* МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА * МЫ ИСПОВЕДУЕМ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА    Мы в facebook,
присоединяйся!      Сайт 
газеты

Срок или порка?

Аватара пользователя
Alximik
Давно здесь
Давно здесь
 
Сообщения: 94
Зарегистрирован:
Сб апр 02, 2011 14:02

Срок или порка?

Сообщение Alximik » Вт июн 28, 2011 08:48

Битье палкой вызывает сильнейшую боль и незаживающие телесные травмы. Один австралиец, которого в 1970-е годы подвергли в Малайзии порке за контрабанду наркотиков, вспоминал, как палка «злобно вгрызалась в его кожу и плоть, оставляя на теле глубокие рубцы, напоминавшие кровавое месиво».

Наказание жестокое, а в 21-м веке оно к тому же считается варварским, и западный мир никогда не должен и не будет думать о его применении. Поэтому было весьма удивительно и неожиданно найти новую книгу серьезного американского ученого, который утверждает, что Соединенные Штаты должны начать подвергать преступников телесным наказаниям. Книга Питера Москоса (Peter Moskos) «In Defense of Flogging» (В защиту телесных наказаний) может показаться чем-то вроде сатиры, сродни «Скромному предложению» Джонатана Свифта, в котором тот предлагал продавать детей на мясо. Но она так же серьезна, как и деревянная палка, обрушивающаяся на окровавленную спину.

Несмотря на то, что вам показалось, Москос вовсе не пропагандирует порку как способ более сурового отношения к преступникам. На самом деле, Москос, преподающий в колледже уголовного судопроизводства им. Джона Джея, вовсе не говорит о том, что правосудие слишком мягко относится к преступникам. Он как раз говорит обратное. Поэтому, прежде чем вы начнете обвинять его в поддержке жестоких и необычных методов наказания, он напоминает вам: в США 2,3 миллиона человек содержатся в заключении в варварских условиях. Американские тюрьмы мрачные и жестокие, и сексуальное насилие там распространено повсеместно.

Кроме того, отмечает Москос, тюремное заключение не только жестоко – оно неэффективно. Изначально идея исправительной системы заключалась в том, что преступники начнут раскаиваться и отвернутся от своей неправедной и преступной жизни. Но сегодня тюрьмы превратились в криминогенные зоны и рассадники преступности - они помогают готовить заключенных к совершению новых преступлений после выхода на свободу.

Порка, утверждает Москос, это весьма привлекательная альтернатива. Почему бы не дать осужденному выбор, говорит он. Давайте заменим тюремное заключение телесным наказанием по формуле два удара за каждый год срока.

Преимуществ в этом масса, говорит он. Преступники смогут заменить долгие и калечащие душу годы за решеткой на острую и сильную, но непродолжительную физическую боль. Когда порка будет закончена, они смогут вернуться к своей обычной жизни. Для тех же, кто говорит, что битье палкой это слишком жестоко, у Москоса есть простой ответ: такого рода наказание будет применяться лишь в том случае, если осужденный согласится на него.

В то же время, заявляет Москос, общество от этого выиграет. Согласно его предложению, наиболее опасные преступники не будут иметь права на телесное наказание. Самые страшные преступники, включая серийных убийц и растлителей малолетних, будут сидеть в заключении, не имея возможности выйти на улицу. Но все равно, утверждает Москос, численность заключенных в тюрьмах сократится с 2,3 миллиона до 300 тысяч человек. Это даст возможность потратить американские ассигнования на тюрьмы в размере 60 миллиардов долларов на более полезные для общества цели.

У нас телесные наказания ассоциируются с авторитарными странами, такими как Сингапур или Малайзия. Но на самом деле, у них глубокие корни и в Америке. Безусловно, плеть использовали для жестокого наказания рабов, но и обычных преступников тоже пороли весь позапрошлый век. Чтобы искоренить эту привычку, понадобилось немало времени: даже в 1952 году в штате Делавэр было принято решение наказать 20 ударами плети осужденного взломщика.

У порки больше шансов на возвращение, чем может показаться. На самом деле, люди могут выразить удивительно мощную поддержку этому наказанию. В 1994 году американский тинейджер по имени Майкл Фэй (Michael Fay) стал героем известной истории, когда его осудили за разбрызгивание краски на машины в Сингапуре – и частью наказания стала порка. Суровое испытание Фэя получило широкое освещение в СМИ. Количество ударов сократили с шести до четырех, когда за юношу вступился президент Клинтон, подвергший Сингапур критике. Однако, как замечает Москос, в результате газетного опроса в Дейтоне, штат Огайо, где жил отец Фэя, выяснилась одна любопытная деталь: респонденты выступили за такое наказание большинством голосов 2 к 1. В момент роста подростковой преступности многие американцы поддержали такие настроения.

Конечно, в связи с этим возникают правовые проблемы, однако Москос полагает, что конституционная поддержка порке будет обеспечена. Он отмечает, что Верховный суд поддержал телесные наказания в школах в 1977 году, отвергнув утверждение о том, что это не соответствует восьмой поправке, запрещающей «жестокие и необычные наказания». Москос также заявляет: поскольку осужденные будут сами выбирать наказание, все конституционные вопросы снимаются.

Москос настаивает на том, что не будет никакой «скользкой дорожки», что порка не приведет к ампутациям или к забиванию преступников камнями. Но когда мы будем причинять людям боль по их согласию, по выбору, вполне вероятно и возможно, что штаты и населенные пункты изобретут свои собственные жуткие варианты наказания. Недавно другой ученый написал книгу, в которой утверждает, что для наказания преступников нам надо использовать электрический шок.

А что касается тех рекомендаций, с которыми выступает большинство обозревателей нашей судебной системы – не соглашаться на порки, но сделать наши тюрьмы менее варварскими – то Москос сомневается в том, что это может произойти скоро. Конечно, федеральные власти и власти штатов могут сосредоточиться на том, чтобы тюрьмы не переполнялись, чтобы там снижалось насилие, применялось эффективное лечение и образовательные программы. Они могут всерьез рассмотреть альтернативы лишению свободы и помочь заключенным возвращаться в общество после выхода на свободу. Но, как считает Москос, «Тюремные реформаторы – а я всем им желаю только самого хорошего – лишь латают на скорую руку лохмотья нашей огромной и неработающей системы».

Читая «В защиту телесных наказаний», невольно вспоминаешь классику Вуди Аллена - «Моя речь перед выпускниками», в которой он заявляет: «Уже не первый раз в своей истории человечество оказалось на перепутье. Один путь ведет к отчаянию и безнадежности. Другой - к полному истреблению. Помолимся же о том, чтобы нам хватило ума сделать правильный выбор».

Москос хочет заставить нас поверить в то, что есть лишь два пути в борьбе с преступностью: длительная жестокость тюремного заключения и более короткая, но более интенсивная жестокость телесного наказания. Но ведь должен же быть и третий путь, не так ли?

Бывший журналист TIME и бывший член редколлегии New York Times Адам Коэн - юрист, преподающий в Йельском университете на юридическом факультете.


Оригинал публикации: Should Flogging Be an Alternative to Prison?

Опубликовано: 27/06/2011 18:05

http://www.inosmi.ru/usa/20110628/171292464.html
Мудрость не в том, чтобы ответить, наконец, на все вопросы, на которые раньше не знал ответа, а в способности задать новые

Вернуться в Гражданское общество

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron