны иметь подготовку в строительных материалах, а мы ее не имеем, потому что средства по Гришинскому рудоуправлению отпускаются только на бумаге… Если же мы будем начинать жилищное строительство в июне, то это равноценно тому, что ничего не строить».
В целом, ситуация после Октябрьской революции мало чем изменилась. Основной жилой фонд на Новоэкономическом руднике составляла Старая колония (территория современного жилого массива «Новатор»). Это каменные и кирпичные здания, построенные в период с 1913 по 1916 годы еще прежними владельцами рудника. В основном, это были казармы на 36 человек каждая для одиноких рабочих, дома на 12 и на 6 квартир каждый для семейных. Документально подтверждено строительство 65 таких зданий. Еще в 1914 году на руднике появился и первый жилой двухэтажный дом на 4 квартиры для служащих.
Циничными выглядят утверждения советских историков, что при царском режиме в каменных таких домах «с цементными и деревянными полами жили только «заслуженные шахтеры», которые покорно прогибались перед администрацией». Да, такие дома предназначались, в первую очередь, для квалифицированных рабочих. И были они без централизованного отопления и водопровода. Естественно, и без канализации. Но семьдесят четыре года при советской власти и двадцать три года Независимости в этих домах жили и продолжают жить наши шахтеры и их семьи. В 1914 году на одного рабочего в Донбассе, в среднем, приходилось меньше 4 квадратных метров жилой площади.
Строительство жилищ для рабочих на Новоэкономическом руднике в годы советской власти возобновилось только в 1923 году. Тогда построили Новую колонию общей площадью в две тысячи квадратных саженей. В период с 1926 по 1928 годы строительством двухэтажных домов-общежитий для инженерно-технического персонала и квалифицированных рабочих занималось Российское акционерное общество строительных, транспортно-грузовых и заготовительных работ, именуемое «Стандарт». Так впервые в истории Донбасса и Новоэкономического рудника появилось это название (городской район «Стандарт» - современная улица Шота). Первоначально это были дома с одинаковой планировкой (одна жилая комната, кухня-столовая и кладовка). Позже появился «улучшенный» вариант для инженерно-технических работников с двумя жилыми комнатами.
Значительная часть рабочих на гришинских рудниках по-прежнему проживала «в большой скученности». Вновь прибывшие рабочие вынуждены были селиться «в помещениях абсолютно непригодных для жилья». Отсюда – самая большая текучесть кадров и высокий уровень заболеваемости, особенно, среди детей. Все домостроения заселялись тогда «покомнатно и посемейно», превращаясь в будущем в знаменитые советские коммунальные квартиры. В различных отчетах и сводках того времени отмечалось, что со стороны администрации, партийных и профсоюзных организаций «не принимаются достаточные меры» по улучшению жилищных условий шахтеров.
Если в 1927 году на одного рабочего приходилось 5,3 квадратных метров, то с 1928 года этот показатель стал значительно ниже – 3,8. Стоимость одного квадратного метра полезной жилой площади колебалась от 70 до 186 рублей. Для сравнения, на строительство одного каменного дома на четыре семьи владелец рудника затрачивал 1000 – 1200 рублей, а стоимость строительства дома барачного типа исчислялось из расчета 60-70 рублей на человека. «В связи с ненормальностями в жилстроительстве, а также неудовлетворенностью квартирами рабочих, среди последних наблюдаются резкое недовольства и возмущение» - из Докладной записки Артемовского окружного отдела ГПУ УССР «О результатах проведенных мероприятий в связи с шахтинским делом» от 28 ноября 1928 года.
Принято считать, что о плановой застройке шахтерских поселков впервые заговорили еще в так называемый «восстановительный период». Новоэкономический рудник был типичным рабочим поселком Донбасса и представлял собой сеть разрозненных небольших поселений, не имеющих четкой планировочной структуры. Преобладали «штучное рассредоточение» и «усадебная застройка малоэтажными жилыми домами» по периферии. Доминировала стихийная застройка рабочего поселка. Отсутствие централизованного водопровода вынуждало строить малоэтажные дома. К тому же строили в двадцатые годы по принципу «быстро и просто», не заботясь о красоте и пренебрегая художественной стороной архитектуры. Более того, пренебрегая при этом всякими нормами и правилами застройки населенного пункта.
Отдельного разговора заслуживают рудничные рабочие общежития (раньше они назывались балаганами и казармами) и так называемые «красные уголки». На поверку, в большинстве случаев, они оказались «грязны, плохо оборудованы». Общее состояние общежитий во многих случаях «скверное»: не хватает металлических кроватей, тумбочек, баков для воды, одеял, подушек, простыней. Снабжение постельными принадлежностями за счет самих рабочих не было организовано. «Оборудование таковых необходимым имуществом совершенно незначительно, в виду полного отсутствия средств (Гришинский район) для этой цели» - из Докладной записки Артемовского окружного отдела ГПУ. В красных уголках, за очень редким исключением, никакой работы не велось. Обычно под «красный уголок» отводилось небольшое помещение, где кроме нескольких плакатов, густого слоя пыли и паутины ничего не было. Нередко они использовались не по назначению (для надобности приезжих, например). В своей Докладной записке Ярославский упомянул даже один курьезный случай. На столе в одном красном уголке лежали аккуратно разложенные журналы еще прошлогодней подписки, но без следов пыли. А вот сам стол был покрыт толстым слоем пыли.
Особо остро стоял вопрос о банях и обеспечении их водой. В ходе «беглого» ознакомления комиссия обнаружила, что в банях «имеются провалы полов»; «трубы для подачи воды из котельной проходят не под землей, а на воздухе, вследствие чего, в морозные дни или лопаются, или в них замерзает вода». О преступной бесхозяйственности, связанной со строительством новой бани на Новоэкономическом руднике, рассказал рабочий Воробьев: «Насчет бани. Эту баню построили по американской системе, устроили «комбинацию». Ну, думают рабочие, будет баня. А когда построили, эта баня с комбинатом развалилась. Рабочие создали комиссию для расследования. Виновника не нашли. И теперь эта баня закрыта. Рабочие остались без бани, ходят грязные…».
Эту же тему продолжил товарищ Вальчук: « На нашей конференции обсуждался вопрос о банях. Построили баню, потом разломали, стали на этом месте строить электрическую станцию, потом холодильник, потом и это забросили и опять стали строить электростанцию. И вот сказали: «Будем строить электрическую станцию», а потом бросили и стали строить баню. В результате все развалили и ничего мы не имеем. Разве здесь не преступление». К слову, об этом вопиющем факте писали в газете «Правда». Старая баня («умывальня») с паровым отоплением была построена еще до революции (в 1913 году) и уже «не соответствовала» новым нормам и требованиям. Из 34 действующих предприятий угольной промышленности в Артемовском округе (количество рабочих - 42 811 человек) только 25 имели общие душевые бани, то есть 76,5%. Из них 16 находились в неудовлетворительном состоянии. За 1927 год из запланированных двадцати бань построили только 5.
Товарищ Тиунов затронул и проблему с питьевой водой. (К неудовлетворительному обеспечению водой жителей рабочих поселков Гришинского района прибавилось и низкое качество самой воды). «Я вот возьму Шевченковский рудник. Каждую весну затрачиваются средства, чтобы достать воду и все-таки рабочие страдают без воды. Вдобавок вода очень скверная: приносит рабочий цибарку воды, а в ней ¾ сора. И вот рабочие пили такую воду». Руководитель рудоуправления Костин отреагировал следующим образом: «Полное отсутствие воды в Гришинском рудоуправлении заставляет призадуматься все организации над тем, как выйти из этого тупика. Мы, товарищи, являемся уже преступниками, ибо, не решая этого вопроса, не имея воды, мы разводим заразу. Уже имеются факты брюшных заболеваний рабочих, установленные врачами. Тресту необходимо обратить на это внимание и отпустить средства на то, чтобы достать воду. Иначе в случае какой-либо эпидемии мы встанем перед фактом полного отсутствия воды».
Представители других рудников, выступившие на конференции, также отмечали крайне неудовлетворительное снабжение водой: «Воды не хватает и зачастую приходится для производства и бань использовать шахтную воду, которая для этих целей не годится. На почве пользования плохой воды очень часто происходят желудочные заболевания».
В 1914 году на Новоэкономическом руднике «с целью отыскания достаточного количества» питьевой воды был заложен абиссинский колодец, глубиной 10 саженей. А уже в следующем году построен водопровод на Старой колонии.
Главный корпус центральной городской больницы в городе Димитров был построен еще в 1927 году. Вот как описывали сложившуюся ситуацию вокруг рудничной больницы на конференции 25 марта 1928 года. «Построили большое, светлое здание в 3 этажа. Здание совершенно готово, но упущена одна деталь – не подведена вода и больница, по мнению хозяйственников, будет пущена лишь осенью 1928 года. Постройка производилась небрежно. Например, окна подвального этажа ниже уровня почвы, отчего вода уже теперь заливает подвал. Входная дверь устроена таким же образом и для того, чтобы войти нужно класть доски. Котельная устроена так, что уголь нужно возить по всему коридору, вместо того, чтобы подавать его в люк прямо с улицы» - из докладной записки в комиссию Политбюро ЦК ВКП (б).
«У нас на несколько тысяч рабочих всего 60 больничных коек и до сих пор не провели в квартирах водопровод. С каким нетерпением мы ждали, что в октябре откроют новую больницу. И вот, наконец, нам сказали, что по техническим соображениям открыть больницу нельзя – нет водопровода» - из выступления товарища Вальчука.
Первую больницу на Новоэкономическом руднике построили только в 1924 году. Находилась она в районе современного городского фонтана и банка «Аваль» (улица Ватутина 6) и представляла собой четыре одноэтажных здания барачного типа, в которых располагались поликлиника, терапевтическое, инфекционное и родильное отделения. Новую больницу на 150 коек построили методом народной стройки и планировали открыть к 10-й годовщине Октябрьской революции, как и Дворец Труда (современный Дворец культуры имени Артема). По замыслу партийного руководства больница должна была стать еще одним символом торжества социалистического строя.
Дворец сдали только в декабре, а открытие больницы, якобы, перенесли сначала на 1-е Мая (юзовскую городскую больницу открыли именно на майские праздники), а потом перенесли на осень. Расположена она была на совершенно открытом месте вблизи набитой грунтовой дороги, соединяющей Новоэкономический рудник с шахтой №3 и Гродовским рудником (современная улица Ватутина). Вокруг самой больницы и ее строительства до сих пор ходят всякого рода слухи и сплетни. Бытует даже байка, что больницу на руднике строили англичане. Якобы, подтверждением этому служит «орнамент» в виде английского (?) флага на лестничных перилах в гинекологическом отделении.
«Ясли в целом ряде случае или оборудованы скверно, или совсем отсутствуют. В этом отношении почти во всех районах вопиющая нужда, которая усугубляется крайне безобразным содержанием и обслуживанием уже имеющихся» - из информационной сводки «О состоянии партийных, хозяйственных и профессиональных организаций и положении рабочих Артемовского округа». Не лучшим образом ситуация с детскими учреждениями выглядела и на Новоэкономическом руднике. Подробности сообщил товарищ Вальчук: «Целый год твердили о том, чтобы отдать старое здание Рудоуправления под ясли. Само помещение подходило под ясли. Здравотдел хотел предоставить нам помещение, но кому-то нужно было устроить так, чтобы это здание отдать под дом приезжих. Еще этот вопрос по советской линии не разрешен, а Рудоуправление уже начинает ремонтировать здание под дом для приезжих».
Под старым зданием рудоуправления имелся в виду бывший Дом управляющего Новоэкономического рудника, построенный, вероятнее всего, в 1915 году (в 1914 году еще упоминается строительство электростанции и этого дома). Гришинское рудоуправление располагалось в этом здании с 1922 по 1926 годы. В настоящее время в аварийном здании находится Дом творчества (улица Артема).
Одним из старейших зданий в городе является здание электростанции, построенной в 1914 году. В отчете начальника Горного управления Южной России С.Н. Сучкова за 1914 год сказано, что на Новоэкономическом руднике «построено здание электрической станции под три водотрубных котла системы «Фицнер и Гампер», предназначенных для приведения в действие турбин электростанции. Тогда же была начата установка двух турбогенераторов системы «Всеобщая компания Электричества», мощностью в 1000 киловатт каждый.
В 1925 году руководством треста «Донуголь» (по инициативе директора Гришинского угольного района А.Н. Бахтиарова) было принято решение о реконструкции (точнее о переоборудовании) шахт «Центральной» (Новоэкономический рудник) и Гродовской (современная шахта имени Димитрова). Руководителем проекта реконструкции этих шахт был профессор Л.Д. Шевяков. Предлогом для переоборудования шахты «Центральная» послужила необходимость проходки вентиляционного ствола. Реконструкция предусматривала строительство и новой электрической станции на Новоэкономическом руднике.
В ходе следствия по «Шахтинскому делу» проект реконструкции этих шахт будет признан нецелесообразным. По словам одного из обвиняемых А.И. Казаринова (бывшего заместителя главного инженера Гришинского рудоуправления), за деньги, выделенные на переоборудование, «можно было смело пройти новую шахту на почти 60-ти верстном свободном простирании прекрасного пласта». Тем более что в ходе реконструкции необходимо было разрушить «ряд недавно построенных прекрасных сооружений» (надшахтное здание шахты №6 Гродовского рудника и железобетонные эстакады на шахте «Центральной»). В обоих случаях это надолго бы откладывало начало нормального развития гришинских шахт.
Тем не менее, реконструкция шахт в Гришинском рудоуправлении все же началась. Строительство новой электростанции происходило следующим образом: «Вырыли котлован, заплатили большие средства, и тогда выяснилось, что строить на этом месте нельзя. Постройку забросили…Один план наметили, начали переоборудовать. Оказалось, что он не годится. Наметили другой план, начали снова переоборудовать, а теперь рудоуправление намечает уже третий план…» (из выступления рабочего Устинова). Управляющий Костин попытался объяснить изменения в проекте строительства электростанции: «Рудоуправлением, в частности мною, еще в прошлом году был предложен проект электростанции. По этому проекту предусматривалось расширить здание старой электростанции. «Донуголь» признал этот проект негодным… и занялся сам решением этого вопроса. Но на это были затрачены средства и все же в конце концов «Донуголь» принял наш первый проект. Это показывает, что с нами, с нашими предложениями, которые могли бы принести пользу, в центре не считаются». В конечном итоге все-таки расширили старое здание электрической станции.
Необходимость в строительстве новой электростанции на Новоэкономическом руднике (и не только на нем) возникла после того, как были уже приобретены за рубежом котлы фирмы «Oshatz». Дело в том, что эти котлы по своим габаритам не подходили под уже построенные здания на рудниках. В ходе проверки Гришинского рудоуправления также выяснилось, что трест «Донуголь» выписал для рудоуправления совершенно не нужную лебедку прямого действия и без заказа – негодную дрезину, стоимостью в 50 тысяч рублей, плюс на несколько тысяч рублей – ненужных труб. «На каждом предприятии имеются факты бесхозяйственности, нерационального ведения дела, небрежности и прочие упущения, которые обходятся государству в десятки миллионов рублей» (из Докладной записки в комиссию Политбюро).
Тема бесхозяйственности – это лейтмотив всей конференции Гришинского рудоуправления. С критикой в адрес руководства управления выступили делегаты от других шахт. Досталось и тресту «Донуголь». «Три года назад Святогоровский рудник был остановлен, уголь возили с места на место и, в конце концов, рудник закрыли. А теперь мы видим, что этот рудник включен обратно, машины вновь поставлены. Нужно сказать, что здесь мы оказались плохими хозяевами и советскую копейку бросали на воздух» - из выступления рабочего Кузьменко. О необоснованности закрытия этого рудника говорил и рабочий Кудрявцев: «Бывший Красноармейский рудник, который сейчас восстановлен, в 1922 году давал больше, чем Центральный рудник… В 1924 году «Донуголь» отказался от этой шахты и ее взяло паевое Товарищество «Уголь». Поработали на этом руднике месяцев 6 и, видя, что шахта дает меньше прибыли, ПТУ отказалось от нее. И вот, спрашивается, почему такой громадный пласт, шахту, которая раньше давала большую добычу, останавливают и начинают затапливать. Рабочие этого рудника просили оставить шахту и говорили: «давайте мы сами будем работать, откачаем воду». И вот в течение нескольких месяцев откачивали воду и после опять начали вкладывать в это дело новые средства. Почему же тогда ее затопили?... А сейчас положили на это дело средства, а уже польза не та».
Не лучше дела обстояли и на шахте имени Шевченко. Рабочие неоднократно заявляли о том, что подъемная машина неисправна и необходимо ее «немедленно» отремонтировать. Однако руководство шахтой откладывало ремонт «на завтра» до тех пор, «пока машина не взлетела на воздух». В результате шахта №19 осталась с «одной дряхлой старой машиной, которая работает кое-как…» Резкой критики в своих выступлениях рабочие Устинов и Лысянский подвергли деятельность заведующего этой шахтой: «Кажется, товарищ Попов, делая доклад на районном производственном пленуме, много обещал шахте, обещал дать и врубовые машины, но в результате прислал только механизированные санки… Приступили к их устройству,…уложили на это 500 рублей денег, а санки не выручили ни копейки».
Рабочие Бондарев и Воробьев рассказали делегатам о ситуации, сложившейся на шахте «Кураховская» №38: «Ведь ясно, что здесь была контрреволюция. Уголь совершенно негодный, крыша никуда негодная, а шахту закладывают. Это преступный факт… РУ прежде чем узнать, что там есть, построили рудник и выстроили кочегарку, чуть ли не во весь Донбасс. И вот, когда начало затапливать шахту, не оказалось насосов, привезли насосы, но нет электричества. Затопили шахту – значит деньги пропали…»
Недовольными рабочие рудников были и заработной платой. В 1923-24 годах ее размер для советских шахтеров составлял всего только 43% от дореволюционной. Не смотря на поэтапное повышение (в 1927 году по Гришинскому рудоуправлению она увеличилась на 15,7%), недовольства зарплатой оставалось одной из главных причин стихийных забастовок. С января по март 1928 года в Артемовском округе было зарегистрировано 14 забастовок, поводом для 6 из них, как раз, и послужили недовольства, связанные с оплатой труда шахтеров. Согласно сводке ОГПУ требования забастовщиков об увеличении зарплаты так не были удовлетворены («обещано было удовлетворить»). При этом следует отметить, что рост заработной платы опережал соответствующий показатель роста производительности труда (по Гришинскому рудоуправлению – только 12,8%).
Ярким и эмоциональным на конференции было выступление шахтера с 34-х летним стажем Бажанова: «В прошлом году приехали к нам и говорят, что в Шевченковском руднике зарплата велика…Стали тогда мы говорить между собой: «что же это такое, нам говорят, что зарплата велика, когда она низкая, никуда не годная». Решили мы узнать, что делается в шахте №1, что же там за устройство такое. Пришли мы, 4 человека, к хозяйственнику просить: спустить нас в шахту №1 посмотреть ее… Приехали, спустились, посмотрели как рабочие работают, и какие условия… Позвали хозяйственников и сказали: приезжайте к нам, мы вам свою систему покажем, как мы работаем. Может быть, тут рабочие были запуганы, а я рабочий старый сказал откровенно: «я вам не поддамся, пальца не дам откусить». Они нас крутили полтора месяца. Были после такие слухи, спрашивали, - какие рабочие ездили – говорят – такие-то и такие. Ну, мы их с предприятия выгоним. Что же мы контрреволюционеры разве?... Вот, товарищи, если придется выйти и сказать что-нибудь на техника – то не бойтесь, будем друг друга защищать».
В пяти случаях поводом для такого «нетипичного и нехарактерного» явления в социалистическом обществе, как забастовка, были недовольства условиями труда. «Рабочим во многих шахтах приходилось работать по колено в воде или в жидкой грязи. Даже в тех случаях, когда это сравнительно легко устранить. Не смотря на заявления рабочих никаких мер к устранению подобных условий работы административно-технический персонал не принимает, считая это «роскошью» - из информационной сводки «О состоянии партийной, хозяйственной и профессиональной организаций и положении рабочих Артемовского округа». Профсоюзные организации не проявляли должного настойчивости в проведении мероприятий по охране труда и не привлекали административный и технический персонал к ответственности за «халатное отношение к жизни и здоровью трудящихся». Партийные организации не только не оказывают содействие профсоюзам, но в некоторых случаях старались затушевать вопрос и ограничивались простым пожеланием устранить те или иные недостатки. Поэтому количество несчастных случаев, в частности смертельных, в угольной промышленности росло.
Подробно комиссией был рассмотрен случай на шахте имени Шевченко Гришинского рудоуправления, в результате которого погиб рабочий Дубограй (он был убит электрическим током). Причина – грубейшее нарушение правил техники безопасности при ремонте котла. По Гришинскому району за 1927 год на 100 тысяч тонн угля приходилось 348 несчастных случаев. В целом по угольной промышленности общее количество несчастных случаев увеличилось на 19%, а смертельных – на 13%. Основными причинами были обрушения и падения кусков породы (39% от общего количества), вагонетки и откатные устройства – 22,2%, ушибы о предметы и опрокидывания – 17,2%.
Согласно сводкам ОГПУ в течение всего 1928 года «была большая напряженность в снабжении печеным хлебом рабочего населения». Эта напряженность усугублялась низким качеством выпекаемого некоторыми хлебозаводами и пекарнями хлеба, среди которых упоминается и Гришинский. Второй причиной называлось «отставание существующей распределительной сети от роста потребности населения в хлебе», отсюда и «громадные очереди», которые наблюдались, практически, во всех промышленных районах Донбасса. В очередях за хлебом среди рабочих были зафиксированы случаи «недовольства по адресу кооперативных организаций, а также Соввласти и Компартии», а также отмечались «панические настроения о предстоящей войне, о том, что хлеб вывезли за границу,… что скоро будет голод, что в очередях стоят только рабочие, а коммунистов совсем не видно». Помимо этого наблюдались разговоры с призывами разгромов завкомов, правлений рабкоопов. Осведомители сообщали в органы ОГПУ также о проявлениях антисоветского и «бузотерского» элемента, который возбуждал антисемитизм среди рудничных рабочих («хлеб попрятали «жиды»).
В тот год наблюдался также ряд перебоев в снабжении другими продуктами питания, «в особенности мяса», качество и ассортимент которого зачастую «не удовлетворял потребности рабочего населения». Имеющееся количество столовых при шахтах и рудниках было признано недостаточным, принимая во внимание большой наплыв сезонных рабочих. Качество питания в шахтных столовых комиссия охарактеризовало, как «не совсем удовлетворительное». Проблема общественного питания усугублялась и дороговизной самих обедов (35-45 копеек, в среднем, по рудоуправлениям). Водка – это единственный продукт, которым советская власть полностью обеспечила все слои населения промышленного региона. За 1928 год в Артемовском округе было выпито 588 632 ведра водки, 32 582 ведра пива и 53 862 ведра вина. В среднем, это составило 1 ¼ ведра на душу населения, а если не считать женщин и детей, то каждый рабочий выпивал за месяц 8-10 бутылок.

