* МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА    Мы в facebook,
присоединяйся!      Сайт 
газеты

Личности в истории Артемовска-Бахмута

Модераторы: slc, Краевед

Аватара пользователя
Краевед
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 8090
Зарегистрирован:
Пн июл 30, 2007 19:32

Re: Личности в истории Артемовска-Бахмута

Сообщение Краевед » Пт июн 01, 2012 14:00

Этот материал для размещения на форуме прислал сегодня Сергей Иосифович Татаринов.



С.Й.Татаринов, доц. УІПА, к.і.н.
АНТІОХ ЛУЦКЕВИЧ - РЕФОРМАТОР ОСВІТИ ЧИ РЕТРОГРАД-МОНАРХІСТ…


Поразка Росії у війні з Японією та балканські плани царату, скоріш за все, спонукали до пошуку методів початкової військової піфдготовки школярів.
8 січня 1908 року цар Микола наказав ввести в училищах заняття з військового строю та «сокольницької» гімнастики.
Неябияку роль у цієї методики виховання відіграв Антіох Андрійович Луцкевич.
А.А.Луцкевич народився у 1846 році, працював у Полтавській губернії інспектором народних училищ Кобиляцького повіту. Опікун Одеського навчального Округу граф О.О.Мусін-Пушкін перевів 1 березня 1906 року Луцкевича до Одеси інспектором народних училищ градоначальства. Невдовзі виник конфлікт Луцкевича з одеськими лібералами та революційно налаштованими педагогами на грунті його «боротьби з революцією» у училищах.
Міністерство освіти переводить А.А.Луцкевича у 1907 році до Бахмуту.
Боже Добрый, Ты внемли,
Помоги учиться с детства
Стать достойным мне наследства
Древних витязей земли.
(з Гімну «потєшних»)
Початком ідеї «бахмутських потєшних» стала пропозиція А.Луцкевича директору народних училищ губернії про створення у 1908-9 учбовому році при інспекції «образцового начального училища и первого народного класса военного строя и гимнастики. Начинающие и малоопытные учителя могли бы иметь педагогическую практику под непосредственным моимъ наблюдением и главным руководительством. Приспособлено и оборудовано классною мебелью и учебными иособиями наемное номещение в доме Токарева, где помещается Инспекция училищ. открываемое училище нмвет целью служить образцом для всех начальных училищ в правильной постановке и ведении учебно - воспитательного дела, может выполнять роль педагогических курсов; может быть устроена педагогическая бпблиотека, педагогический музей, вечерние курсы для взрослых, по воскресным и праздничным дням—народные чтения».
Луцкевич просив «кроме испрашиваемой субсидии от земства в 1000 р., одновременно от города в 600 руб. Такимобразом расходы: наем помещения на 60 учащихся, с раздевальной, учительской, комнатой для педагогической библиотеки и музея, комнатой для класса ручного труда, домъ заарендовать с 1 сентября 1908 г. по 1 сентября 1909—500 руб., наем сторожа, отопление и освещение 360 руб., жалованье учителю или учительнице 480 руб., жалованье законоучителю 120 руб., за преполавание пения 60 р., на пополнение библиотеки и музея 80 руб. Содержание класса ручного труда (жалованье учителю-мастеру и ириобретение инструментов и материала) до 500 руб. раздобыть устройством любительских спектаклей или другим частным путем». «Но, благодаря политиканам известного направления, вопрос о субсидий русскому национально - патріотическому училищу был нровален, уездное земское собрапие отклонило мое ходатайство о принятии в ведение земства открытого мною при Инспекции училища, так как земство старается прежде всего открыват школы въ уезде».
Губернатор А . М. Клингенберг влітку був у Бахмуті, розмовляв з Луцкевичем і дозволив йому експеримент.
28 жовтня надіслав телеграму- «Прошу верить моей готовности облегчить Вашу тяжелую работу. Клингенберг". П.А.Столипін у цей час підкреслював, що „теперь у нас главный вопрос—это школа, потому что школа—показатель государственности. Нам нужна русская национальная школа, которая воспитывала бы русских граждан, а не русских иностранцев. Наше будущее в русской национальной школы".
Навесні 1909 р. вдалося «без помехи открыть при образцовом училище инспекции класс, получивший с ВЫСОЧАЙШЕГО соизволения наименование ,,Первый народный класс военного строя и гимнастики ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЫСОЧЕСТВА НАСЛЕДНИКА ЦЕСАРЕВИЧА и ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ АЛЕКСЕЯ НИКОЛАЕВИЧА". 6 мая 1909 г. через Военного Министра объявлена ВЫСОЧАЙШАЯ ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА благодарность за организапию в БахмутЄ первая народная класса: „Искренно благодарю Луцкевича за отличный почин и что понял и привел в исполнение Мою мысль".
Луцкевич виявив непокору - 10 грудня 1909 р. на запит директора училищ губернії, що зразкове училище потрібно « в качестве разсадника начал святой преданности Престолу и горячей любви к Родине». При цьому послався за єврейське засилля у місті та повіті…
Луцкевич пішов у наступ і вимагав «помощь по крайней мере до 600 руб. въ год на жалованье двум запасным унтер-офицерам по 180 руб., жалованье учителю музыки (капельмейстеру школьнаго оркестра) 180 руб. и на починку музыкальных инструментов, школьных ружей и т. п. 60 руб., наем просторного двора для строевых и гимнастических упражнений на открытом воздухе и помещения для репетиций школьного оркестра, хранения музыкальных пнетрументов, ружей, доставка воды для питья учащихся (на учение собирается до 300 учеников, которые выпивают сорокаведерную бочку воды), в виду чего я держу лошадь и кучера, уборку двора на свои личные средства»
У своєму розпорядженні А.А.Лцкевич писав- «Ввиду того что в течение длинных летних каникул ученики народных училищ, находясь без всякого надзора и будучи предоставлены самим себе, часто проводят время в непристойных шалостях, я нашел полезным и необходимым учредить во дворе начального училища… на все каникулярное время по утрам на открытом воздухе под личным моим руководством и наблюдением ежедневные занятия военным строем и гимнастикой, а также военные прогулки в близлежащие окрестности, для чего приглашаю всех свободных от домашних и других работ учеников… непременно являться на означенные занятия».
Луцкевич організував паради вихованців у Бахмуті на честь іменин цариці Олександри Федорівни та на свято Георгія Переможця,
У газеті „Русский Инвалид" 30 березня 1909 р. зявилась стаття „Опасность благому почину" – «дело , начатое Луцкевичем имеет огромное воспитательное значение. Луцкевичу переводиться из Бахмута—пусть он упрочит начатое там, столь важное в смысле правильного воспитания учеников народных школ и расширит круг его применения. Надо надеяться, что так именно взглянет та власть, от которой зависит удержать г-на Луцкевича на месте его полезного почина".
Непокірного та настирного інспектора хотіли прибрати знову до Одеси під пильне око начальства Учбового округу. А.А.Луцкевич написав, що «своим отказом от должности инспектора народных училищ Одесского Градоначальства навлек на себя большое неудовольствие уже и без того враждебно настроенного моего учебного начальства и одновременно возбудил против себя безпощадную травлю со стороны бахмутских врагов, надеявшихся выжить меня из Бахмута».
З липня 1909 р., директор народних училищ « по предложению Попечителя Одесского учебного округа потребовал объяснение, почему я позволил себе, минуя непосредственное начальство, обратиться к Военному Министру для нредставления ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ фотографий и выражения верноподданических чувств». У книзі-сповіді «Бахмутские потещние» Луцкевич написав, що «в Бахмуте преследователи брали измором другого рода: они подговаривали родителей учеников не пускать своих детей на строевые учения; родители учеников гурьбой осаждали меня, требуя, чтобы я платил по 30 кон. каждому ученику в день; требовали, чтобы я покупал ученикам обувь и т. д. Мне нельзя было показаться на улицу, чтобы не подвергнуться какому либо оскорбленно: неведомо откуда раздавались восклицания „эй, капрал, стой, смирно!", вдруг с хохотом проносилось площадное бранное слово... Кто-то нанимал пьяных босяков и босячек, которые останавливались противъ моей квартиры и, выкрикивая всякую мерзость по моему адресу, собирали праздную уличную толпу, которая неистово гоготала и хохотала с ругательствами и из среды которой еврейчики в стуленческих тужурках своими одобрениями подстрекали безобразников к большему скандалу. Очень часто получал письма с требовашем немедленно убраться из Бахмута, так какъ буду убит».
Серед його творів були брошури до 100-ліття Казанського Собору Петербургу (15 вересня 1911 р.), про навчання військовому вишколу та гімнастиці, „Сборник патриотических статей, военно-исторических рассказов, примеров героизма и самопожертвования".
Видав він їх на свої кошти, розсилав безкоштовно, але директор училищ губернії вимагав від Луцкевича 16 березня, 27 квітня 1910 р., 15 червня 1911 р. внести «в доход казны сумму, исчисленную согласно ст. 1125 уложения о наказаниях».
Луцкевич відповів, що «пересылка по почте изданий производится с оплатой почтовым сбором, что доказывается имеющимися расписками. Исполнением поступающих заказов занимается нанятое мною частное лицо».
22 березня 1910 р. цар Микола після ознайомлення з працями А.Луцкевича через військового міністра Сухомлинова повідомив автору - „Благодарю автора „Сборника" и радуюсь распространенно его трудов по всей России."
Газета „Голос Порядка" 27 квітня 1910 р. писала, що «в сборнике этомъ напечатано полный титул ГОСУДАРЯ , малый титул ГОСУДАРЯ , имена и титуловапие особ Императорской фамилии, молитва за Царя, русекий народный гпмн, народная песня „Слава Вогу на небе"; краткий географический очерк Российского государства; русские столицы ; военно-исторические разсказы, о высоком значении русского христолюбивого воинства. Книга доступна как школьнику среднего возраста, так и еле грамотному новобранцу. Исторический очерк очень рельефно рисует нехитростному уму ребенка или солдата историю родной страны…от начала русского государства. Изложен очень тепло и задушевно…, как бы слышишь голос умной и любящей патриотки-матерп, внушающей своимъ детям чувство уважения к людям, создавшим Россию и отстаивавшим ее от врагов ,,не щадя живота своего". В отделе народных картин—изба, светелка, сев, Св. Пасха, весенние воды, весна, сенокос, жнитво, сельские работы…В отделе военно-исторических рассказов—геройские подвиги при защите знамени, артиллерийских орудий, спасения начальников и товарищей; примеры исиолнения воинами присяги Царю, присяги в мирное время». «Яркий пример нам явили японцы—такие книги должны быть настольными у каждого русского школьника, у каждого солдата и матроса».
Військовий міністр Сухомлинов у наказі №300 28 червня 1910 р. наказав - „Организованный инспектором народных училищ Бахмутскаго уезда действительным статским советником Луцкевичем народный класс военного строя и гимнастики вызвал в настоящее время повсеместное подражание. Дабы поставить дело подготовки к военной службе и обучения строя еще в школьном возрасте возможно правильно и на прочных началах ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ благоугодно было ВЫСОЧАЙШЕ повелеть, чтобы войсковые части, в районе расположения коих возникают классы военного строи и гимнастики, оказывали им полное и всестороннее содействие».
15 січня 1910 р. Луцкевич отримав лист Головного Штабу про виклик з учнями до Петербургу - «ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ благоугодно было соизволить на ирибытие „первого народного класса строя и гимнастики… в мае месяце текущего года на смотр Августейшему Шефу. Главный Штаб уведомляет Министра Народного Просвещения".
Запити по допомогу у виїзді «потєшних» до Петербургу було надіслано до міської Думи 22 січня 1910 р. за № 291 та у повітову земську Управу «с просьбой оказать материальную поддержку на обмундирование 300 учеников».
Голова земської Управи О.О.Карпов відмовив у допомозі. «Городская управа имела такт воздержаться от выражения своего отказа в офищальном документе».
Обурився новий Катеринославський губернатор, що Луцкевич повз нього звертався до військового міністра та царя. 15 лютого губернатор «сообщил, что вместо 300 учеников он разрешает представить на Царский смотр не более 100—120 в виде ученической депутации».
«28 января в квартиру Луцкевича Председатель Земской Управы г. К — в явился на совещание с ярко предубеждонным взглядом и сразу предложил г. Луцкевичу, занявшему председательское кресло, как хозяин и инищатор собрания, оставить это кресло и предоставить его тому, кто будет избран. В тот же момент, не давая никому опомниться от этого пассажа, он предложил это кресло местному товарищу прокурора. …Карпов навел ужас на всех своими статистическими и цифровыми доводами, никак не мог справиться со словом „ииспектор", а все говорил „господин спектор... Луцкевич чуть не заплакал от такого предубежденного отношения со стороны его превосходительства, … неоднократно твердил „я думал, что вы все вместе со мною порадуетесь по поводу Царской милости, я вижу, что вы… собираетесь как будто привлечь меня к суду. Гвоздем прений этого замечательного и исторического совещания был вопрос, откуда взять средства на обмундировку 300 детей, дабы в приличном виде явиться на Царский смотр. Вообще мнініе было таково, дети жителей города и уезда поедут в С.-Петербург, то город и земство должны дать эти средства. Как город, так и земство действительно богаты. Хотя жители тонут среди белого дня в грязи, а ночью испытывают ужасы непроглядной тьмы, отцы города с гордостью везде заявляют, что их город не нмеет ни копейки долга».
Луцкевич підрахував, що потрібно від 4,5 до 6 тис. рб. Він підкреслював, що «здесь чрезвычайно важен переживаемый нами нсторический момент, который может в другой раз и не повториться. Царь впервые призывает к себе из далекого Бахмута детей на свой смотр. Эта милость и честь оказаны Царем Россіи только Бахмуту».
У середині березня до Бахмуту завітали попечитель Одеського учбового округу Щербаков та директор народних училищ губерніії. Спочатку вони вислухали всі претензії до Луцкевича від земців, а потім «на другой день явились в Инспекцию, с осуждешем отнеслись к открытию при Инспекции училища и организации класса военного строя и гимнастики,… не дело инспектора народных училищ, распорядились училище закрыть, класс военного строя в виду вызова на Царский смотр пока не закрывать».
Газета «Русская речь» 21 квітня 1910 р. порівняла події у Бахмуті з байкою Крилова «Лебедь, рак и щука», что «воз и поныне там». «Происходят упражнения под открытым небом детей ежедневно от 7 до 9 час. утра и от 3 до 6 часов после обеда... под звуки детского оркестра, барабанов, при ружьях, флагах, знаменах. Дети сознают серьезность и важность предстоящего им момента на Царском смотре, охотно являются и чрезвычайно точно, с великой бодростью и знергией проделывают всякие упражнения… какая масса любопытных—публики— сопровождают этот класс, который, разделившись по ротам и взводам и при своих ротных и взводных комадирах—малышах, весьма серьезно и с сознанием грандиозности дела, парадирует по улицам Бахмута. Дети народа, дети улицы делаются серьезными, умными, лишаются возможности проводить время в праздности… Разве это не обновлепие России после урока на Манчжурских полях и при Цусиме?».
Тільки після рішення міської Думи 27 квітня 1910 р. доручити Голові В.І.Першину супроводжувати учнів у Петербург, засідання надало 1500 рб. на стройовий одяг учнів.
Дума виділила на оплату проїзду учнів 1865 рублів, вчителям і сторожам, що супроводжували в поїздці - 250 рублів, на підготовку гімнастики і маршування -190 рублів.
Газета „Русская Речь» писала- «Вахмут. Вчера утром, 15 мая, получена была инспектором Луцкевичем телеграмма о выезде в Петербург с батальоном, он долженъ быть не позлее 20 мая.

(Далі буде.)
Ищу видовые открытки до 1917 года.

Аватара пользователя
Краевед
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 8090
Зарегистрирован:
Пн июл 30, 2007 19:32

Re: Личности в истории Артемовска-Бахмута

Сообщение Краевед » Пт июн 01, 2012 14:03

С.Й.Татаринов, доц. УІПА, к.і.н.
АНТІОХ ЛУЦКЕВИЧ - РЕФОРМАТОР ОСВІТИ ЧИ РЕТРОГРАД-МОНАРХІСТ…


(Продовження)

В 10 часов утра отслужен был напутственный молебен. Каждому ученику выдан был походный мешок, в который клались вещи, необходимые в дороге и вагоне. Каждый получил деревянную со штыком винтовку…дети были осмотрены доктором, острижены, вымыты…
Раздалась команда „смирно, стройся". При звуках сначала барабанов и под звуки потом народного гимна батальон в полной походной форме приготовился к выступлению в дорогу.
Шествие открылось барабанщиками. За ними оркестр из 22 человек, знаменщик нес знамя при двух ассистентах. Батальон следовал по 4 в ряд, взводными колоннами, при двух инструкторах и 4 учителях.
Еще с утра улица была запружена народом... Были не только родители и родственники, но и все свободные люди. Путь следования направлялся по Большой Харьковской улице мимо мужской гимназии, городской п земской управ. Перед гимиазией и городской управой батальон выстроился, музыка играла народный гимн и дети радостно в честь Государя кричали ура».
А.А.Луцкевич розповів дітям, що гімназія носить імя Миколи Другого, прозвучало «ура», біля Думи Луцкевич відзначив допомогу гласних, знову «ура»…
«Мимо здания земской управы батальон прошел не останавливаясь». Це був виклик її керівництву за бездіяльність та вороже ставлення…
Подали з Воронежу 8 пульманівських вагонів, але гроші 1500 рб. передали Луцкевичу на вокзалі.
«Возле вокзала и все время следования по городу со всех сторон окружала детей несметная толпа людей. Полиция доллша была принять решительные мери против безпорядка, железнодорожники на станции еле могли справиться со своими функциями. Это, без преувеличения, невиданное явление! Половина Бахмута провожала дітей…и тем выражала свою радость и свою благодарность Царю Россіи за внимание и милость к Бахмуту и его жителям.
Но вот раздался третий звонок. Оркестр уже в вагоне заиграл походный маршъ. Раздалось могучее восторженное „ура!", многе и многие плакали от радости и от умиления этой неизгладимой картины и от прилива великого и благородно-патриотического чувства».
Хліб-сіль царю Миколі II перед початком огляду 22 травня 1910 року вручив Голова Бахмуту В.І. Першин.
Луцкевич отримав чин дійсного статського радника (генерал-майора).
У Бахмутській Думі на честь цієї події було встановленно велику біломармурову дошку з золотим написом.
У статті «Юные разведчики» у газеті «Царскосельское дело» (23 липня 1910 р.) було підкреслено : «Все почувствовали, что почин Луцкевича - благой почин, что ему надо помочь, что это единственный и верный путь к подготовке хорошего солдата... И вот ежедневно телеграф стал приносить известия, что по всем уголкам нашего необъятного Отечества возникают потешные полки... и повсюду они находят сочувствие широких кругов населения и материальную поддержку».
Світлини царського огляду було надрукованоу газеті «Новое время».
На зворотньому шляху вихованці відвідали за сприяння військового міністра Сухомлинова визначні місця Москви.
Плітки супроводжували «потєшних» - ніби то не губернатор, а сам Луцкевич скоротив чисельність на третину, дітей брав за хабарі по 14 рублів за учня (хоча це були діти чорноробів, поненщиків, праль…), «2 июня явились бабы во двор инспокции, встревоженные пущенным в городе слухом о крушении поезда, в котором возвращалась из Петербурга маленькая гвардия, с бранью и нроклятиями приставали к жене Луцкевича по поводу убитых и раненных до 40 детей».
Міністерство народної освіти почало відкрито зневажати Луцкевича після серії статей у газеті „Новое Время" М. 0. Меньшикова „Народное мужество", „Солдатики и чиновнички", „Военное воспитание",„ Алексеевские полки".
«4 июня в день приезда в Бахмут, не успев еще оправиться с дороги, я был поражен гамом и криками во дворе ворвавшейся толпы пьяных баб и каких-то оборванцев, которые, ругая меня площадною бранью выкрикивали, почему я не выдаю ученикам по 300 руб. каждому денег, врученных мне в Петербурге. С болыпим трудом и при помощи полиции удалось выпроводить эту безобразную толпу со двора инспекции…За каждым моим шагом был учрежден тайный шпионаж, в который втянута была далее прислуга и писцы, из моей канцелярии стали часто пропадать разные бумаги…Мои распоряясения по учебно-воспитательной части подвергались строгому контролю земской управы, учителям и учительницам подведомственных мне школ посылались разные запросы. По распорялеонію председателя земской управы арестовывались и в присутствии полиции вскрывались мои казенные пакеты (пакет с требовательными ведомостями на жалованье Камышевахскому 2-х классному министерскому училищу)» - так описав подальші події навколо своєї особи А.А.Луцкевич.
У січні 1911 р. А.А.Луцкевич під час відпустки був запрошений на аудієнцію до Миколи Другого з доповіддю про стан земських шкіл, отримав пенсію у 1200 рб. на рік за вислугу. Луцкевича зарахували до військового міністерства та включили у склад комісії генерала Леша, що розробляла Положення про військову підготовку школярів.
Щоб зірвати чергову поїздку «потєшних» до Петербургу у 1911 р. Одеський округ дуже піздно (18 червня, були вже канікули) розпорядився брати учнів Вищого народного 4-класного училища Бахмуту, де вихованців Луцкевича не було, надіслати учнів до Одеси у 4-денний строк (голова Думи В.І.Першин здивувався, бо не було часу зібрати засідання, виділити кошти). Одеський полковник Назимов заявив, що „Луцкевич отказался от сделанного ему предложения представить на смотр своих потешных". Як наслідок, у Царському Селі опинилися 15 учнів чоловічої гімназіїї («выдрессированных за две недели до поездки», як писав Луцкевич царю) та директор гімназії Бракенгеймер, який отримав чин дійсного статського радника і переїхав у Крим.
На вулицях міста А.А.Луцкевич міг почути собі у спину „Падете потешные генерала", „Опала Луцкевича", „Привлечь Луцкевича к суду".
На захист Луцкевича виступили впливові російські газети «Русское слово» та «Русское знамя». Вони надрукували листи - протести гласного Думи В.В.Ліпчая, що Луцкевич за свої кошти шив навіть чобітки, кітелі та кашкети.
У квітні 1912 р. Бахмутська Дума, пославшись, що учні А.Луцкевича вже їздили до Петербургу у 1910 р., що грошей нема, що треба «ліквідовувати наслідки повені…» відмовила у повій поїздці. «Заседание носило семейный характер, спорили, препирались, пререкались, вспоминали о делах семейных,…чувствовали себя как дома»-писала газета «Бахмутский листок».
Бурхливо реагував прибічник Луцкевича гласний В. В.Ліпчай. Купці Н.Міленко і Апаренко (мітив на місце Першина…) чомусь згадували свої будинки у Харкові та Таганрозі…), Штукарев сказав - «они думают, что они у себя в лавке».
У квітні 1912 р. Луцкевич пішов у відпустку та покинув посаду інспектора народних училищ. Влітку 1912 року А.А.Луцкевич передчасно помер. Подейкували пліткарі, що наклав на себе руки у тюрмі…
Пройшло 100 років від подій, повязаних з діяльністю А.А.Луцкевича у Бахмуті.
Безперечно, він був енергійним педагогом, щирим патріотом-монархістом з загостреним почуттям антисемітизму, що може пояснюватися перебуванням у невеличкому місті, де іудеї становили третину населення (мали потужний вплив у торгівлі, промисловості, фінансах, освіті, медицині, культурі).
Росія пережила 2 революції 1917 року, криваву громадянську війну та голод. Як відомо, «командирсько-військову педагогіку» винайшов А.С.Макаренко. І царату, і «народній владі» потрібні були вимуштровані громадяни. Дивно, що одним з запеклих ворогів методики Макаренка була Н.К.Крупська у Наркомпросі. А чи не використовував А.С.Макаренко досвід та книжки Луцкевича?...
Ищу видовые открытки до 1917 года.

Michaelz20
Давно здесь
Давно здесь
 
Сообщения: 93
Зарегистрирован:
Сб дек 25, 2010 21:38

О типографиях Бахмута

Сообщение Michaelz20 » Сб июн 02, 2012 10:08

О типографиях Бахмута: РГИА Ф. 776 Оп. 21 Д. 219, 1897-1898 гг Изображение

Аватара пользователя
Козарлюга
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 2754
Зарегистрирован:
Вт янв 25, 2011 00:31

Re: Личности в истории Артемовска-Бахмута

Сообщение Козарлюга » Чт июн 14, 2012 22:46

В День журналиста открывали неоткрытое

6 июня, в День журналистов, редакционная группа, усиленная представителями 13-й школы (в том числе волонтер Корпуса Мира США М. Брэди), членами Общества им.О.Тихого, «Спадщины» и юными участниками лагеря проекта «Константиновский остарбайтер», совершили увлекательную поездку по Артемовскому району. Мы побывали в самой северной его точке – Серебрянке и южной – Новолуганке.

В Серебрянку, село на берегу Северского Донца, нас позвал мощный источник украинства нашей земли – Никита Шаповал. Являясь, по сути, нашим коллегой-журналистом (с 1909 по 1914 издавал журнал национально-демократического направления «Українська хата», где печатался под псевдонимом М.Сриблянський), Никита Ефимович сыграл большую роль в становлении украинской государственности в период УНР. Он был министром почты и телеграфа в правительстве В.Винниченко, министром земельных дел при Директории. Затем представлял УНР в Праге, где также занимался журналистикой (с 1922 по 1928 был редактором ежемесячника «Нова Україна»), где и умер в 1932 году. В Серебрянке, где он родился 8 июня 1882 года, в 1993 году был установлен памятник Шаповалу, по сути, первый памятник откровенному антиленинцу-антикоммунисту в Донбассе. Здесь же с 2000 года руководство отдела образования Артемовского района проводят регулярные чтения памяти этого человека (также и великолепного поэта), в которых мы и приняли участие. «Поки жива Україна буде жити пам'ять про Микиту Шаповала і ми будемо збиратися у селі, що дало йому життя», - отметил участник нашей поездки, член союза писателей Украины, кореспондент газети «Україна казацька» Юрий Доценко. В музее Н.Шаповала, известный исследователь и разрушитель советских мифов Сашко Добровольский, рассказал о материалах по репрессированной семье и потомках Н.Шаповала, которые он обнаружил в архивах СБУ. Он подарил эти бесценные документы музею. «Любіть Україну, та тримайте порох сухим, бо вже скоро він нам спонадобиться…», - закончил свое выступление этот неординарный человек.

Затем нас принимал журалистско-литературный клуб «Струны души» поселка Новолуганка. Но ехали мы в этот край животноводов и энергетиков специально на встречу с местным поэтом-пенсионером, о котором нам рассказали, что он знал Олексу Тихого. Казалось бы, подумаешь, обычный старик. Ан нет! Яков Александрович Клиновский не просто работал в Алексеево-Дружковской вечерней школе с Тихим, он с ним сидел в мордовских лагерях, а затем еще неоднократно встречался после отсидки. А самое для нас интересное оказалось то, что Клиновский в 1938 году родился в нашей Новоселовке на улице Первомайской(теперь Панфилова), учился, жил и преподавал украинский язык в местной школе вплоть до 1962 года (не считая года отсидки с Тихим в мордовском лагере).
Знов Новоселівка наснилась,
у память чіпко причепилась,
мов репяшок до череди
біля джерельної ріки.
Тогда директор школы №9 попросил его уехать, т.к. родители боялись доверять детей зэку. Но уехал Яков Александрович недалеко – в Артемовку нашего же района, куда в гости к нему, в последствии, неоднократно приезжал Олекса. Клиновский вспоминал, что именно Тихий надоумил его писать стихи по памяти без бумаги и карандаша, чтобы не сойти в зоне с ума. Но, когда Олекса узнал, что Яков выучился на учителя мовы, то расстроился: «Це все даремна справа. Рано чи пізно ти будеш підспівувати нашій компартії, а не Україні…».
Ви так хотіли, щоб українська мова
Запанували у державі наймитів,
Вас не зломали ні тюремні мури,
Ні злі доноси запроданців-земляків.
(Из стихотверения, посвященного О.Тихому, написанного Клиновским в зоне в 1957 г.)
Несмотря на почтенный возвраст, мы договорились с Яковом Александровичем, что привезем его в Константиновку и проведем встречу, чтобы с нашим земляком смогли встретиться все желающие константиновцы. Думаю, что информации в Интернете о Клиновском, в которой сказано, что он приговорен сталинским облсудом за антисоветскую деятельность (источник сборник «Жертвы политического террора в СССР»), и что он «відмінник народної освіти України», автор збірки «Життя прожити – не поле перейти», переможець у літературному конкурсі «Срібні дзвони» (сайт донецкой обладминистрации) уже достаточно, чтобы заинтересоваться судьбой такого нашего земляка.

В.Березин.

berezin
Старожил форума
Старожил форума
 
Сообщения: 197
Зарегистрирован:
Вс дек 26, 2010 18:19

Михаил ГОЛОДНЫЙ

Сообщение berezin » Вт июн 26, 2012 19:49

«Новые Известия» за 23 Марта 2012 г.
Попавший под железный гребень
Михаил ГОЛОДНЫЙ 1903, Бахмут (ныне Артемовск, Украина) – 1949, Москва
Из антологии Евгения Евтушенко «Десять веков русской поэзии»

С двенадцати лет он, выросший в трудовой еврейской семье, работал на гребеночной фабричке в Екатеринославе и, как многие провинциально романтические подростки за чертой оседлости, мечтал о революции, которая отменит это унижение. Но вряд ли он мог догадываться, что, утвердившись, революционная идеология, как беспощадный железный гребень, начнет выдирать романтизм из слишком горячих голов, и многие изначальные идеалисты либо пойдут под расстрел, либо сопьются, либо превратятся в трусов и циников. А некоторые – и в палачей, как судья Горба, которого Голодный описал так страшноватенько, что ода революционной справедливости читается сегодня как приговор жестокости:

«Сорок бочек арестантов! Виноват!.. Если я не ошибаюсь, Вы – мой брат. Ну-ка, ближе, подсудимый. Тише, стоп! Узнаю у вас, братуха, Батин лоб… <…> Воля партии – закон. А я – солдат. В штаб к Духонину! Прямей Держитесь, брат!»

Чем не французский Термидор по-екатеринославски, но с такой уютной домашней кашей, ожидающей судью из нежных рук жены после одного расстрела за другим! Правда, не слишком верится в демонизм обвиняемой гражданки Ларионовой, которая и крысятину варила в борще, и хлеб подавала со стеклом.

Мне кажется, что и у Голодного, и у других рабоче-крестьянских поэтов поздние обличения нагнетались из инстинкта самосохранения, из опасения, как бы самих авторов не обвинили в контрреволюционной мягкотелости. И они громоздили примеры чей-то вражескости всё азартнее, а получалось всё абсурднее, как порой в признательных показаниях несчастных арестованных на допросах.

Сын репрессированного драматурга Владимира Киршона Юрий, запоздало учившийся вместе с Беллой Ахмадулиной, рассказывал мне, как следователь побоями заставил его, шестнадцатилетнего, «признаться», будто он хотел бросить бомбу на автомобиль вождя из окна своей квартиры. Затем самого следователя посадили, а Киршона снова избили, потребовав переменить показания, ибо окна его квартиры выходили не на улицу, а во двор.

Друзья по Екатеринославу Михаил Эпштейн и Михаил Шейнкман вошли в литературу под псевдонимами. Один с оглядкой на прошлое (и на Демьяна Бедного, конечно) назвался Голодным, другой, мечтая о светлом будущем, стал Светловым. Оба крепко связали себя с комсомолом. Но и винтовкой новой власти послужили.

Голодный добровольно вступил в ЧОН (партийно-военные части особого назначения, известные жестокостями с колеблющимся крестьянством), состоял в комиссии губкома РКСМУ по переселению «буржуазных элементов» из принадлежавших им домов и квартир. Здесь даже заикаться о справедливости не полагалось, ибо это было бы расценено как пособничество классовым врагам. Гуманные колебания приравнивались к предательству. Спрос был не на идеалистов, а на исполнителей. Голодному и Светлову кое-как удалось выскользнуть из рук, втягивавших их в красное колесо, но время от времени им напоминали о прежних «шатаниях» и опять пытались привлечь к сотрудничеству.

Несмотря на пересечения их судеб в коридорах власти, пахнущих порохом расстрелов, не только по талантливости, но и по литературной образованности они были несравнимы. Светлову несколько больше повезло в его полуголодном детстве. Он вспоминал: «Моя культурная жизнь началась с того дня, когда мой отец приволок в дом огромный мешок с разрозненными томами сочинений наших классиков». Голодному и такого подарка в детстве не досталось. Вот что рассказывал о нем Семен Липкин:

«Перед войной к нам присоединили Бессарабию. Образовалась Молдавская ССР. Как полагалось, освобожденный молдавский народ написал Сталину письмо в стихах. Мне предложили сделать перевод. Я сказал, что связан с Востоком, молдавской поэтики не знаю. Но заказчики упорствовали, и наконец мы договорились, что я буду редактором перевода. Со мной согласились. Я предложил в качестве переводчиков Голодного, Светлова и Уткина. Заказчики и с этим согласились.

И вот, как и двум другим, я звоню Голодному и сообщаю ему, какую часть письма я отобрал для него, и добавил:

– Размер как в «Гайавате» – четырехстопный хорей, рифма перекрестная, сплошь женская.

Долгое молчание. А телефон – в коридоре коммунальной квартиры, задерживаться нельзя. Наконец голос Голодного:

– Дай пример.

Даю пример: «Прибежали в избу дети. Второпях зовут папашу, Тятя, тятя, наши сети Притащили простоквашу».

Голодный – с облегчением:

– Так бы и сказал, а то строишь из себя интеллигента».

Поначалу стихотворные восторги Голодного были даже искренними, хотя и пародийно вдохновенными: «В переулках заводских окраин Я брошюру Октября нашел, С этих дней горю я, не сгорая, Как и ты, горящий комсомол!» (1922). Но дальнейшие покаянные стихи о своих «отклонениях от генеральной линии» написаны уже со сломленной понуростью – лишь бы отстали: «Стал я за морем славить синицу И соседние ветви ломать, Стал я с чертополохом родниться И на левую ногу хромать. Комсомольцы сказали: ошибка, До конца он быть нашим не мог. Большевик пригрозил мне с улыбкой: – Ты подумай еще, паренек» (1932).

Главным преступлением идеологии, исключавшей совесть, было вовлечение многих простодушных людей в заговор против них самих. Но тогда всё было до того запутанно в людях, что иногда обманыватели и сами были обмануты собой. Лучше всего об этом сказал Борис Пастернак: «Что ж, мученики догмата, Вы тоже жертвы века».

Есть у Светлова весьма прозрачное аллегорическое стихотворение, которое каким-то чудом прошло цензуру:



И жара над землей полыхает,
И земля, как белье, высыхает,
И уже по дороге пылят
Три приятеля – трое цыплят:



«Мы покинули в детстве когда-то
Нашу родину – наш инкубатор,
Через мир,
Через пыль,
Через гром –
Неизвестно, куда мы идем!»



