* МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА    Мы в facebook,
присоединяйся!      Сайт 
газеты

Славянск и Великая Отечественная война

Модераторы: slc, Краевед

Мария
Новичок
Новичок
 
Сообщения: 16
Зарегистрирован:
Пн сен 02, 2013 22:30

Re: Славянск и Великая Отечественная война

Сообщение Мария » Ср сен 25, 2013 22:36

Спасибо большое, фото только что отправила в личку.
Недавно нашла письмо бабушки годов 70-х, адресованное моему отцу (их сыну). Она просит его посмотреть в Ленинке в Москве Известия за март 42, якобы в конце марта должна была быть заметка "Пять против семнадцати" о последнем бое деда. Я в Ленинку не пошла, на рутракере все есть, перерыла все Известия за март апрель, потом пробила через поиск номера за весь год, забивая фамилию и каждое указанное слово из заголовка. Ничего. Бабушка пишет, что она эту заметку видела, да и заголовок в стиле Известий тех лет - "трое против 20" и т.п .
Вряд ли, конечно, мне бы это что-то дало в плане координат.

IVA
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 3473
Зарегистрирован:
Ср май 13, 2009 00:11

Re: Славянск и Великая Отечественная война

Сообщение IVA » Чт сен 26, 2013 01:42

фото получил, осталось дело за малым - сравнить. Как будут результаты сообщу.

Мария
Новичок
Новичок
 
Сообщения: 16
Зарегистрирован:
Пн сен 02, 2013 22:30

Re: Славянск и Великая Отечественная война

Сообщение Мария » Чт сен 26, 2013 10:56

Спасибо.

Нашла переписанную бабушкой заметку. Поскольку переписана она карандашом на военном конверте 17 марта 42 года, очень многое неразборчиво. В Известиях этого текста не нашла.
Кое-что может помочь в поиске – указание действий штурмовиков. Бой истребителей был рядом с объектами, которые штурмовики уничтожали. Если только журналист не сократил время и расстояние. Мне также неясно, как штурмовики могли оставить своих истребителей в неравном бою и отправиться на аэродром.
Точками обозначаю непрочитанные буквы (примерное их количество).

Неожиданно 3 в самолетами отр…..ть от строя и пошли .д(з,у?).яно на штурмовиков, пытаясь помешать им выполнять задание. Лейтенант Зуев рванул навстречу врагу. В первой же атаке он сбил один фашистский самолет. Остальные вступили в бой с советскими истребителями. Тем временем наши штурмовики пошли на цель. Выполнив свое задание развернулись и взяли курс на свой аэродром. Лейтенант Зуев продолжал м…….. драться с двумя вражескими истребителями, …(неясное слово из 3 букв) помогать которым пошли еще 2 самолета. Тяжелое положение своего товарища увидел мл. лейтенант Ликидзе. Он бросился ему на выручку. Теперь 5 советских летчиков ….. …… (карандаш стерся) фашистскими самолетами. Посдиц(у)ой (неразборчиво совсем) 5 ….киа летчиков за ……й победий (неразб) сталинских соколов.

slc
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 22309
Зарегистрирован:
Пн янв 19, 2009 12:05
Откуда: Краматорск

Re: Славянск и Великая Отечественная война

Сообщение slc » Чт сен 26, 2013 12:04

Мария писал(а):Мне также неясно, как штурмовики могли оставить своих истребителей в неравном бою и отправиться на аэродром.
Сдается мне, это единственно возможная тактика для штурмовиков, ибо участвовать в воздушном бою наравне с истребителями они не способны.
Задача истребителей была - прикрыть штурмовики, чем они и занимались, давая им уйти.
Размещенные мною на форуме материалы не преследуют целей пропаганды тоталитарных режимов, а используются исключительно лишь для реконструкции исторических событий, проведения научных исследований либо являются объектами антикварной торговли.

Аватара пользователя
supergrey
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 2574
Зарегистрирован:
Вт янв 25, 2011 00:03
Откуда: Славянск

Re: Славянск и Великая Отечественная война

Сообщение supergrey » Чт сен 26, 2013 12:41

Мария
Может быть название газеты перепутано, посмотрите "Правду" или "Красную Звезду".

IVA
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 3473
Зарегистрирован:
Ср май 13, 2009 00:11

Re: Славянск и Великая Отечественная война

Сообщение IVA » Пн сен 30, 2013 15:14

Мария, первый источник молчит, но общались еще с одним человеком, который занимается непосредственно темой ВОВ. Его мыло я Вам отправил в личку, чтоб сами непосредственно с ним общались. Он в частности сообщил, что разговаривал с человеком 1932г. рождения, который вроде бы тоже помнит о сбитом самолете, но с его слов летчика немцы не нашли после падения самолета.

Мария
Новичок
Новичок
 
Сообщения: 16
Зарегистрирован:
Пн сен 02, 2013 22:30

Re: Славянск и Великая Отечественная война

Сообщение Мария » Пн сен 30, 2013 16:38

Спасибо большое еще раз. :) Только что ответила в личку. Нередко бывали случаи (в том числе в 8 ИАП весной 42), когда сбитые летчики возвращались к своим. Именно поэтому дед был объявлен "пропавшим без вести" и только в августе снят с довольствия.
Если верить статье, которую переписала моя бабушка, бой был недалеко от немецких объектов. "Правду" и "Красную звезду", честно, еще не шерстила - работы нападало. ((

Мария
Новичок
Новичок
 
Сообщения: 16
Зарегистрирован:
Пн сен 02, 2013 22:30

Re: Славянск и Великая Отечественная война

Сообщение Мария » Вт окт 01, 2013 08:34

Просмотрела "Красную звезду" - нет заметки о воздушном бое 22 марта. "Правды" в тырнете нет, как бы символично это не звучало.

Аватара пользователя
biofoton
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 2651
Зарегистрирован:
Ср фев 02, 2011 01:05

Re: Славянск и Великая Отечественная война

Сообщение biofoton » Пт окт 04, 2013 20:52

В годы Великой Отечественной войны Хрущёв был членом военных советов Юго-Западного направления, Юго-Западного, Сталинградского, Южного, Воронежского и 1-го Украинского фронтов. Являлся одним из виновников катастрофических окружений РККА под Киевом (1941) и под Харьковом (1942), всецело поддерживая сталинскую точку зрения. В мае 1942 года Хрущёв вместе с Голиковым принимали решение Ставки о наступлении Воронежского фронта. Ставка ясно говорила: наступление кончится неудачей, если нет достаточных средств. 12 мая 1942 года наступление началось — Воронежский фронт, построенный в линейной обороне, попятился, вскоре из Краматорск-Славянского начала наступление танковая группа Клейста. Фронт был прорван, началось отступление к Сталинграду, по пути было потеряно больше дивизий, чем во время летнего наступления 1941 года.

из Вики

slc
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 22309
Зарегистрирован:
Пн янв 19, 2009 12:05
Откуда: Краматорск

Re: Славянск и Великая Отечественная война

Сообщение slc » Вт окт 08, 2013 10:17

Судьбы причудливый узор...
Узница фашистского концлагеря Равенсбрюк в старости начала вышивать иконы
Изображение
…Лет пятнадцать тому назад Тамара Осикова начала вышивать иконы. Ну начала, да и начала, чем еще в старости заниматься человеку, похоронившему мужа и вырастившему детей и внуков? До этого Тамара Николаевна никогда ничем подобным не занималась, а тут — на тебе! Конечно, начинала эту работу по журнальным схемам, «по квадратикам», почти что наощупь. На первый лик святого ушел почти год, зато потом все пошло-поехало, да так, что на сегодняшний день баба Тома вышила около 40 икон, большинство из которых были освящены и украсили собой несколько храмов Донецкой области Украины и несколько церквей Новохоперского района Воронежской области, ставшего с недавних пор для нее родным.
— Мне многое хочется рассказать, — рассуждает 86‑летняя пенсионерка, — и, может быть, этими иконами я немного приоткрываю людям историю своей жизни, о которой в двух словах и не скажешь. Может быть, все началось с того кекса, который на Пасху нам принес немец в страшном концлагере Равенсбрюк…
Действительно, о судьбе Осиковой можно написать книжку, а можно — просто глянуть на лики святых, выполненные ее руками, и сразу станет ясно — бабушке есть что сказать миру!
«Мира» как такового она особо и не захватила — ее взрослая жизнь началась с войны, которая перекрутила судьбу девушки из Славянска — провинциального городка Донецкой области — на диво многим фронтовикам, повидавшим на той войне и «медные трубы», и бледные трупы. До 1941 года история ее жизни была такой же, как у тысяч ровесников — парней и девчат предвоенного поколения. Учеба в школе, потом — в Славянском химико-механическом техникуме, где успешно окончила два курса. Но грянула война, в Донбасс пришли фашисты и начали арестовывать молодежь, чтобы угонять ее работать в пользу «великого рейха». До поры до времени Томе удавалось скрываться от облав, но кто-то передал, что если она сама не явится в полицию, то гестапо схватит ее мать и двух младших сестер…
В Германию осенью 1942 года молодежь увозили эшелонами. Рядом с Тамарой Осиковой оказалась ее тезка — Тамара Кузьмина, из того же Славянска.
Так что на чужой земле девушки с первых минут были рядом. Нашу героиню определили в прислуги в семью, состоявшую из молодой хозяйки Марии, чей муж погиб на Восточном фронте, ее грудного ребенка и свекра.
— Ничего плохого не могу сказать об этих людях, — вспоминает Тамара Николаевна. — Ко мне все относились нормально, ели мы все вместе за одним столом, причем голода не ощущалось вообще, мне дали почти новую одежду, справлялись о моем самочувствии, да и не сказать, чтобы работой изнуряли. В обязанности входили обычные хлопоты по дому — стирка, уборка, приготовление пищи, уход за малышом. Причем сама хозяйка занималась домашними делами почти на равных со мной. Обычно с вечера мы чистили ведро картошки, клали ее в воду, чтобы наутро использовать в качестве гарнира к разным блюдам. На столе у хозяев всегда была колбаса, буженина, ветчина, правда, наших украинских борщей мне сильно не хватало. Иногда хозяева за столом заводили разговор о том, что вот, дескать, скоро Германия разобьет Советы, и они поедут в СССР на могилу своего мужа и сына, а меня возьмут проводником по этой «дикой» стране. Я, как могла, переводила разговоры на другую тему — слушать это было тяжело…
А Тамариной тезке — Кузьминой, которая была прислугой буквально в доме напротив, приходилось хуже: ее держали впроголодь, да и работать заставляли столько, чтобы ни секунды свободной не было. Протрет хозяйка носовым платком мебель после ее уборки, найдет немного пыли и начинает орать: мол, «все русские — неблагодарные свиньи» и что по Тамаре концлагерь давно плачет. Тем не менее девушки общались почти каждый день. Пытались хоть краешком уха услышать, что творится на фронтах, да только из этого ничего не выходило.
Напасть подкралась с другой стороны — девушки из Славянска, тем же эшелоном прибывшие в Германию, работали на фабрике неподалеку и как-то умудрились даже прислать Тамаре письмо, в котором рассказали о своем житье-бытье. И все бы ничего, но в один прекрасный день на пороге появился жандарм и забрал сначала одну Тамару, а потом другую и повел в полицию. Видимо, полиция всполошилась из-за того самого письма, полученного от землячек.
Хозяева нашей героини пытались оставить ее у себя, но ничего не получилось. Уже поняв, что больше не увидят свою русскую прислугу, собрали ее, как смогли. Хозяйка Мария дала с собой полную коробку бутербродов и часть своей вполне новой одежды. В общем, десятимесячное относительно спокойное пребывание в немецкой семье закончилось тревогами и волнениями — что же будет дальше?..
Дальше была тюрьма, где двух Тамар продержали несколько дней. А потом девушки попали в едва ли не самый известный женский лагерь Второй мировой войны — Равенсбрюк.

Из досье «Коммунара»
Концентрационный лагерь Равенсбрюк располагался на северо-востоке Германии, в 90 км от Берлина. Лагерь существовал с мая 1939‑го до конца апреля 1945 года. Количество зарегистрированных заключенных женщин за все время его существования составило более 130 тысяч человек. По разным оценкам, в Равенсбрюке скончались и были казнены от 50 до 92 тысяч человек.

— Нас сразу же выкупали в бане и дали робу с номером. Так я стала заключенной №23267 с литерой «Р» — «русская». В бараке стояли трехярусные кровати, с которых мы каждый день по сигналу «Подъем!» в 5 часов утра прыгали вниз для построения. Заключенных строили по порядковым номерам, развод проводили женщины-надзирательницы с овчарками на поводках, — рассказывает Тамара Николаевна. — Болеть было нельзя, на лечение в больнице лагерным распорядком отводилось не более 5 дней, не выздоровеешь — прямой путь в крематорий. После развода шли на завтрак, кормили в принципе неплохо — во всяком случае, чувство голода в концлагере у меня не возникло ни разу…
Обе Тамары работали на заводе в гальваническом цехе, они хромировали мелкие авиационные детали, некоторые из которых, назло врагу, выбрасывали в урну. Старичок-мастер, как уже потом стало ясно — антифашист, проверял качество их работы вполглаза. Он хотя и замечал их легкие попытки саботажа, но молчал. Наоборот — дедуля разрешал девчонкам в рабочее время стирать одежду, а как-то на Пасху даже принес им кекс…
Начался 45‑й год, и с фронта уже доходили вести о том, что Красная Армия совсем рядом. А когда весенний ветер начал доносить до Равенсбрюка гул дальней орудийной канонады, стало понятно — свобода не за горами, хотя пока она и остается за «колючкой».
В какой-то день в самом конце апреля охрана приказала всем выйти из бараков и построиться на плацу. Люди начали роптать, думали — готовится массовый расстрел. Тогда охранники пообещали сжечь бараки, если из них никто не появится. Люди вышли, их построили и повели куда-то по дороге. Шли долго, часть заключенных бежала, их уже никто не ловил и не стрелял вслед. А потом потихоньку охрана начала отставать, пока не растворилась в посадках, окружающих шоссе. Через несколько часов томительного ожидания люди, еще не поверившие в свое освобождение, увидели, как впереди показались передовые советские части…
До августа 1945 года две Тамары работали в одной из частей, стоявших на территории Германии, а потом поехали домой в Россию. Ехали через Берлин, мимо Рейхстага, испещренного надписями на родном языке, от которого давно отвыкли.
В родном Славянске Тамара пошла работать на завод, параллельно окончила техникум, где не успела доучиться до конца войны. Потом ее начали тягать особисты — все-таки почти три года человек жил в Германии! Сколько раз она написала по просьбе следователя свою автобиографию, Тамара Николаевна уже и не помнит. Может три, может — пять. Но пронесло. Хотя в те годы даже за час, проведенный либо на чужой территории, либо на своей оккупированной, можно было угодить в другой лагерь — ничуть не лучше фашистского, правда, уже на родной земле…
А дальше все пошло своим чередом — Тома окончила техникум, 30 лет отработала конструктором на химзаводе в Константиновке, родила двух дочек — Лиду и Наташу, а те подарили маме троих внуков. Не так давно Тамара Николаевна переехала с Украины под Новохоперск — поближе к младшей дочери Наташе, которая вместе с мужем работает в Хоперском заповеднике.
Вышивать иконы для нее сейчас стало труднее — глаза уже не те, хотя пальцы точно чувствуют и размер, и форму очередного лика. Зато память порой отчетливо воспроизводит ее порядковый номер в страшном Равенсбрюке — №23267 и тот самый кекс, который тайно принес русским девчонкам на Пасху сочувствовавший им мастер — старый немец Пауль.
Изображение Изображение
Леонид Шифрин
Газета "Молодой коммунар", 31 июля 2010 г.
http://www.mkommunar.ru/?lev1=14&id=12715
Размещенные мною на форуме материалы не преследуют целей пропаганды тоталитарных режимов, а используются исключительно лишь для реконструкции исторических событий, проведения научных исследований либо являются объектами антикварной торговли.

slc
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 22309
Зарегистрирован:
Пн янв 19, 2009 12:05
Откуда: Краматорск

Re: Славянск и Великая Отечественная война

Сообщение slc » Пн окт 21, 2013 11:36

Голая Долина

После боев на Луганщине для 203-й неожиданно наступило затишье. Нас передислоцировали в резерв фронта на пополнение, а затем направили на строительство старобельских укреплений.

Работа на строительстве сочеталась с постоянной учебой всех подразделений. Трудились по 12 часов в сутки. Трудились все — от солдата до офицера штаба.

Именно здесь мы провели большую работу по перестройке партийного аппарата, вызванную Постановлением ЦК ВКП(б) от 24 мая 1943 года «О реорганизации структуры партийных и комсомольских организаций в Красной Армии и усилении роли фронтовых, армейских и дивизионных газет».

Первичные партийные организации стали создаваться теперь в батальонах и дивизионах. Вместо секретарей партийных организаций назначались парторги полков, батальонов, рот.

Постановление ЦК ВКП(б) полностью отвечало требованиям военной обстановки. Благодаря ему партийное руководство было приближено к ротному звену, к широким солдатским массам. Резко улучшалась партийно-политическая работа в боевых частях.

Находясь в резерве фронта с конца апреля по 31 июля, дивизия почти завершила оборудование старобельских укреплений. Здесь мы укомплектовались до полного штата личным составом, получили машины, а также усовершенствованное на основе опыта войны стрелковое и артиллерийское вооружение. Наша огневая мощь стала в полтора раза выше, чем в период первого боя на Дону...

После ожесточенных боев обстановка на фронте стабилизировалась. Изучая опыт минувших сражений, накапливая силы, Ставка разрабатывала новые операции, искала [79] пути быстрейшего освобождения советской земли от немецко-фашистских оккупантов. С каждым днем нарастала военная мощь нашей любимой Родины.

К лету 1943 года гитлеровцам удалось мобилизовать в армию более 10 миллионов человек, включая подростков и стариков. 5 июля они перешли в наступление. Началось грандиозное сражение на Курской дуге.

Исход этой битвы известен: советские войска одержали блистательную победу, которая во многом предопределила дальнейший ход второй мировой войны.

Чтобы окончательно очистить от врага Донбасс, решено было нанести совместные удары Юго-Западного и Южного фронтов по флангам его донбасской группировки.

Наша дивизия опять вошла в состав 12-й армии генерал-майора А. И. Данилова, действовавшей на Юго-Западном фронте.

В ночь на 10 августа 203-я сосредоточилась севернее села Богородичное, что на Харьковщине.

Снова перед нами были поля и перелески, изрезанные окопами, неизвестные хутора и деревни, безымянные высоты.

Безымянные... Неизвестные...

Не думали мы тогда, что со временем народ выделит эти слова, наполнит их новым, высоким смыслом и станут они известными всей стране в ряду самых близких и дорогих каждому слов. Ведь в словах этих память о тысячах воинов, которые не вернулись с войны...

Перед боевыми порядками дивизии на сей раз значилось село со странным названием Голая Долина.

Жара стояла немилосердная. Пыль оседала на листьях деревьев и лицах солдат, на машинах, танках, повозках. Казалось, и облака были белыми от пыли...

И вспомнил я тот день, когда вступал в командование дивизией. Тогда тоже стояла жара и пыль ела глаза. По дорогам шли машины с ранеными, я жадно всматривался в лица людей, направлявшихся в тыл, стараясь угадать их настроение.

Я и теперь смотрел на солдат... Вроде те же они и не те. И не только погоны отличали бойцов сорок третьего от солдат сорок второго! Настроение было не то! Душевная уверенность, спокойная сила читались в глазах тех, с кем вскоре снова предстояло идти в бой. Восемь тысяч солдат и офицеров насчитывалось теперь в дивизии!.. [80]

И снова вспомнилось: нашей дивизии — год. Всего год! Уже год... Погиб ее первый комиссар Карельштейн, погибли сотни бойцов и командиров. Ушел от нас начальник штаба подполковник Сивицкий — он стал одним из первых офицеров Войска Польского.

Сивицкого заменил майор Погодаев.

За год сменились все командиры полков и командиры батальонов. Кто был отозван в резерв армии, кто ранен. На смену им пришли новые офицеры. Майор Беспалько стал подполковником. Сотни солдат и офицеров награждены орденами и медалями.

Да, дивизии исполнился год. Это был год боев, год тревог, год возмужания... Мы провели митинг, посвященный годовщине. Подвели итоги. Они порадовали каждого. Для этого были веские основания: на счету дивизии значилось свыше 17 000 уничтоженных и выведенных из строя солдат и офицеров неприятеля и более 1000 взятых в плен, около 90 подбитых танков и бронемашин, почти два десятка самолетов, сотни орудий и пулеметов {5}.

* * *

И снова — в бой.

В окулярах стереотрубы — лощина, вдалеке роща и большое село Голая Долина. Местность сильно изрезана оврагами и окопами. Справа и слева от узкой открытой полосы — леса.

На этом участке бои шли с весны, он несколько раз переходил из рук в руки. Здесь немцы по-хозяйски построили оборону: сплошные траншеи были даже на обратных скатах высот. Затем шли доты, дзоты с бронеколпаками, глубокие блиндажи.

Сзади, в двух-трех сотнях метров, находилась вторая сплошная траншея, а за ней — в полукилометре — третья. Все подступы к переднему краю и в глубине обороны были минированы, усилены малозаметными препятствиями и спиралью Бруно.

Глубокие и узкие балки с выпуклыми скатами — Погорелая, Чернечья, Лисичья тянулись почти параллельно переднему краю, справа лежала широкая балка — Голая Долина, а за ней село того же названия. [81]

Через все эти природные и искусственные препятствия, через хитросплетение дотов и траншей, через огонь пулеметов и орудий врага дивизии предстояло наступать и прорвать немецкую оборону.

Главный удар 12-я армия как раз и наносила в направлении сел Голая Долина, Черкасская, имея четыре дивизии в первом эшелоне, три во втором и мехкорпус для развития успеха.

Вместе с 134-м и 87-м артполками и 52-м отдельным штурмовым саперным батальоном при поддержке легкого и гаубичного артполков 126-й артбригады, 535-го отдельного минометного полка и 11-й танковой бригады наша дивизия должна была действовать в первом эшелоне...

Утром 13 августа, закончив рекогносцировку обороны противника, я на местности поставил задачи всем командирам своих и приданных частей. Главный удар решил наносить правым флангом совместно с 333-й дивизией. 610-й и 592-й полки наступали на фронте в полтора километра, а 619-й на фронте до двух километров. Им во взаимодействии с танковой бригадой было приказано наступать на западную окраину Голой Долины, предварительно подавив огневые точки неприятеля.

Вся приданная артиллерия была распределена на группы поддержки полков, а поддерживающая — сведена в артгруппу дивизии.

Большую и кропотливую работу провели штаб дивизии и штаб командующего артиллерией по составлению боевого приказа и плановой таблицы огня. В них предусматривались действия войск по этапам: разрушение и подавление всех целей на переднем крае, а затем в глубине обороны, сопровождение атаки пехоты и танков двойным огневым валом на два километра в глубину занятой немцами территории.

Чтобы уточнить оборону врага, мы провели в ночь на 14 августа боевую разведку. Бой усиленной 2-й стрелковой роты 619-го полка наблюдали не только офицеры штаба дивизии, но и все командиры полков, батальонов.

Рота продвинулась к окопам врага на 200–300 метров, но была остановлена сильным ружейно-пулеметным и артиллерийским огнем. Солдаты были вынуждены окопаться на достигнутом рубеже, а потом отойти. В это время удалось засечь много новых огневых точек. [82]

Утром 14 августа мы провели рекогносцировку, а затем поставили задачи командирам стрелковых полков и поддерживающих их артиллерийских частей. Артиллерия пристреляла цели.

Наступая на Голую Долину, дивизия впервые взаимодействовала с большим количеством танков. Поэтому я, сам танкист по образованию, позаботился о подготовке людей.

15 августа мы провели еще одну разведку боем, чтобы проверить, не отошел ли противник с передовых позиций. Немцы иногда прибегали к такой тактической уловке: переждав артналет на второй линии, они после переноса огня в глубь обороны снова появлялись на передовой и встречали атакующих сильным огнем. На моем НП разведку наблюдали командарм А. И. Данилов и командир 66-го стрелкового корпуса Д. А. Куприянов. После короткого артиллерийского и минометного налета 2-й батальон 619-го полка в 10 часов дружно пошел в атаку, но, продвинувшись на 150–200 метров, был остановлен ураганным огнем пулеметов, минометов, артиллерии и дальше продвинуться не смог. С наступлением темноты батальон отошел на исходные позиции. Разведка боем показала, что враг имеет хорошо организованную систему огня, быстро маневрирует им и не собирается отходить...

Нам было ясно: наступление будет нелегким. Каждый метр обороны противника придется брать с боем, придется вгрызаться в его боевые порядки...

Нашему наступлению придавалось большое значение, ведь после Голой Долины предстояло уничтожить немецкую группировку в Барвенково и Славянске. А потому я не удивился, когда вечером того же дня на ВПУ вызвали всех командиров дивизий первого эшелона. Маршал Советского Союза А. М. Василевский вместе с командармом А. И. Даниловым заслушали наши доклады о готовности к наступлению и потребовали быстрых и решительных действий.

— Дивизии в полной мере обеспечены артиллерией и танками, — говорил маршал. — Наступление должно быть успешным...

Тут же мы прочитали только что отпечатанные экземпляры газеты «В бой за Родину». В передовой статье говорилось: «...Впереди родная Украина. Вас ждут миллионы советских граждан, изнывающих под фашистским ярмом. [83]

Смелее же в бой, за освобождение, за честь и независимость нашей Родины, за счастье советского народа».

Этот призыв газеты был как бы завершающим аккордом огромной политической работы, которую проводили перед наступлением все командиры и политработники.

Впервые после Указа Президиума Верховного Совета СССР от 9 октября 1942 года «Об установлении полного единоначалия и упразднении института военных комиссаров в Красной Армии» командиры подразделений дивизии выступали в боевой обстановке как единоначальники, в равной степени ответственные за боевую и политическую работу.

Мы сделали все, чтобы довести боевую задачу до каждого бойца. Воины с энтузиазмом воспринимали предстоящее наступление. В коротких выступлениях и беседах они клялись бить врага беспощадно, не жалея самой жизни...
Размещенные мною на форуме материалы не преследуют целей пропаганды тоталитарных режимов, а используются исключительно лишь для реконструкции исторических событий, проведения научных исследований либо являются объектами антикварной торговли.

slc
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 22309
Зарегистрирован:
Пн янв 19, 2009 12:05
Откуда: Краматорск

Re: Славянск и Великая Отечественная война

Сообщение slc » Пн окт 21, 2013 11:38

К рассвету 16 августа полки перегруппировались и заняли исходные позиции для атаки. А ровно в девять земля содрогнулась от мощной канонады. За нашими боевыми порядками к небу взвились и тут же угасли яркие сполохи. Все заволокло дымом и пылью... В ту же минуту над позициями врага взметнулись черные султаны разрывов. Воздух стал густым и жарким...

Так начался тяжелый и кровопролитный бой у села Голая Долина, продолжавшийся для нашей дивизии целых 15 суток.

После мощной артподготовки, длившейся около часа, началась танковая атака. Под защитой стальных машин поднялась пехота.

...В боевых порядках 592-го полка шли в атаку пулеметчики отец и сын Висковские.

Не зря говорят в народе, что существует все-таки солдатское счастье. Не раз участвовали оба в боях, но до сих пор пули щадили их, не задевали осколки.

В этой атаке одна из фашистских мин угодила прямо под ноги отцу, он замертво рухнул на землю. А сын, находившийся в нескольких шагах, остался невредим.

— Батя! — закричал он. — Что же ты, батя!..

Сдернув пилотку, Виктор опустился на колени, припал лицом к отцовской груди. А потом резко поднялся, сорвал с плеча автомат, бросился вперед...

Виктор первым ворвался в траншею врага и уничтожил несколько гитлеровцев... [84]

Говорят, есть солдатское счастье. Счастье это трудное и горькое, не каждому оно выпадает. Но тот, кто выдюжит, выстоит, кого минует смерть или рана, тот воюет за двоих, за троих.

Виктор Висковский стал наводчиком пулемета и сполна отомстил за отца: десятки оккупантов навечно остались лежать в украинской земле...

В атаке на Голую Долину была прорвана первая линия немецких укреплений. Под прикрытием танков продолжала развивать наступление нехота.

Активно поддерживал товарищей огнем пулеметчик Гинтеев. Но по щитку пулемета неожиданно чиркнули осколки снаряда. Солдату оторвало обе ноги.

Превозмогая страшную боль, Гинтеев достал из кармана гимнастерки сложенную вчетверо фронтовую газету, написал на ней своей кровью: «Отомстите за меня» — и, собрав последние силы, снова открыл огонь по врагу...

Танки и пехота миновали вторую линию вражеских укреплений. Но плотный огонь из уцелевшего дзота заставил залечь нашу стрелковую роту. Тогда ее комсорг Парфентьев подполз к самой амбразуре и точно метнул гранаты. Бойцы тут же ворвались в дзот, уничтожили засевших там фашистов и обеспечили продвижение роты.

...У третьей линии укреплений получилась заминка: наши танки прорвались через траншеи, но не подавили всех огневых точек. Стремясь скорее выполнить задачу, они набрали ход и пошли в село Голая Долина. А пехота, встреченная на этом рубеже сильным огнем, залегла. В результате получился разрыв между пехотой и танками, был потерян темп наступления.

Чтобы поднять бойцов в атаку, мне пришлось вернуть из села танки и дать огневой налет по третьей траншее противника. После этого наши снова устремились вперед, продвинулись на полтора километра и заняли северную окраину села...

Гитлеровцы пробовали кое-где контратаковать. В медсанбат с тяжелой контузией был отправлен командир 610-го полка майор Л. К. Лысенко. Его место занял достойный преемник майор Леонтий Дорофеевич Гайдамака.

...За день упорных боев дивизия заняла Голую Долину и закрепилась на юго-восточной окраине.

На следующий день после мощного артиллерийского налета полки возобновили атаки и продвинулись еще на [85] полтора километра. Теперь уже мы действовали без танков: командование перебросило их на другие направления.

Чтобы сдержать натиск наших частей, гитлеровцы вызвали авиацию.

Во второй половине дня 17 августа над полем боя волна за волной стали проходить немецкие самолеты. Летая группами по 15–30 машин, гитлеровцы методично бомбили и обстреливали боевые порядки дивизии. А к вечеру, подтянув из резерва батальон пехоты и танки 17-й танковой дивизии, фашисты предприняли несколько контратак. Мы же лишились и такой мощной поддержки, какой является артиллерия РВГК. Командование придавало ее нам только в начале наступления...

На другой день противник ввел в бой на участке нашей дивизии некоторые части 387-й пехотной дивизии. Одновременно усилились налеты авиации.

100 бомбардировщиков с паучьей свастикой полчаса непрерывно утюжили передний край 610-го полка в стыке с 333-й стрелковой дивизией.

Со своего НП я видел, как кипела, бурлила земля в расположении полка майора Гайдамаки. Казалось, все там изорвано, все взлетело на воздух.

— Если кто уцелеет, будет чудо... — вздыхал начальник 1-го отделения Андрей Афанасьевич Цвелев.

Полчаса длился налет, и эти полчаса показались нам вечностью. Наконец наступила тишина, и тут же зазуммерил полевой телефон.

— Атакован врагом силою до батальона при поддержке танков, — спокойно доложил Гайдамака.

— Сможете обойтись своими силами? — взволнованно спросил я.

— Так точно, — раздалось в трубке.

— Каковы потери в результате налета авиации?

— Мы укрылись в отбитых у гитлеровцев окопах. Убито десять человек...

В тот день немцы еще трижды бросались в контратаки на 610-й полк. Но были отбиты и, преследуемые нашими солдатами, отошли на 500–700 метров. Продвинулись вперед и полки под командованием майоров П. Т. Лембы и М. П. Яремчука.

Изнурительным боям, казалось, не будет конца. Я уже писал, что приданные нам танки, артиллерия [86] РВГК и ракетные установки были перегруппированы на другие направления. Приказ же наступать остался в силе. Вот почему каждый вечер я обсуждал с заместителями, как действовать дальше нашим ослабленным частям.

Наступать было необходимо, чтобы все время держать противника в напряжении, не отдать ему инициативу. Это подчеркивал командарм, это отлично понимал каждый из нас.

В те дни я не раз вспоминал слова генерала Ватутина: «...не каждое наступление заканчивается успехом, но каждое связано с потерями». Отвоевывая у фашистов каждый метр родной земли, нанося им ощутимый урон, дивизия тоже теряла бойцов и командиров и была вынуждена постепенно сводить полки в батальоны, роты во взводы...

— Как будем действовать завтра? — спросил я, оглядев собравшихся. Дни боев сказались на каждом: воспаленные глаза, не то обветренные, не то посеревшие от усталости лица...

— Наступать на всем фронте у нас нечем... — поднялся первым начальник штаба подполковник Погодаев. — А потому предлагаю атаковать неприятеля только на участке 610-го полка, но обеспечить эту атаку всеми огневыми средствами дивизии.

— Правильно, — подтвердил командующий артиллерией подполковник Кузьмин. — На все соединение у нас не хватит боеприпасов.

Со своего места встал И. Ф. Беспалько.

— Немцы все время получают подкрепления... Давайте прикинем худшее. У нас больше других пострадал 592-й полк... Если мы еще лишим его артиллерии, как он сможет отразить атаку? А вдруг именно туда ударят фашисты? Нет, товарищи, этого делать нельзя... Григорий Филиппович, — посмотрел Беспалько на Кузьмина, — придумайте что-нибудь. Людей без артиллерии оставить невозможно...

— А наступать надо, — сказал полковник Ситников. — Пойдет ли противник в атаку, это еще неизвестно... Ударит ли по 592-му, опять же проблематично...

Кузьмин надолго задумался: так бывало всегда, когда множество вариантов теснилось в его голове, а он, бракуя один за другим, искал и находил наиболее удачное, [87] наиболее правильное решение. Григорий Филиппович подошел к карте, что-то прикинул и твердо произнес:

— Не будем снимать артиллерию. Нет. Оставим на месте... Смотрите на карту: участок наступления 610-го полка находится вот здесь. А сюда нам хватит траектории стрелять с прежних позиций... Значит, противотанковые орудия и артиллерию оставим на старых рубежах!

Так в совместном поиске родилось решение наступать на участке только одного полка, поддерживая его огнем всей артиллерии.

Сразу были утверждены и пункт атаки, и ее время, и средства, которые будут поддерживать атакующих... Мой заместитель полковник Ф. Д. Ситников тут же выехал в 610-й полк к Леонтию Тимофеевичу Гайдамаке. А наутро артподготовка возвестила, что дивизия атакует, идет в наступление, дерется за каждый метр родной земли...

С 26 августа по приказу командарма мы перешли к обороне и закрепились на занятых рубежах, но каждую ночь уходили в поиск разведчики, активно действовали наши снайперы.

Снайперское движение зародилось в дивизии еще в период обороны на Дону. Лучшие стрелки успешно охотились за врагом, наносили ему ощутимый урон. Но планомерной работы по воспитанию мастеров меткого огня не велось.

После приказа Военного совета 63-й армии от 23 октября 1942 года положение резко изменилось. Работой со снайперами стали заниматься командиры частей и их штабы.

Лучшим снайпером дивизии заслуженно считался старший сержант 610-го полка Сергей Орлов. К началу боев у села Голая Долина он уже успел уничтожить не один десяток вражеских солдат и офицеров. Орден Отечественной войны I степени, орден Красной Звезды и медаль «За отвагу» украшали грудь воина. Приказом командования ему было присвоено звание младшего лейтенанта. Орлов не только был блестящим мастером своего дела, но и подготовил немало отличных снайперов.

И вдруг неприятная весть — Орлов тяжело ранен. Шальная пуля настигла его у деревни Голая Долина.

Перед эвакуацией в тыл Сергей Орлов сказал своим товарищам — ученикам: [88]

— Главное — выдержки, ребята. — Терпеливое выслеживание врага, спокойное прицеливание и быстрый, уверенный выстрел, запомните это...

Оказавшись в далеком тыловом госпитале, наш прославленный снайпер писал в дивизию, не терял связи со своими учениками, и те не подвели учителя. Снайпер Иван Меркулов, например, за четыре дня уничтожил у деревни Голая Долина 19 гитлеровцев. А вскоре стал Героем Советского Союза...

Прошло немало времени. Мы воевали уже под Николаевом, когда в часть неожиданно приехал... Сергей Тихонович Орлов! Списанный подчистую из армии, он, едва залечив раны, взял солдатскую котомку — и к нам...

Первым делом Орлов нашел своего ученика Меркулова, поздравил его от всей души и... попросился на снайперскую «охоту».

В нарушение всех предписаний начпрод 592-го полка старший лейтенант И. И. Осадченко выдал Сергею Тихоновичу маскхалат, а Иван Меркулов, нарушив устав, временно передал Орлову свою снайперскую винтовку.

Двух гитлеровцев отправил в тот день к праотцам С. Т. Орлов...

С передовой его увел Игнатий Федорович Беспалько. Увел и не сказал мне ни слова. Об этом случае я узнал лишь после войны из газеты «Днепровская правда».

Не раз после лечения в госпитале возвращался в родную дивизию лучший истребитель танков сержант Степанов. В тот день, когда был ранен Орлов, сержант Степанов в третий раз, залечив раны, вернулся к нам. А я с удовольствием вручил ему орден Отечественной войны II степени.

* * *

...31 августа части дивизии сдали свои участки обороны соседним подразделениям и были отведены на отдых и пополнение. Личный состав, получил наконец возможность привести себя в порядок, оглянуться на сделанное, подбить итоги, разобраться в ошибках, сделать выводы на будущее.

Все, что было положительного и отрицательного в боевых делах соединения, я подробно проанализировал на совещании командиров частей, начальников служб, отделений штаба и тыла дивизии. [89]

15 дней боев у деревни Голая Долина... 15 дней тяжелых схваток и атак. Продвижение было небольшим. Потери — значительными. Мы знали, что противник с трудом сдерживал наши атаки и нес большие потери. Знали, что немцы не могли снять с участка, где наступала дивизия, ни одного подразделения. Что они неоднократно вводили в бой все новые и новые резервы живой силы, танков, авиации. Одно это уже говорило само за себя...

Хочу рассказать о работе санитарной службы в период этих боев.

Командиром медсанбатальона являлся у нас капитан медицинской службы Федор Назарович Вишницкий. Всегда подтянутый, офицер был не только хорошим врачом, но и обладал недюжинными организаторскими способностями, а потому успешно справлялся с порученным делом. Работа медицинской службы шла четко, без перебоев. И в боях под Голой Долиной медики показали себя с лучшей стороны.

Дивизионный передовой медпункт располагался тогда в двух-трех километрах от Северского Донца. Песчаный грунт и близость подпочвенных вод не позволяли вырыть глубокие щели для укрытий. А враг непрерывно бомбил и обстреливал расположение дивизии.

Раненых было так много, что медицинским работникам приходилось трудиться целыми сутками без перерыва. Даже ели они на ходу. Разрешение на отдых мог дать только командир батальона. Но просили об этом лишь те, кто уже не способен был держаться на ногах. Сутками не отходил от операционного стола старший хирург пятидесятилетний Александр Тимофеевич Тимофеев. Такая напряженная, изнурительная работа длилась целых две недели...

Самых теплых слов заслуживает командир госпитального взвода врач Варвара Григорьевна Марченко. Она не только лечила людей. Ее чуткое отношение и материнская забота вселяли в раненых бодрость, оптимизм. Благодаря золотым рукам доктора Марченко выжили и стали боеспособными лейтенант Носов, солдаты Чернов, Сенченко и некоторые другие, имевшие по два-три ранения...

В период трудных боев в районе Голой Долины значительно обновился состав штаба дивизии. Без преувеличения могу сказать, что все офицеры были смелыми, грамотными, [90] энергичными людьми. Но никто из них не имел опыта штабной работы в бою.

Когда дивизия стояла в старобельском укрепленном районе, все они серьезно изучили функциональные обязанности, каждый приобрел какую-то практику в управлении войсками. Но то было в спокойной обстановке. А меня волновало, как сложится дело в бою.

Опасения оказались напрасными. Все наши штабисты показали себя с самой хорошей стороны. А новый начальник штаба Николай Васильевич Погодаев оперативно и точно давал задания и четко контролировал работу всех отделений штаба и служб дивизии.

Действиями полков я тоже был вполне удовлетворен. Но в первую очередь хочется выделить майора Леонтия Дорофеевича Гайдамаку, командира 610-го полка. Этот офицер обладал всеми данными, необходимыми командиру его ранга, отличался незаурядной личной храбростью. Гайдамака всегда находился в том батальоне, который отражал контратаку или действовал на наиболее опасном направлении.

За мужество в боях у деревни Голая Долина майор Гайдамака был награжден орденом Красного Знамени...

В результате кровопролитных боев на главном направлении 12-й армии и Юго-Западного фронта в целом наша дивизия, наступавшая в тяжелых условиях, получила огромный боевой опыт. Она вошла в число лучших соединений своей армии.

Источник: Зданович Гавриил Станиславович. Идем в наступление.
Издание: Зданович Г. С. Идем в наступление. — М.: Воениздат, 1980.
http://militera.lib.ru/memo/russian/zdanovich_gs/05.html
Размещенные мною на форуме материалы не преследуют целей пропаганды тоталитарных режимов, а используются исключительно лишь для реконструкции исторических событий, проведения научных исследований либо являются объектами антикварной торговли.

Elena_M
Новичок
Новичок
 
Сообщения: 6
Зарегистрирован:
Вт окт 22, 2013 16:40

Re: Славянск и Великая Отечественная война

Сообщение Elena_M » Вт окт 22, 2013 16:46

Изображение
В Славянском районе перезахоронили павших воинов

В субботу, 12 октября, на территории Свято-Георгиевского скита (село Долина) состоялось торжественное перезахоронение останков 45 советских воинов, погибших во время Великой Отечественной войны.

Останки были обнаружены поисковиками фирмы «Патриот» в течение полевого сезона этого года в полях и лесной зоне между селами Долина и Богородичное. Как известно, в 1942-1943 годах здесь полегло несколько дивизий. Не случайно в то время это место называли Долина смерти.

Проводил церковную панихиду наместник Свято-Успенской Святогорской Лавры архиепископ Арсений. Он подчеркнул, что бойцы погибли, защищая единую Родину, а не отдельно Украину. Эти бойцы были призваны со всех уголков тогдашней страны и погибли совсем молодыми, многие из них еще не успели обзавестись семьями, или ушли на фронт, так и не увидев своих детей. Они отдали свои жизни за нас всех – и россиян, и украинцев…

Это лучше всяких лозунгов доказывает, что мы – единый народ. «И те, кто пытается нас в последние 20 лет разделить, – совершают огромную глупость. Как можно разделить кровь, пролитую за Отечество? Как можно разделить гробы? Как можно разделить родственников погибших, которые ныне живут по разным границам? Это – наша общая история, и мы воздаем память подвигу бойцов, защитивших мир для нас - их потомков - независимо от их национальности и места призыва на службу», - сказал архиепископ Арсений.

Имена четверых бойцов удалось установить: Холев Иван Павлович, Костров Александр Андреевич, Кулешов Николай Федорович и Ниязов Хашра. На церемонию прибыли родственники Николая Кулешова: сын – Кулешов Николай Николаевич и племянница Галина Ивановна, проживающие в городе Эртиль Воронежской области.

- Я родился 15 марта 1942 года, через два месяца после того, как отец ушел на фронт, - сказал сын погибшего сержанта-связиста Николая Кулешова. - Мы знали, что он погиб 1 августа 1943 года где-то в Донецкой области. Пытались искать, но не нашли. Уже потеряли надежду. И вот только сейчас узнали, где и как все произошло. Об этом нам сообщили поисковики Александр Григорьевич Дьяченко и Павел Бойко. Мы очень благодарны людям, стараниями которых были обнаружены и опознаны останки отца, за приглашение приехать на перезахоронение и радушный прием. Жаль, что мама не дожила до этого дня…

В церемонии также приняли участие жители села Долина, Долинский сельский голова Николай Бахмут, депутаты Славянского городского совета Владимир Юнев и Алексей Яковленко, которые в течение многих лет оказывают помощь в работе поисковиков.

газета "Панорама недели"
Изображение
Изображение

Фото перезалил. Не делайте приложений к сообщениям, размещайте картинки на серверах типа radikal.ru. SLC.

Elena_M
Новичок
Новичок
 
Сообщения: 6
Зарегистрирован:
Вт окт 22, 2013 16:40

Re: Славянск и Великая Отечественная война

Сообщение Elena_M » Вт окт 22, 2013 17:20

народ, подскажите, как правильно ставить фотки? У меня огромные получаются. Или так и надо?

Elena_M
Новичок
Новичок
 
Сообщения: 6
Зарегистрирован:
Вт окт 22, 2013 16:40

Re: Славянск и Великая Отечественная война

Сообщение Elena_M » Вт окт 22, 2013 17:24

Фронтовик отметил 92-летие

Полковник в отставке, инвалид Великой Отечественной войны, наш многолетний автор Владимир Федоров 21 октября отметил свой 92-й день рождения.

Владимир Александрович родился 21 октября 1921 года в деревне Систо-Палкино Ломоносовского района Ленинградской области. У него были две сестры – старшая и младшая. Родители вели большое хозяйство – держали кур, домашнюю скотину, кур, огород. Дети росли, с малых лет приобщаясь к труду.

После окончания школы Владимир поступил в Лениградский аэро-фото-топографический техникум. Кстати, именно там парня научили писать изумительно четким каллиграфическим почерком, который он сохранил и по сей день. Техникум он окончил весной 1941 года. Казалось, впереди мирная и благополучная жизнь. Но пришел страшный день - 22 июня.

По ускоренному курсу он окончил Ленинградское военно-пехотное училище и в январе 1942 года был отправлен на фронт. Молодому лейтенанту было всего 20 лет. Владимир Федоров попал в 718 стрелковый полк 139 стрелковой дивизии, с которым прошел всю войну. Начав службу командиром взвода, в 28 лет он в звании подполковника стал начальником штаба полка.

- Я всю войну прошел в пехоте, - говорит фронтовик. - За четыре года вместе с полком прошагал около 4,5 тысячи километров. Мы освобождали 10 городов, форсировали 15 рек, в том числе и Днепр, пока не дошли до Эльбы, где состоялась встреча советских войск с войсками союзников.

Одной из самых памятных страниц биографии старого солдата стал штурм в сентябре 1943 года безымянной высоты в Куйбышевском районе Калужской области. План операции был разработан при его непосредственном участии. Эти события, спустя много лет, были отражены в знаменитой песне «На безымянной высоте».

Наградой за боевые заслуги стали восемь орденов и многочисленные медали.

После войны Владимир Федоров в течение пяти лет был комендантом нескольких немецких городов. В его обязанности входило восстановление городов, сельского хозяйства, организация продовольственных поставок не только для воинских частей, но и для мирного населения.

Однако испытания с началом мирной жизни не закончились. В 1954 году во время военных учений на Тоцком полигоне в Оренбургской области Владимир Александрович получил сильное облучение, перенес несколько тяжелейших операций и в 40 лет стал инвалидом.

Из-за неподходящего климата семья переехала в Славянск – на родину жены. За без малого шесть десятков лет этот город стал для фронтовика родным. Он руководил Станцией юных техников, три года – с 1967 по 1970 гг. – возглавлял городские курсы гражданской обороны. А с 1970 г. на протяжении 27 лет успешно возглавлял Штаб ГО завода «Строймаш» (сегодня «Бетонмаш»), выведя вверенное ему подразделение в число лучших в городе, области и отрасли среди 120 заводов.

21 октября сотрудники редакции поздравили фронтовика. От имени учредителя газеты «Панорама недели» Владимир Александрович был награжден почетной грамотой и ценным подарком.

С супругой Кларой Дмитриевной Владимир Александрович познакомился в Берлине. Там они и поженились 20 декабря 1947 года. С тех пор, по его словам, они «ни разу не поссорились». Супруги воспитали сына. В Славянске живут их внук, правнук и шестилетняя праправнучка Дашенька.

Пред.След.

Вернуться в Слов’янський міськрайонний осередок

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1