Поэтому, как отмечалось в Докладной записке в комиссию Политбюро ЦК ВКП (б), «…общее настроение рабочих, не смотря на очень тяжелые жилищные и материальные условия, на ряд крайне болезненных явлений в Артемовском районе – бодрое, революционное и отношение к партии и советской власти безусловно положительное».
«И дольше века длится день…»

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: Шахты и рудники в районе г. Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Пн сен 08, 2014 16:37

В конце XIX – начале ХХ века в районе станции Гришино открылся ряд рудников, руководство которых претендовало на краткосрочную перспективу промышленной угледобычи. В большинстве случаев, в правлении акционерных обществ (владельцев рудников), состояли иностранные граждане, а также жители городов Санкт-Петербурга, Варшавы и Екатеринослава. Но были среди шахтовладельцев и местные жители. Так, например, житель села Гришино Владимир Онисимович (Вольф Носинович) Файнштейн был владельцем довольно крупного (по меркам того времени) Преображенского рудника.
ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ РУДНИК.
Первые сведения о В.О. Файнштейне и его шахтах в районе Гришино относятся к 90-м годам XIX века. Согласно «Списку фабрик и заводов России. 1910 год» Преображенский рудник был открыт в 1898 году. Уже в 1898-1899 хозяйственном году шахты Файнштейна (арендатор – К.С.Кернер) обеспечили загрузку на станции Гришино 1710 вагонов (по 600 пудов каждый) (Ведомость № 6 о количестве минерального топлива, отправленного с копей, расположенных по Курско – Харьковско - Севастопольской, Юго-Восточным и Екатерининской железным дорогам за время с 1 сентября 1898 года по 1 сентября 1899 года).
Рудник располагался на территории Селидовской волости Бахмутского уезда Екатеринославской губернии между современными сёлами Жёлтое и Зверево Красноармейского района Донецкой области. В.О. Файнштейн для организации угледобычи арендовал 724 десятины земли у помещицы Н.А.Андриевской в районе Андриевского хутора. В начале ХХ века площадь под рудник возросла до 1000 десятин («Статистические сведения о количестве рабочих, их быте, условиях жизни, заработной плате, о пластах и состоянии шахт каменноугольной промышленности по Юзовскому горному округу» 1900 год). Рудник Файнштейна был соединён со станцией Гришино «гужевой дорогой» протяжённостью 7 верст.
На руднике разрабатывался «Бахиревский пласт» (пласт f3), названный по фамилии владельца деревни Желтая В.И. Бахирева, который первым начал разработку этого пласта. На арендованных землях в 1899 -1900 годах были пройдены 5 шахт и шурфов Преображенского рудника, в том числе подъёмная шахта № 4, вентиляционный шурф № 5, а также шахта № 15. Проводившие в 1899 году геологическую разведку на землях общины села Гришино, где впоследствии будет заложен рудник Западно-Донецкого каменноугольного общества, инженеры В.И. Хлопицкий и И.П. Табурно указывали: «В имении господ Бахиревых имеется несколько обнажений горных пород, принадлежащих к каменноугольной формации. В северо-западной части имения разведан пласт каменного угля, толщиною в 2 фута и 4 дюйма; пласт этот в настоящее время разрабатывается на соседних, по простиранию пласта, участках арендатором Файнштейном. На участках Файнштейна обнаружено до сих пор три пласта угля: первый – 1 фут 9 дюймов, второй (Бахиревский пласт) – 2 фута 4 дюйма, третий – 4 фута. Разработке подвергается пока только второй пласт (Хлопицкий В.И., Табурно И.П. «Результаты разведок, произведенных на земле крестьян дер. Гришино гг. Хлопицким и Табурно» 1900 год).
«Детально произведенные разведки на земле господ Бахиревых обнаружили свиты пластов так называемой Кальмиусской группы (она же Лисичанская); причём известные в настоящее время в этом имении и соседних с ним участках три пласта угля представляют собою самые нижележащие пласты вышеназванной группы углей. Угли эти принадлежат к типу углей жирных, полуспекающихся, горящих сильным ровным пламенем и дающих много жару. Серы и золы содержит очень мало. На поверхности в штабелях может лежать продолжительное время, не подвергаясь самовозгоранию. Дальнюю перевозку выдерживает отлично…
Разрабатываемый в настоящее время на смежном участке пласт этот (Бахиревский) имеет в кровле крепкий песчаник, а в подошве плотный песчаный сланец. Разработка ведётся примитивно на глубине от 18 до 29 саженей. Вес одной кубической сажени угля до 800 пудов…
При проходках глубиной до 29 саженей встречались следующие породы: нанос (разного рода глины) – от 7 до 15 саженей, песок с водой – 0,16 саженей до 0,67 сажени (maximum), глинистые сланцы, прослойки угля, песчаник от 3 до 5 саженей, и непосредственно под ним уголь».
Добычная способность Преображенского рудника на 1901 год была установлена в объёме 4,5 миллиона пудов в год, хотя к 1904 году её пришлось снизить до 500 тысяч пудов (Авдаков Н.С. «О выработке статистических сведений о производительности каменноугольных и соляных копей, железных рудников и металлургических заводов» 1904 год). Директор Западно-Донецкого каменноугольного общества И.П. Табурно считал, что в случае оперативного (в течение 1-3 лет) строительства новой железной дороги в районе Гришино, производительность Преображенского рудника должна была подскочить до 3 млн. пудов (Табурно И.П. «Пояснительная записка к сооружению Рудничная - Лозовской железной дороги» 1902 год).
Однако вопрос строительства подъездных путей к руднику затянулся, что сыграло свою роль в дальнейшей судьбе Преображенского рудника. Реальные объёмы отгрузки угля из Преображенского рудника В.О. Файнштейна были такими: в 1900-1901 хозяйственном году рудник обеспечил погрузку по станции Гришино 1839 вагонов угля; в 1902-1903 году объёмы отгрузки на руднике резко упали – всего 649 вагонов. В первом полугодии 1904 года на руднике было добыто лишь 520 тысяч пудов угля. Примерно столько же было вывезено железной дорогой в 1903-1904 хозяйственном году (891 вагон). Динамика с общей тенденцией спада объёмов добычи и отгрузки угля Преображенского рудника Файнштейна продолжится и в последующие годы.
В годы революционных беспорядков (1905-1907) добычная способность Преображенского рудника В.О. Файнштейна резко упала с трех миллионов на 1905 год до одного миллиона пудов в оценках на 1907 год. В 1908 году она незначительно возросла - до 1,2 миллиона пудов. В 1904-1905 хозяйственном году рудник отгрузил 429 вагонов, в 1906-1907 хозяйственном году – только 317 вагонов. Предприниматель был вынужден искать новые месторождения на смежных с рудником территориях. В 1907 году Файнштейн выкупил шахты И.А.Золотарёва и Я.Л. Шнуренко на землях Лысогоровской крестьянской общины, и на их основе заложил более производительную шахту НОД № 4, которую красноармейские краеведы считают предшественницей Шевченковского рудника (шахта им. Т.Г. Шевченко в районе одноимённого посёлка, закрытая в 1990 году). В 1910 году на шахтах Товарищества «В.Г. Файнштейн и Ко» было добыто 830 тысяч пудов, а за первое полугодие 1911 года – 370 тысяч пудов угля.
Глубина главного ствола шахты на Преображенском руднике составляла 48 саженей. Суточная подъемная способность – 10 тысяч пудов (четыре подъемных ствола). На руднике работали 73 человека. Для них было построено 4 казармы и дома на 19 квартир для семейных. Медицинское обслуживание осуществляли врач и фельдшер. Балансовая стоимость всех сооружений составляла 120 905 рублей. Годовая аренда – 3 000 рублей. Добычная способность Преображенского рудника в 1910-1911 годах оценивалась в 1,5-2 миллиона пудов, в 1912 году – в один миллион пудов угля в год. Реальная добыча угля на руднике составляла: в 1910 году – 832 тысячи пудов при 90 рабочих, в 1911 году – 758 тысяч пудов при 42 рабочих. Управляющим на руднике был Н.Й. Гальперин. Фактическими совладельцами данного рудника были В.О. Файнштейн и М.И. Каттавоз.
В 1911 году Преображенский рудник посетил маркшейдер Н.Н. Ильин, который, по-видимому, сообщил владельцам об исчерпании запасов соответствующего шахтного поля. Данные о добыче угля на Преображенском руднике после 1912 года отсутствуют. Однако рудник еще в 1913 году числится в «Списке фабрик и заводов», а сам В.О. Файнштейн участвует в обсуждении проекта казённой железной дороги Рутченково – Гришино и северных подъездных ветвей к станции Гришино. Шахта НОД № 4 в 1912 году была выкуплена у В.О. Файнштейна анонимным обществом Гришинских каменноугольных копей (М.И. Каттавоз), и на её месте началось строительство мощного Шевченковского рудника.
Но был еще и «второй» Преображенский рудник. В 1901 – 1903 годах на Преображенском руднике Г.М. Фрица и М.Е. Кауфмана (заведующий Г.М. Фриц) добычная способность оценивалась в 500 тысяч пудов. Однако к 1903 году фактическая добыча составляла 55 тысяч пудов («Фабрики, заводы и рудники Екатеринославской губернии» 1903 год). По-видимому, весь добытый уголь реализовывался на месте (нет данных об отгрузке). Последние сведения о руднике относятся к 1910 году. По-видимому, это предприятие закрылось одновременно с «первым» Преображенским рудником…
Павел Белицкий (г. Донецк).

Аватара пользователя
Краевед
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 8090
Зарегистрирован:
Пн июл 30, 2007 19:32

Re: Шахты и рудники в районе г. Димитрова

Сообщение Краевед » Пн сен 08, 2014 22:24

Глубоко "копаете", уважаемый Сергей. Приятно читать Ваши сообщения. Познавательно.
Знаю не понаслышке, как это важно для истории наших населенных пунктов, чья история была во многом незаслуженно прервана, а потом основательно забыта.
Ищу видовые открытки до 1917 года.

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: Шахты и рудники в районе г. Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Сб окт 04, 2014 12:48

За годы советской власти о владельце этого рудника, да и о самом руднике, местные журналисты и историки сложили столько мифов и легенд, что многие из них уже стали неотъемлемой составляющей «Истории родного края». Приняв однажды на веру неподтвержденную документально информацию, наши краеведы продолжают тиражировать байки о «первооткрывателе угольных пластов», о «шахте, предшественнице Новоэкономического рудника», об «основателе шахты «Центральная». Не утруждая себя при этом поиском соответствующих документов и не обращая внимания на абсолютное несоответствие их рассказов реальным событиям того времени. Даже официальное название этого рудника у них до сих пор вызывает недоумение.

АЛЕКСАНДРОВСКИЙ РУДНИК.
Но вначале было…имя. И имя это было Афанасий Евтухов (да простят меня верующие). Впервые о нем заговорили только в самом начале 60-х годов прошлого века. В период подготовки к пятидесятилетию (эта дата в 1961 году не соответствовала действительности) шахты №1 «Центральная» у местных партийных «летописцев» возник вопрос: кто же главное действующие лицо в истории шахты? Честно говоря, выбор кандидатов на эту роль у них был маленький: «буржуи-капиталисты», «кулаки», «враги народа» … И среди «пролетариев», как оказалось, достойной личности тоже не нашлось! Вот тогда-то и вспомнили о «бедном и безграмотном крестьянине» Афанасии Прокофьевиче Евтухове.
Но к этому времени уже мало кого осталось в живых из тех, кто знал его лично. По-этому в основу «истории» шахты легли даже не воспоминания старожилов, а пересказы этих воспоминаний. Так начинался создаваться миф о «первооткрывателе» Евтухове. В действительности же он родился уже после открытия месторождения каменного угля на землях села Новоэкономическое. Более того, только рассказы «внука» Евтухова Кузьмы (а он был сыном Ивана Золотаренко, вдовца, женившегося на дочери Евтухова) дали основание совковым историкам считать Евтухова первооткрывателем. Тем не менее, в материалах, приуроченных к «юбилею» шахты, Евтухов уже упоминается, и как «основатель» шахты «Центральная». Хотя он никакого отношения к этой шахте не имел!
Во всех (!) советских «историях» Афанасий Евтухов появляется только «весной 1909 года». На самом деле впервые фамилия Евтухов упоминается в отчетах Съездов горнопромышленников юга России еще в 1904 году. С 1 июля 1904 по 1 июля 1905 годов на копи Евтухова было добыто только 730 пудов угля. В 1906 году добыча на шахте не производилась. За первое полугодие 1907 года на шахте «первооткрывателя» артельщики добыли 7 800 пудов. Дело в том, что «самородок» из Орловской губернии (Евтухов не был ни «местным крестьянином», ни коренным жителем Новоэкономического) ошибся с местом своей первой шахты (в последствие он будет владельцем и арендатором еще нескольких шахт). «…шахта была в трясине. Из шахты шла через верх вода. Поэтому шахту закрыли. Евтухов добился у местных властей разрешения на строительство второй шахты» - из воспоминаний Н.В. Доброноса. Остатки породного отвала этой шахты сохранились до наших дней.
Новая копь Евтухова мало, чем отличалась от других крестьянских шахт, на которых добывали уголь еще до появления «первооткрывателя угольных пластов». В 1910 году добычная способность новой копи оценивалась в 160 тысяч пудов. На других шахтах Новоэкономического плановая добыча составляла: копь М.С. Еременко – 230 тысяч, копь М.С. Старинченко – 200 тысяч, А.М. Фомина – 160 тысяч пудов. Первый свой уголь «копь Евтухова» дала в конце 1909 года. Но именно эту копь Евтухова и считают советские «историки» предшественницей Новоэкономического рудника. Шахта так и не выйдет на плановую добычу и уже в 1912 году А.П. Евтухов продаст ее Е.В. Шпунтовичу (за год до начала строительства шахты «Центральная»).
Официальный адрес рудника – «близ ст. Гришино Екатерининской железной дороги Гродовская волость Бахмутского уезда Екатеринославской губернии». Рудник находился на правом склоне балки Грузской (ближайший крупный ориентир – ДЭМЗ, бывшие ЦЭММ). На Александровском руднике было две шахты, на которых работали 16 человек (8 сдельных и 8 поденных). Одна шахта была оборудована конным подъемом. Глубина этой шахты составляла 56 саженей (около 112 метров). Производительность рудника в 1911 году оценивалась в 100 тысяч пудов угля.
Согласно паспорту рудника, количество рабочих дней в году равнялось 200. Продолжительность рабочего дня – 8 часов для подземных и 10 часов – для поверхностных рабочих. Средний размер дневной зарплаты составлял 1 рубль 85 копеек. За 1911 год владелец выплатил своим рабочим 3 020 рублей 52 копейки. Стоимость содержания одного рабочего на руднике колебалась в размерах 10-13 рублей. На руднике была построена казарма (балаган) на 20 человек. Казарма отапливалась и снабжалась водой за счет производства. Рабочим оказывалась и медицинская помощь. Услуги фельдшера за 1911 год составили 212 рублей 50 копеек. В земской школе, находившейся от рудника на расстоянии 5 верст (школа в селе Новоэкономическом), учились трое детей рабочих рудника. Заведующим рудником был штейгер Н. Гайворон (возможно, Гайворонский). Для сравнения на двух шахтах рудника Николая Кречунеско (будущий Новоэкономический рудник) тогда уже работали 60 человек, а добыча составляла 400 тысяч пудов.
Сохранился арендный договор 1909 года между общиной села Новоэкономическое и артельщиком Евтуховым. К слову, это еще одна причина, почему выбрали «крестьянина-самоучку». По условиям договора община села выделяла Евтухову 4 десятины земли сроком на десять лет. Арендная плата за первые три года составляла 600, а за последующие – тысячу рублей. Кроме того, «бедный» арендатор обязан был предоставить крестьянской общине ежегодно тысячу пудов угля бесплатно.
Через два года община села будет заключать новый арендный договор (на этот раз с Иевлевым и Кречунеско), в одном из пунктов которого будут упоминаться и «4 десятины» Евтухова. Это даст повод сочинителям мифа утверждать, что на землях села Новоэкономического кроме Евтухова никого раньше здесь не было!
Справедливости ради, следует заметить, что о самом Афанасии Евтухове достоверно известно слишком мало. Что, естественно, послужило поводом в дальнейшем для появления всякого рода предположений и догадок, а позднее и откровенных домыслов и фальсификаций. «Недостающие» моменты в его биографии просто придумывались городскими «летописцами». По понятным причинам, в таких «воспоминаниях» не упоминались пьяные загулы, дебоши и прочие подвиги нашего «героя». Нет в них ни единого слова о несчастной судьбе его сына, ушедшего с «белыми» и убитом «красными». Умалчивают совковые историки и о том, как трагически оборвалась жизнь самого Евтухова, и как потом «благодарные» потомки (комсомольские вандалы) осквернили и надругались над могилой «деда Панаса». Слишком многое в биографии «первооткрывателя» не вписывалось в рамки советской идеологии.
Еще осенью 1911 года, задолго до начала строительства шахты «Центральной», А.П. Евтухов делает шаг, который откровенно противоречит совковой версии основания этой шахты. Он становится членом Южно - Русского горнопромышленного общества, которое уже с 1912 года начнет вести разведку месторождений каменного угля на землях Гродовской волости. А Новоэкономический рудник построило совсем другое акционерное общество. О «первооткрывателе» не упоминают в своих отчетах геологи, проводившие разведку на землях села Новоэкономическое. Обошел вниманием Евтухова и сам Л.И. Лутугин в своих сообщениях и пояснительных записках по Гришинском каменноугольному району.
Уже в годы Независимости Афанасию Евтухову, окончившего только церковно-приходскую школу, краеведы и журналисты присвоят звание горного инженера и начнут даже приписывать ему основание «города Димитров». Но если Афанасий Евтухов действительно столько «сделал» для города, тогда, почему нет улицы, названной в его честь, почему в музее шахты «Центральная» о нем напоминает только единственная фотография на одном из стендов?
Несправедливость к своим «героям» отличительная черта советского тоталитарного строя. В честь коммунистических божков, не сделавших ровным счетом для нашего края, названы улицы и переулки. А что касается Евтухова, то он во всех совковых «историях» так и останется кустарем-одиночкой. Советская власть ограничила его роль, как конкретного человека, до эпизодической. Но «раздула» ее до главной роли, как героя очередного своего мифа.

Pabel
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 459
Зарегистрирован:
Ср дек 22, 2010 17:55

Re: Шахты и рудники в районе г. Димитрова

Сообщение Pabel » Сб окт 04, 2014 13:26

А ещё дед Панас копал уголь в соседней Григорьевке...

Луковенко Сергей
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 631
Зарегистрирован:
Пт янв 20, 2012 22:44

Re: Шахты и рудники в районе г. Димитрова

Сообщение Луковенко Сергей » Сб окт 04, 2014 18:03

PABEL, вот об этом и о Григорьевском руднике Вы и должны написать статью в газету. Пока, не тороплю и не подгоняю. Цикл уже "пошел" (Караковская копь, Преображенский рудник, Александровский рудник). Следовательно, следующая статья Ваша.

Пред.След.

Вернуться в Місто Димитров

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1