…Ваша жизнь молодая потухнет
В адском пламени фабрики-кухни,
Ваш извилистый путь устремлен
Непосредственно в суп и в бульон!



И с цыплятами, и с теми, кто за ними стоит, всё уже ясно, но поэт последним штрихом переводит бытовую зарисовку в библейский контекст:



Над совхозом июльский закат,
И земля в полусонном бреду…
Три приятеля – трое цыплят,
Три вечерние жертвы бредут…



Кто же были эти трое? По-видимому, речь о екатеринославской комсомольской троице: самом Светлове, Голодном и их близком товарище Александре Яновском, писавшем под псевдонимом А. Ясный (1903–1945). В ранних двадцатых он был способен на такие задорные строки: «Поведи удалой головушкой, Подыши на чужие края. Эх ты, Русь, стальная зазнобушка, Советская краля моя». Но уже к середине тех же двадцатых Ясный признавался, что временами рука нащупывает револьверный курок. Такое случалось, возможно, и с Михаилом Голодным, который в тридцать первом году написал о случайно уцелевшем полковом жеребце красной кавалерии: «Врангеля гонял он в Крым, К морю припирал барона…» И вот через десятилетие новая встреча с ним: «Что же вижу? В Понырях Конь мой Ходит водовозом! На худых, кривых ногах Не стоит перед начхозом. <…> / Пуля не брала его, Шашка не брала его, Время село на него – Не осталось ничего. / Я подумал: «Что ж ты брат…» – И пустил в него заряд!»

Какая трагическая перекличка комсомольского поэта с белоказаком Николаем Туроверовым, тоже пристрелившим своего коня. Вряд ли они знали стихи друг друга.

Восходящая звезда нового поколения советских поэтов, талантливейший, но во многом загубленный Ярослав Смеляков в тех же тридцатых весьма иронично посмеивался над Голодным:



Не был я ведущим или модным,
без меня дискуссия идет.
Михаил Семенович Голодный
против сложной рифмы восстает.



Слава богу, Ярослав не слышал, как один молодой поэт сказал мне о нем самом гораздо хуже: «Как ты можешь дружить с этим старым маразматиком!» Мы не имеем права быть высокомерно жестокими к поэтам, пережившим страшное время, которое все-таки минуло нас, и судить их только с сегодняшней точки зрения. Нужно справедливо анализировать их, но обязательно спасать от забвения всё лучшее, что они написали.

На мое счастье, я случайно нашел в 1941 году крошечную книжку Михаила Голодного, кажется, в синем ледериновом переплете и сразу и навсегда влюбился в гениальное, на мой взгляд, стихотворение «Верка Вольная». Хотите верьте – хотите нет, но читать стихи, как и писать, я начал с четырех лет, и это стихотворение немедленно запомнил наизусть. Папа мне посоветовал прочесть рассказ Алексея Толстого «Гадюка», и я поразился, как схожа Верка с Ольгой Вячеславовной Зотовой, которая с навыками фронтового кавалериста попала в нэпманскую Москву и не могла ни понять, ни принять правила коммунального общежития. А позднее оказалось, что Верка напоминает еще и героиню смеляковского стихотворения «Жидовка», вернувшуюся из ГУЛАГа:



Ни стирать, ни рожать не умела,
Никакая не мать, не жена –
Лишь одной революции дело
Понимала и знала она.



И слежу, удивляясь не слишком –
Впечатленьями жизнь не бедна, –
Как свою пенсионную книжку
Сквозь окошко толкает она.



А потом к этим женщинам прибавилась Клавдия Вавилова, сыгранная Нонной Мордюковой в потрясающем фильме Александра Аскольдова «Комиссар». Если бы Вавилову не убили на Гражданской войне, ее бы тоже могли затравить в коммуналке или отправить в ГУЛАГ.

Пробивая этот фильм, больше двадцати лет пролежавший на полке, я слышал от снобов, что именно такие женщины и погубили Россию, но если ее и погубили, то как раз те мужчины, которые так относятся к женщинам и впутывают их в свои безжалостные игры.

Верка говорит: «Мир трясет большевистская вера…» Как будто уже не подчиняясь автору, она находит точный глагол, не заботясь об оправдании ни для себя самой, ни для сверстников, вышедших в наркомы, ни для «братьев», которым только кажется, что они правят страной, ни для «сестер», которые «в Советах как дома». Какой ценой они там оказались и надолго ли? И не ждет ли их всех такая же судьба, как того же несчастного уругвайца или саму Верку? Но и здесь злорадство не должно возобладать над милосердием.

Справедливо сказано: «Милосердие – выше справедливости». Будем же милосердны, говоря о прошлом. Да и о настоящем, само собой.

Посмотрите иранский фильм «Расставание» – и вы ужаснетесь тому, что творится, когда даже хорошие люди немилосердны по отношению к другим хорошим людям.

А теперь почитайте о приключениях Верки Вольной вместе со мной во время Великой Отечественной.

Верка Вольная
Верка Вольная –
коммунальная женка, –
Так звал меня
командир полка.
Я в ответ
хохотала звонко,
Упираясь руками в бока.

Я недаром
на Украине
В семье кузнеца
родилась.
Кто полюбит меня –
не кинет,
Я бросала –
и много раз!

Гоцай, мама,
да бер-би-цюци!
Жизнь прошла
на всех парусах.
Было детство,
и я была куцей,
С красным бантиком в волосах.

Я отцу
меха раздувала.
Пил отец,
буянила мать.
Белый фартучек я надевала,
С гимназистом ходила гулять.

Помню я
Жандармскую балку,
Вой заводских сирен с утра,
Над Потемкинским парком – галки,
Тихий плеск воды у Днепра.

Гоцай, мама,
да веселее!
Горечь детства
мне не забыть.
Никому
любви не жалея,
Рано я научилась любить.

Год Семнадцатый
грянул железом
По сердцам,
по головам.
Мне Октябрь
волос подрезал,
Папироску поднес к губам.

Куртка желтая
бараньей кожи,
Парабеллум
за кушаком.
В подворотню бросался прохожий,
Увидав меня за углом.

И смешно было,
и неловко,
И до жара в спине горячо –
Неожиданно вскинув винтовку,
Перекинуть ее за плечо.

Гоцай, мама,
орел или решка!
Умирать, побеждать – всё к чертям!
Вся страна –
как в стогу головешка,
Жизнь пошла
по железным путям.

Ой, Синельниково,
Лозовая,
Ларионово,
Павлоград!
Поезда летели.
Кривая
Выносила их наугад!

Гоцай, мама,
да бер-би-цюци!
Жизнь включалась
на полный ход.
Барабаны двух революций
Перепутали
нечет и чет.
Брань.
Проклятья.
Проклятья
и слезы.
На вокзалах
толпа матерей.
Их сшибали с пути
паровозы,
Поднимал
поцелуй дочерей.

«Верочка моя…
Вера...»
Лозовая.
Павлоград.
Подхватили меня кавалеры
Из отчаянных наших ребят.

Гуляйполевцы,
петриковцы
Напевали мне
про любовь.
Молодой дурошлеп
из свердловцев
Набрехал мне пять коробов!

Я любила,
не уставая,
Всё неистовей
день ото дня.
Член компартии из Уругвая
Плакал:
«Вэрко, люби меня…»

Я запомнила его улыбку,
Лягушачьи объятья во сне.
Неуютный,
болезненный,
хлипкий,
Днем и ночью,
он липнул ко мне.

Я хотела на нем задержаться,
Я могла бы себя укротить,
Но не мог он –
подумаешь, цаца! –
Мне любви моей прошлой простить.

Шел, как баба,
он к автомобилю,
По рукам было видно –
не наш.
Через год мы его пристрелили
За предательство и шпионаж.

Гоцай, мама,
да бер-би-цюци!
Жизнь катилась,
как Днепр-река.
Я узнала товарища Луца,
Ваську Луца,
большевика.

Васька Луц!
Где о нем не слыхали?
Был он ясен и чист
как стекло.
Мои губы
его отыскали,
Мое сердце
на нем отошло.

«Мы не в этом ищем свободу, –
Говорил он. –
Нам путь твой не гож.
Ты из нашей,
рабочей породы,
Но не видишь, куда идешь…»

Гоцай, мама,
его подкосили!
Под Орлом его пуля взяла.
Встань из гроба,
Луц Василий,
Твоя Верка
до ручки дошла.

Твои сверстники вышли в наркомы,
Твои братья правят страной,
Твои сестры в Советах, как дома, –
Я одна
прохожу стороной.
Завела меня в яму кривая…
Ты не умер, Василий, –
ты жив.
Меня бьет
твоя правда живая,
Всюду
делом твоим окружив.

Гоцай, мама,
да бер-би-цюци!
Я сама себе
прокурор.
Без шумихи,
без резолюций
Подпишу себе приговор.

Будь же твердой,
Верка, в расплате.
Он прощал, –
ты не можешь простить.
Ты свободу искала
в кровати,
Ты одно понимала –
любить.

Кто же ты?
Вспомни путь твой с начала.
С кем ты шла?
Чем ты лучше любой?
Ты не шла –
тебя время бросало,
Темный сброд ты вела за собой.

Ты кидалась вслепую упрямо,
Ты свой долг
забывала легко.
Прямо в грязь
опрокинуто знамя,
В подреберье
засело древко.

Посмотри:
ни орел и ни решка.
От стыда
ты свернулась ежом,
Рот усталый
искривлен усмешкой,
Сердце – точно петух под ножом…

Вижу день мой,
от пороха серый, –
Мне уж знамя над ним не поднять.
Мир трясет большевистская вера,
Я ее не могла отстоять.

Без почета,
без салютов
Схороните Верку,
друзья.
Родилась в девятьсотом
(как будто),
В двадцать пятом расходуюсь я.

Месяц июль.
День Конституции.

Облака бегут не спеша.
Гоцай, мама,
да бер-би-цюци!
Верка платит по счету.
Ша!..
1929–1933

Книга со свалки
Двор наш чуточку был уголовный,
но, с Четвертой Мещанской шкет,
«Верку Вольную» вашу, Голодный,
я на свалке нашел в девять лет.

Была Верка не фифой, не цыпочкой –
Жанной д’Арк из Гражданской войны,
и по книжке,
черт знает в чем выпачканной,
я читал для окрестной шпаны.

Ну а после, в эвакуации,
под какой, не упомню, мотив,
на перронах сполнял под овации,
но немножко, пардон, сократив.

«Гоцай, мама, да бер-би-цюци!» –
я не ведывал, шо це таке,
но гремела в башке революция,
лишь без маузера в руке.

Вышел фильм
«Александр Пархоменко».
Я влюбился в него с кондачка,
обожая романтика-комика –
с анархистинкой морячка.

Есть в народе российском
жалейное
у мальчишек и у пожилых,
и мечтал я –
с артистом Алейниковым
Верку Вольную поженить.

Были песни не Окуджавины –
Верку он уберечь не успел.
Жаль, что песню
«Цыпленок жареный»
Петр Алейников ей не спел.

И солдаты с медсестрами
в госпитале
замирали, едва дыша,
под ее заявление Господу:
«Верка платит по счету. Ша!..»

Ничегошеньки не забылося –
шпалы, рельсов поющая сталь.
Верка Вольная самоубилася,
и ее до сих пор мне жаль.
Евгений ЕВТУШЕНКО
http://www.newizv.ru/culture/2012-03-23 ... reben.html

Аватара пользователя
Краевед
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 8090
Зарегистрирован:
Пн июл 30, 2007 19:32

Re: Личности в истории Артемовска-Бахмута

Сообщение Краевед » Вт июн 26, 2012 20:06

А таки личность? Скорее, заблукавшая и гонимая ветрами эпохи судьба...
Евгений Евтушенко - это да-а-а...
Ищу видовые открытки до 1917 года.

berezin
Старожил форума
Старожил форума
 
Сообщения: 197
Зарегистрирован:
Вс дек 26, 2010 18:19

Re: Личности в истории Артемовска-Бахмута

Сообщение berezin » Ср дек 26, 2012 16:46

6 января 2013 года исполнилось бы 75 лет со дня рождения Ларисы Ефимовны Шепитько, режиссера, прожившего недолгую жизнь, снявшего несколько крупных работ, но навеки вошедшего в пантеон мирового кино. Она впервые снимала фильм по прозе запрещенного тогда Андрея Платонова ("Родина электричества"), по сценарию Геннадия Шпаликова с участием Юрия Визбора ("Ты и я"), дружила и использовала в фильмах музыку Альфреда Шнитке, сняла один из самых сильных фильмов о ВОВ "Восхождение" с участием Солоницына, где она дала путевку в жизнь Гостюхину и Столярову, а также в "Крыльях" она помогла нашей землячке (Краматорск) Майе Булгаковой создать один из самых сильных образов.
Она училась (хотя и совсем немного - последний набор) у А.Довженко. "Довженко говорил Ларисе: «Я в вашем лице увидел всю красоту своей Родины». Встреча с Александром Петровичем стала определяющей в творческой и личной биографии Ларисы Шепитько. Довженко был прекрасным педагогом и человеком - в его мастерской к обучению студентов относились, как к священнодействию. «Я не думаю, что все из вас станут режиссерами, но в любом случае постараюсь сделать все, чтобы вы стали интеллигентными, образованными людьми», - первые слова, которые услышали студенты от Довженко. Лариса была самая младшая на курсе, и он опекал ее больше других. К людям искусства Александр Петрович предъявлял всегда и во всем особые требования. Своим ученикам он во всем старался прививать чувство гармонии, красоты и вкуса. Шепитько, обычно ходившая на занятия с косой, однажды пришла во ВГИК с мелкими кудряшками надо лбом. Довженко, взглянув на ученицу, сразу отправил ее под кран размачивать кудряшки. Впоследствии Лариса признавалась, что профессиональные и этические уроки, которые ей и ее сокурсникам давал Довженко, оказались незаменимыми. Он научил ее быть не только режиссером, но и автором собственного облика и поведения. Через полтора года Александр Довженко умер, и это для Ларисы стало таким сильным ударом, что она собиралась уйти из ВГИКа. А когда пришел новый преподаватель, и начал лекцию с анекдота, Шепитько демонстративно встала, и вышла из аудитории - слишком резким был диссонанс с ее представлением об изучении режиссуры. Позже Лариса Шепитько говорила о Довженко: «Он был во всем талантлив, и самое главное, он был Гражданином с большой буквы. Это был великий человек. Его глазами мы увидели, что такое гармония, что эстетично, а что нет, где зло, а где добро. Он ввел нас в искусство, как в храм, не терпел ханжества, двоедушия, лицемерия. После его смерти мы почувствовали, как невыносимо трудно жить так, как он признавал. Но - возможно, потому что он так жил...» Тема духовности и уникальной ценности человека, и неизбежное саморазрушение слабого, бездуховного и вставшего на путь компромиссов и сделок с совестью человека, потерявшего самого себя и смысл своего существования, станут главными в творчестве ученицы Довженко".
После долгих споров после смерти (погибла в автомобильной катастрофе) Л.Шепитько - наша она или не наша, я просто пошел в ЗАГС и взял справку, что в Артемовске в 1938 году 6 января в семье Ефросинии Яновны и Ефима (забыл отчество:( родилась девочка, которую назвали Лариса.
Ее родители тогда работали в учительском институте (стоял на месте нынешней гостиницы "Украина") и дом, где они жили стоял неподалеку.
Через два года они уехали вначале в Енакиево, а после войны поселились во Львове. Где, кстати, на доме, где жила Лариса был установлен, а потом почему-то снят барельеф. В Артемовске - ноль по фазе, только немного материалов в гормузее.
Мне как-то случилось выпивать с московскими киношниками в "Украине" и я поднял тост за Ларису, которая родилась в 10 метрах отсюда, они упали в обморок. Фигура колоссальная!
Царство тебе небесное, одна из самых светлых для меня женщин.

Пожалуй, здесь о ней - лучше всего: http://cinemotions.blogspot.com/search/ ... o%20Larisa
Там и о М.Булгаковой много.

Написал Бульвар Гордона:
http://www.bulvar.com.ua/arch/2013/1/50df47e8afa96/
Донбасс:
http://donbass.ua/news/culture/celebrit ... pitko.html

И еще:
http://www.youtube.com/watch?v=ickng1wNUvU
http://www.youtube.com/watch?v=vkHjECIz0lI
http://www.youtube.com/watch?v=1Dmg_u02O9U
http://www.youtube.com/watch?v=472-mxInoos
http://chtoby-pomnili.com/page.php?id=162
Последний раз редактировалось berezin Пт янв 11, 2013 11:13, всего редактировалось 2 раз(а).

Аватара пользователя
Краевед
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 8090
Зарегистрирован:
Пн июл 30, 2007 19:32

Re: Личности в истории Артемовска-Бахмута

Сообщение Краевед » Вс дек 30, 2012 14:49

Спасибо. Хороший, душевный материал.
Ищу видовые открытки до 1917 года.

natala
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 208
Зарегистрирован:
Сб июн 25, 2011 17:10
Откуда: Бахмут дореволюционный

Re: Личности в истории Артемовска-Бахмута

Сообщение natala » Пт янв 04, 2013 01:17

Изображение

Еще один знаменитый коммуняка, родом из Дружковки - Сабуров Максим Захарович:
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0% ... 0%B8%D1%87

В 1921—1923 — ответственный секретарь районного профсекретариата, секретарь уездного Бахмутского комитета РКСМ, секретарь Константиновского райкома РКСМ в Донецкой области

Значит в Бахмуте и Констахе был у становления комсомольского движения.

Интересен вираж в карьере:
1957—1958 — заместитель Председателя Государственного комитета Совета министров СССР по внешним экономическим связям а потом упс, да в Сызрань (после неудачного смещения Хрущева в 1957 г):
1958—1962 — директор Сызранского завода тяжелого машиностроения

berezin
Старожил форума
Старожил форума
 
Сообщения: 197
Зарегистрирован:
Вс дек 26, 2010 18:19

Re: Личности в истории Артемовска-Бахмута

Сообщение berezin » Пт янв 11, 2013 09:47

Вчера беседовал с интересным адвокатом (бывшим милиционером) Леонидом Леусом, хорошо знающим и помнящим приторецкую историю 60-х 70-х годов. Так вот, он на все 100 уверен, что в те годы не только обсуждалось, но и писалось много "просьб от трудящихся", чтобы Дружковку переименовать в Сабуровку!!!

berezin
Старожил форума
Старожил форума
 
Сообщения: 197
Зарегистрирован:
Вс дек 26, 2010 18:19

Re: Личности в истории Артемовска-Бахмута

Сообщение berezin » Пт янв 11, 2013 11:49

Готовя материал о Ларисе Шепитько, впервые нашел фото памятника на ее могиле:
кунцевское2.jpg
кунцевское2.jpg (75.11 Кб) Просмотров: 6154

Кстати, на доме, где она жила в Москве также установлена памятная доска.
Дождемся ли мы подобных знаков в городе, где родился этот легендарный человек?
А еще, зная, что на Кунцевском покоятся также наши земляки - Александр Хвыля, Нонна Мордюкова, подумал, что пора сделать экскурсионный маршрут по Кунцевскому - великие донетчане-кинематографисты. Надо будет подсказать донбасскому землячеству в России.
А вот что о ней сказали в новостях на канале "Культура":
http://tvkultura.ru/article/show/article_id/71983

berezin
Старожил форума
Старожил форума
 
Сообщения: 197
Зарегистрирован:
Вс дек 26, 2010 18:19

Re: Личности в истории Артемовска-Бахмута

Сообщение berezin » Пт янв 11, 2013 17:17

Фоторепортаж со встречи в городском музее, посвященной Ларисе Шепитько:
1.jpg
1.jpg (53.42 Кб) Просмотров: 6147

2.jpg
2.jpg (55.21 Кб) Просмотров: 6147

3.jpg
3.jpg (44.58 Кб) Просмотров: 6147

Немного рассказали о землячке, посмотрели фильм-концерт "В тринадцатом часу ночи".
Я высказал мнение, что в 1991 году мы провели первый подобный вечер памяти в кинотеатре "Пионер" (вже знык), потому что ни в музее, ни в библиотеке надо говорить о Шепитько, а там, где крутят кино. Но ни владельцы единственного артемовского кинотеатра, ни городские власти пока до понимания уровня Ларисы не доросли:(

Аватара пользователя
Козарлюга
Семьянин форума
Семьянин форума
 
Сообщения: 2754
Зарегистрирован:
Вт янв 25, 2011 00:31

Re: Личности в истории Артемовска-Бахмута

Сообщение Козарлюга » Сб янв 12, 2013 01:26

berezin писал(а):Вчера беседовал с интересным адвокатом (бывшим милиционером) Леонидом Леусом, хорошо знающим и помнящим приторецкую историю 60-х 70-х годов. Так вот, он на все 100 уверен, что в те годы не только обсуждалось, но и писалось много "просьб от трудящихся", чтобы Дружковку переименовать в Сабуровку!!!


А сейчас дружковчане с горечью называют Дружковку "Гнатенковкой". Время идет, а на Донбассе оно стоит...

berezin
Старожил форума
Старожил форума
 
Сообщения: 197
Зарегистрирован:
Вс дек 26, 2010 18:19

Интересные факты из жизни соловья украинской поэзии

Сообщение berezin » Вт янв 22, 2013 21:06

Будущий известный украинский поэт Владимир Николаевич Сосюра родился в январе 1898 года в городе Дебальцево. Его отец, потомственный крестьянин, большей частью работал на рудниках – то шахтером, то чертежником. Был он одно время и странствующим учителем.
А в 10-12 лет Володя долгие месяцы жил у своей бабушки в селах Яма, Химовка (в районе Звановки), Черногоровка. Здесь он был пастухом, но благодаря своей настойчивости поступил учиться в Каменское сельскохозяйственное училище, мечтая стать агрономом.
Однако после смерти отца семья Владимира Сосюры стала жить в поселке Третья Рота (бывший город Верхний, ныне часть Лисичанска). Не закончив училище, юноше пришлось переехать туда. Он начал работать в бондарном цехе Донецкого содового завода, затем – на шахте. В составе рабочей дружины садового завода Сосюра в 1918 году принимал участие в боях против немецких оккупантов.
Вскоре Владимир Николаевич оказался в Бахмуте, в петлюровском полку. Об этом он писал так: «Я прийшов до петлюрівців, бо в мене не було штанів…».
Казарма полка находилась на улице Магистратской (сейчас Островского), возле базара. Именно тогда будущий поэт безумно влюбился в бахмутскую красавицу Констанцию Рудзянскую, полячку по национальности. Она жила недалеко от казармы петлюровского полка. Ей он посвятил свое стихотворение «Невеста», которое было напечатано в газете «Бахмутская копейка».
В разных местах Украины воевал Сосюра в петлюровском полку с немецкими оккупантами. А затем, под Одессой, перешел в Красную Армию. Этому способствовало то, что петлюровцы жестко расправлялись с махновцами, воюющими на стороне красноармейцев, и еврейским населением. Об этом Владимир Николаевич рассказал в автобиографическом романе «Третя рота», напечатанном в начале 1988 года.
Рядовым бойцом Красной Армии Сосюра закончил вооруженную борьбу за власть Советов. Тогда он уже был слушателем военно-политических курсов.
Агитпроп ЦК КП(б)У отозвал будущего известного поэта из армии в апреле 1921 года. Он жил и работал в Харькове и Киеве. В то время Сосюра побывал и в Бахмуте. В апреле 1921 года произошла последняя встреча Владимира Николаевича с любимой Констанцией. Она уже вышла замуж за другого и работала в губнаробразе секретарем отдела социального обеспечения.
В романе «Третя Рота» Сосюра описал, как он, расстроенный, со слезами на глазах, накрывшись с головой шинелью, шел по улице Магистратской от дома Констанции на железнодорожный вокзал.
А как поэт он к тому времени уже имел, кроме стихотворения «Невеста», напечатанные стихи «Молитва за Родину» («Народная газета Бахмутского земства») и стихотворение «Товарищу» (лисичанская газета «Голос рабочего»). Но как настоящий зрелый поэт Сосюра заявил о себе, напечатав в Харькове неповторимо талантливую поэму «Червона зима». Рад был Владимир Николаевич и книжечке «Поэтическая тетрадь», изданной в Сумах.
В Харькове Сосюру окружали друзья-единомышленники, среди которых был и земляк-бахмутчанин, поэт Михаил Голодный. Позже он сблизился с писателями-«забойцами» Борисом Горбатовым, Павлом Беспощадным и Григорием Баглюком. Это они уговорили Владимира Николаевича дать в журнал «Забой» несколько своих стихов.
В годы Великой Отечественной войны поэт-коммунист Владимир Сосюра был корреспондентом фронтовой газеты. В послевоенные годы его наградили орденами Ленина, Красного Знамени, «Знак почета». За сборник «Щоб сади шуміли» поэт удостоен Государственной премии, а за книги «Ластівки на сонці» и «Щастя сім’ї трудової» – Шевченковской премии…
Владимир Николаевич всегда помнил о местах, где прошло его детство и юность. В 1948 году в одном из стихотворений он писал:
Лине пісня хутко
та туди, сюди,
де мутна Бахмутка
й Химівки сади.
Из более чем пятидесяти поэтических сборников Сосюры донбассовцам (кроме поэмы «Червона зима») особенно дороги поэмы «1917 рік», цикл стихов «Моя Донеччина», «Лист землякам», в котором он зимой 1941 года обратился к патриотам Донбасса с призывом вести непримиримую борьбу с фашистскими оккупантами.
В одном из писем создателю городского историко-краеведческого музея Нине Викторовне Винк поэт написал: «Артемовск для меня - это не точка на географической карте… Прилагаю к этому посланию мои слезы любви и преданности городу, в котором я любил и мечтал в кровавые дни немецкой оккупации в 1918 году, городу, который дал мне золотую путевку в поэзию… Горжусь быть вашим земляком…».
В Мариуполе в семье Ивана Спиридоновича Журавлева хранятся малоизвестные стихи Сосюры. Владимир Николаевич в 1914 году учился в Каменском сельскохозяйственном училище, а Журавлев там был преподавателем. И вот через 45 лет, на встрече известного украинского поэта с жителями Донецка, Иван Спиридонович послал Сосюре записку такого содержания: «Помните ли Вы сельскохозяйственную школу в Каменке, тихую речку Бахмутку и давно отшумевшую юность?».
Во время своего выступления Владимир Николаевич огласил текст записки и прочел тут же, за столом президиума собрания, написанное экспромтом стихотворение:
Як забути Кам’янку
і сади,
Верби над задумою
тихої води,
Той ставок і зори ті,
що світили нам,
Зорі над Бахмуткою,
птиць веселий гам.
Плач гітари й губи ті,
Теплий той платок,
І у травах зрошених
Наш сп’янілий крок.
Як давно й далеко
це колись було,
З днів тих, коли піснею
серце розцвіло,
Школу ту далекую,
юную любов
Нагадав товариш мій –
світлий Журавльов.
О последнем приезде поэта в Артемовск в свое время рассказал журналист Степан Степанович Нема. Это было в июне 1953 года. Сосюра в наш город приехал вместе с известным донецким поэтом Виктором Соколовым. Владимир Николаевич заходил в редакцию газеты «Артемовский рабочий». Там он и встретился со Степаном Немой, с которым уже был знаком по совещанию молодых поэтов в Донецке, где Нема читал ему свои стихи. Во второй половине дня они вместе поехали в село Красное. Почему именно туда? Потому что в Красном тогда размещался сельскохозяйственный техникум – можно считать, преемник Каменской сельскохозяйственной школы, где учился в свое время Сосюра.
Встреча в Красном была теплой, незабываемой. Во дворе училища стояли обеденные столы, за которыми сидели преподаватели и студенты. Почти час Владимир Николаевич рассказывал о себе, читал свои стихи. Степану Степановичу Неме известный поэт тогда подарил (с автографом) сборник поэзий «Золотий світ».
Уехав, Владимир Николаевич писал землякам, что собирается вскоре снова «быть возле берегов Бахмутки в гостях», но осуществить свою мечту поэту не удалось.
Игорь АДАМОВ. газета "Вперед"
Дата публикации 16 января 2013 года

От себя добавлю - что писать о Сосюре все же надо было на украинском. И еще - могила поэта находится в Киеве на Байковом, и входит в экскурсионный маршрут. Тов.им. Олексы Тихого каждый май снаряжает делегацию на могилу Олексы, с одновременным посещением могил Стуса, В.Быкова, В.Сосюры и других наших замечательных земляков.
sosyura могила.jpg
sosyura могила.jpg (77.15 Кб) Просмотров: 6099

berezin
Старожил форума
Старожил форума
 
Сообщения: 197
Зарегистрирован:
Вс дек 26, 2010 18:19

Кондратий Афанасьевич Булавин

Сообщение berezin » Пн янв 28, 2013 08:58

Сейчас ряд историков и журналистов для того, чтобы доказать, что Донбасс был всегда исконно российским краем, ссылаются на то, что в Бахмуте жил и "творил" донской атаман Кондратий Булавин, что ему даже памятник в историческом сердце Донбасса воздвигнут.

буливан.jpg
Буст Булавина в центре Артемовска (установлен в 1971 году)
буливан.jpg (69.2 Кб) Просмотров: 6080


А мне смешно - до чего же люди еще находятся в тумане старых стереотипов. Я сам, будучи пионером-красным следопытом, ездил с Полиной Семеновной Кончининой (руководитель кружка в артемовском Доме пионеров) на экскурсию в Трехизбенку, где родился этот легендарный человек. И нас "потчевали" тем, что главное, что он восстал против эксплуататоров рабочего класса-бахмутских солеваров.
Но в конце 80-х годов мне на глаза попалась брошюра - лекции историка Санкт-Петербургской академии Соловьева (конец 19 века). В ней он называет Булавина - главным врагом Петра и Российской империи начала 18-го века. Булавин, по его словам, создавал против Москвы ось из войск Карла 12, Мазепы и астраханских татар. Между двумя последними его войско и должно было замкнуть эту цепь. И поговорка "Кондрашка схватит" появилась у россиян именно тогда. И бассейн Дона тогда не был Российской империей.
Так что памятник Булавину в Бахмуте-Артемовске - это пока что самый сильный антироссийской символ в Донбассе. Появятся памятники Стусу, Тихому (в чем я не сомневаюсь) - будут главные украинские символы Донбасса.
Как, например, памятник Миките Шаповалу в Серебрянке Артемовского района - мощный символ антикоммунизма и антиленинизма, а главное - УНР!
Ниже развенчание догм о Булавине.


Письмо Кондратия Булавина

"В нынешнем 1708-го году майя месяца в 26 день, по указу
Великого Войска Донского, всей реки Дону и Хопра, и Медведицы, и
Бузулуку, и Северского Донца, и всех заполных речек, где обретаетца наш
Казачей Присуд, велено нам, Войску, выступить против идущих на нас, для
разорения наших казачьих городков, Московских полков ... Также и мы вам в
какое ваше случение ради с вами умирати заедино, чтоб над нами Русь не
владела и общая наша казачья слава в посмех не была"

Атаман Кондратий Булавин. Из письма запорожцам. 26 мая 1708 года.
(ЦГАДА, б. Государственный архив, Кабинет Петра Великого, отд. II, кн. N° 7, л. 771).


БУЛА́ВИН Кондратий Афанасьевич (около1660 или 6 июня 1671 — 7 (18) июля 1708, Черкасск), донской казачий старшина, войсковой атаман Войска Донского (1708), предводитель казачьего восстания 1707-1708 годов (Булавинское восстание).

Сын атамана станицы Трехизбянской, Кондратий Булавин участвовал в походах в Крым и Кубань, во взятии Азова в 1696 году. Избирался походным атаманом, затем — атаманом Бахмутских соляных промыслов. В 1705 году вступил в конфликт с командиром Изюмского слободского полка Ф.В. Шидловским, стремившимся захватить казачьи соляные промыслы. Булавин изгнал изюмцев с бахмутских солеварен, прибывшего для разбора этого дела дьяка подверг аресту, а потом по решению Войскового круга выслал его в Воронеж. Отстаивая казачьи права, решился сжечь солеварни.
В 1707 году Булавин организовал выступление («сполох») верхнедонских казаков против прибывшего по царскому указу отряда князя Ю.В. Долгорукова для выявления и поимки «новопришлых» и беглых людей, не проживших на Дону двадцать лет. В Шульгинском городке отряд Долгорукова был разбит казаками во главе с Булавиным. Войсковой атаман Лукьян Максимов, собрав крупные силы, выступил на усмирение сполоха и разбил булавинцев у Закотенского городка.
Предводитель восставших, потерпев поражение, укрылся в Запорожской Сечи. Отсюда он рассылал «прелестные» письма, призывая встать на борьбу со «злыми людьми» (боярами и иноземцами). Мятежному атаману удалось установить связи с крымскими татарами, ногайцами, терскими казаками и старообрядцами. Главным требованием восставших было сохранение прав и вольностей казачьих, «чтоб у нас в Войску Донском было по прежнему, как при дедах и отцах наших».
В марте 1708 года Булавин вновь появился на Дону во главе отряда из 1500 человек. Он обосновался в Пристанском городке на реке Хопер, куда стекались со всех сторон казаки и «охочие люди». Отсюда Булавин двинулся на Черкасск, 9 апреля на реке Лисковатке нанес поражение сторонникам атамана Максимова и вошел в Черкасск. После избрания в мае войсковым атаманом Булавин отправил верноподданническое послание Петру I с надеждой на «бессорную» жизнь донцов с царем и с просьбой приостановить посылку регулярных войск против восставших. Но на Дон уже был отправлен карательный отряд под командованием князя В.В. Долгорукова (родного брата убитого казаками Ю.В. Долгорукова). Булавин направил крупные казачьи отряды в Слободскую Украину и на Волгу, где восставшие осадили Саратов, взяли Камышин и Царицын. Попытка булавинцев взять крепость Азов потерпела неудачу. Группе старшин во главе с Ильей Зерщиковым удалось окружить атаманский дом, где находились 50 булавинцев, и взять его штурмом. Булавин во время боя был убит. Официально было объявлено, что предводитель восстания, видя безнадежность своего положения, застрелился.
С его гибелью восстание не закончилось. Правительственным войскам удалось погасить его последние очаги в 1709 году. Булавин стал последним лидером чисто казачьего движения, выступавшего за незыблемость сложившегося уклада жизни и против вмешательства центральных властей в дела казачества. Движение выступало под лозунгами сохранения старой веры, казаки-раскольники составляли значительную часть восставших. Одному из булавинских сподвижников, атаману И.Ф. Некрасову, удалось увести на Кубань, тогда не входившую в состав России, две тысячи казаков-старообрядцев с семьями. Некрасовцы следовали завету «царю не покоряться» и длительное время воевали на стороне Турции против русского войска.
http://zolotapalanka.blogspot.com/2012/ ... _1741.html

Пред.След.

Вернуться в Артемівський міськрайонний первинний осередок

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron